Позвали короля

Александр Умнов
8 октября 2001, 00:00

Обстановка вокруг и внутри Афганистана вновь привлекла внимание к бывшему королю, давно проживающему в Италии. Как известно, 87-летний Мухаммед Захир-шах более четверти века назад был свергнут своим двоюродным братом. Неоднократно попытки привлечь экс-монарха к решению афганской проблемы предпринимали местные коммунисты, которые, убив королевского кузена, захватили власть. Не раз консультировались с Захир-шахом СССР и США. Но тогда все эти шаги были бесплодными.

Сегодня ситуация принципиально иная. Захир-шах, вступив в прямой контакт с Северным альянсом, проявил готовность содействовать созыву общенационального собрания, призванного определить дальнейшую судьбу Афганистана. Организовать такой форум возможно лишь после американской операции возмездия. Ведь исламское движение "Талибан", которое контролирует 90% территории страны, это предложение отвергло.

В таком внутриполитическом раскладе сокрыта проблема, невольной жертвой которой может стать Захир-шах. Веками монархия маневрировала между пуштунами (к знати которых и относилась королевская династия) и таджиками. Именно поэтому столицу Афганистана в свое время перенесли из пуштунского Кандагара в таджикский Кабул. И все-таки стержнем государства по-прежнему выступали пуштуны. Дважды таджики пытались исполнить эту роль: в 1929 году - после свержения эмира-реформатора Амануллы и в 1992-м - после краха коммунистического режима, но безуспешно. Ядром талибов выступают пуштуны, опора Северного альянса - таджики. Таким образом, совершенно разное их влияние в стране закономерно и объяснимо.

На территории талибов находятся лагеря международных террористов, обосновавшихся здесь еще во времена советско-афганской конфронтации. Выступая за "исламскую революцию", они крайне негативно относятся к монархии как к символу ненавистного статус-кво. Захир-шаха не любит и "Талибан", точнее господствующее радикальное крыло. Бывший король для него воплощает светский умеренный ислам. Именно этот ислам, считают многие талибы, открыл дорогу в страну разрушительным тенденциям.

Подобные взгляды разделяет значительная часть деревенского населения, выбитого за 20 лет войны из привычной колеи жизни. Конечно, среди сельских жителей есть сторонники и иных взглядов. Но, как показало развитие событий в последние годы, они в явном меньшинстве. Для многих же горожан (особенно для интеллигенции) Захир-шах - символ чуть ли не "золотого века". Ведь именно при нем страна вступила на путь не только экономического, но и демократического развития. Однако эти афганцы либо не играют весомой роли в современном Афганистане, либо вообще покинули страну.

Перед давно оторванным от родной почвы королем стоит чрезвычайно сложная задача - объединить поддерживающее его меньшинство с оппозиционным большинством. Самостоятельно решить ее экс-монарху, конечно, не под силу. Но американская операция возмездия может изменить ситуацию. Уничтожение международных террористов приведет к полному исчезновению той силы внутри Афганистана, которой Захир-шах и политически, и этнически абсолютно чужд. Неизбежное одновременное ослабление радикалов среди талибов резко усилит их склонное к компромиссам умеренное крыло.

Существование "умеренных" в "Талибане" связано не только с сопротивлением Северного альянса, но и с пуштунским характером движения. Весьма влиятельные в стране племена пуштунов, опасаясь полной утраты самостоятельности в жестко централизованном исламском государстве, отнюдь не в восторге от талибов. Ослабление их радикального крыла, усилив роль племен, возможно, укрепит позиции Захир-шаха в Афганистане.

Но здесь экс-короля подстерегает другая опасность - под мощными ударами Соединенных Штатов талибы могут исчезнуть не только как радикальная, но и как единая сила. И страна, скорее всего, вновь окажется раздробленной на множество независимых друг от друга районов. Тогда общенациональное собрание под неизбежным, видимо, международным (главным образом, американским) контролем лишь закрепит распад, крайне опасный для самого Афганистана и для сопредельных государств. И даже если во главе страны встанет бывший король, он вряд ли сможет что-то исправить.