Самые крупные

24 сентября 2001, 00:00

Несмотря на постепенное снижение концентрации производства, неизменные лидеры отечественной промышленности - сырьевые компании

Если судить по первой двадцатке, то российская экономика просто поражает воображение своей стабильностью. Счет 18:2 в пользу сырьевиков (ТЭК, металлургия) оставался неизменным все семь лет существования рейтинга "Эксперт-200". Менялись правительства, условия хозяйствования, но не состав этой двадцатки (если не считать косметических поправок, как правило, связанных с переоформлением холдингов).

Мало варьировалось за прошедшие годы и представительство сырьевых отраслей в общем списке. На их долю приходятся 88 компаний из двухсот (годом ранее - 90) и 80,6% от суммарного объема реализации рейтинга (против 81%).

Тем не менее за внешним однообразием все же можно обнаружить признаки структурной перестройки. Но идет она, надо признаться, недопустимо вяло.

Основной индикатор движения в списке крупнейших - коэффициент ранговой корреляции. Он показывает, насколько меняется порядок компаний в списке (1 - полное совпадение списков, -1 - обратный порядок). В этом году коэффициент вырос с 0,72 до 0,744. В принципе это значение формально соответствует общемировому уровню (0,7-0,8 в аналогичных рейтингах Financial Times, Fortune, Business Week и др.). Но на Западе оно характеризует спокойное развитие сложившейся экономики. Для России же это признак того, что структура ее промышленности пока не проявляет склонности к идеалам цивилизации.

Более того, растет доля нефтегазового комплекса (с 43% два года назад до 52%), электроэнергетики. Что же касается обрабатывающих отраслей, то ни одна из них за прошедший год не усилила своего представительства среди двухсот крупнейших (график 3).

На Западе же, невзирая на кризис так называемой новой экономики, по-прежнему преобладают компании, связанные с электроникой, телекоммуникациями и И-бизнесом, а также предприятия традиционных обрабатывающих отраслей (таблица 3). Сырьевики - в меньшинстве.

В новейшей истории в отечественной экономике однажды уже имел место подобный структурный застой (см. график 5). Он завершился кризисом 1998 года. На этот раз структурный кризис может быть инициирован рецессией мировой экономики, которая приведет к резкому снижению экспорта (о его чрезмерной роли см. "Смена приоритетов") и, как следствие, к переориентации денежных потоков в крупном бизнесе.

Есть и другой индикатор структурных изменений - появление в списке новых имен. В этом году рейтинг обновился на четверть. Однако столь высокая динамика во многом носит технический характер. Из 53 новых компаний в строгом смысле этого слова новичками являются не более 30. А это, согласитесь, не много. Что же касается остальных, то это либо компании, появившиеся в результате слияния прошлогодних участников рейтинга (например, "Сибур", "Сибирский алюминий" и еще с десяток холдингов), либо компании, отделившиеся от прошлогодних холдингов (такие, как Ангарская нефтехимическая, "Варьеганнефтегаз"). Либо, наконец, компании, в прошлом году по каким-то причинам не предъявившие нам результаты своей деятельности (пример - пять атомных электростанций).

Концентрация российского крупного бизнеса несколько снизилась, хотя по-прежнему крайне высока. На первый дециль списка (10% крупнейших компаний) приходятся 72,1% суммарной реализации, а на последний (10% из конца списка) - 1,3%. Децильный коэффициент дифференциации за год практически не изменился (56 против 55 в прошлом году и 60 в позапрошлом). Для сравнения: этот показатель для 500 крупнейших компаний США равен 17,5, для 500 европейских - 33,6, для общемирового списка 500 - 8,1.

А вот концентрация в первой двадцатке рейтинга за последние годы уменьшилась заметно. Прежде всего, если раньше реализация у лидеров рейтинга - "Газпрома" и РАО "ЕЭС России" - в четыре с лишним раза превышала реализацию "ЛУКойла", ближайшего их преследователя, то теперь показатели всех трех компаний вполне сопоставимы. Более того, "ЛУКойл" даже переместился на вторую позицию. А отношение реализации лидера рейтинга к реализации компании на 20-й позиции снизилось с 22,8 до 16,8 (в 1999 году этот показатель составлял 29,5).

Обратная тенденция имеет место, если рассматривать географическую концентрацию бизнеса. 17 из 200 компаний расположены в Москве, на их долю приходятся 2,5% суммарной реализации. Еще 22 компании (62,6%) являются межрегиональными и имеют штаб-квартиру в столице. Итого в Москве сосредоточено более 65% финансовых потоков - против 60% год назад.

В целом по стране компании из "Эксперт-200" присутствуют в 47 из 89 регионов. Иными словами, более половины субъектов федерации не имеет представителей крупного даже по российским меркам бизнеса. Но среди тех регионов, которые взрастили такой бизнес, концентрация просто невиданно высока - децильный коэффициент превышает 180!

Наш бизнес пока не претендует на мировое лидерство, но его начали замечать на Западе. Так, две наши компании вошли в престижный список Fortune-500 ("Газпром" - 280-я позиция, "ЛУКойл" - 361-я). Вполне могло бы претендовать на 435-е место РАО "ЕЭС России", но составители не заметили этого. Шесть компаний попали в FT-500 Europe (в прошлом году лишь четыре). Могли бы занять свои достойные места еще две - "Норильский никель" и "Сибнефть", но специалистов FT, видимо, смутили их азиатские названия. Наконец, в FT-100 Eastern Europe попали 26 российских компаний (на этот раз Сибирь англичан уже не испугала), хотя России вполне могли бы принадлежать 33 позиции в списке. Впрочем, в прошлом году счет был гораздо хуже - 20 против 37.