Любовь счастливого винодела

Елена Ямпольская
15 октября 2001, 00:00

Пьер Ришар показал в Москве музыкальное шоу о собственных страстях

"Страсти" Пьера Ришара игрались в Театре Эстрады всего лишь два вечера. И оба раза зал заполнялся с очевидным трудом. Прогалины зияли не только в первых рядах партера (1300 рублей за билет), но и во вполне демократичном бельэтаже. Возникло даже опасение, что по-прежнему высокий, но уже бывший блондин переместился для российской публики в разряд героев вчерашнего дня. Однако - нет, нет и нет! Высокие цены, скупердяйский минимум рекламы, сомнительная площадка (откуда Геннадий Хазанов, при всей своей тяге к серьезному искусству бессилен изгнать дух трушкиных-коклюшкиных) - вот причины, разлучившие Ришара с его российскими поклонниками.

Отношение к месье Пьеру у нас не изменилось. Это стало ясно с первых же секунд шоу, когда сухощавая фигура с развевающимися седыми патлами двинулась в луче прожектора из глубины зала к сцене и зазвучали скрипки - мелодия, которую можно считать саундтреком не только к "Блондину в желтом ботинке", но и к самому Ришару. Сказать, что легендарного француза встретили бурей аплодисментов, значит, причаститься банальности. Москвичи высекали из ладоней все, что давно копилось для передачи Ришару - нежную симпатию, сердечную привязанность, благодарную память. А некоторое количество оставшихся в кассе билетов - ерунда. Чуть ощутимый укол. Зонтиком.

Невезучий

Нынешний визит Ришара в Россию начинался, как нередко с ним бывает, с недоразумения. Сначала его не выпускали из VIP-зоны, потому как потерялся ключ, затем забыли в Шереметьево его багаж - роскошному белому лимузину пришлось повернуть обратно прямо на Ленинградке. "Потом мы еще час ждали, пока в аэропорту найдут мои вещи, - говорит Ришар. - И тут я сказал себе: 'Я в России'".

Видимо, недаром в Таиланде этому голубоглазому охотнику за экзотикой дали прозвище Тот-с-кем-все-случается (у них это уложилось в одно слово). Невезучий, короче говоря. Любовь к России требует жертв. Ришар претерпевает трудности стоически, значит, действительно любит. Наутро после пресс-конференции он улетел показывать свои "Страсти..." питерцам, а еще через пару дней в ТАССе появились снимки - Ришар шагает по Новосибирску. Великий комик современности смотрел обреченно и скорбно. Краской стыда пусть зальется тот, кто посмеет предположить, что любовь Ришара не бескорыстна и российскую территорию он рассматривает как полигон для коммерческого чеса. Ришар, слава богу, не беден. "Страсти...", к слову, репетировались в местечке Шато-бель-Эвек на юге Франции, неподалеку от испанской границы, в тех благословенных местах, где вокруг собственного ришаровского замка раскинулись собственные ришаровские виноградники... Как утверждает Ришар, у русских он перенял единственную привычку - произносить тосты. Не исключено, что он просто спутал Россию с Грузией, где несколько лет назад снимался в фильме "Тысяча и один рецепт влюбленного кулинара".

Игрушка

Есть люди, чье появление вызывает рефлекторную улыбку на лице. Таков Ришар. "Страсти..." же его на поверку оказались продуктом не самого высокого качества. Чувствуется, что заготовлена "рыба", которую в зависимости от гастрольных маршрутов можно нафаршировать различной национальной начинкой. Но бесхитростная домашняя кухня Ришара кажется тем не менее вкуснее иных деликатесов.

Спектакли, подобные "Страстям...", у нас теперь не делают, а раньше их можно было посмотреть в театрах миниатюр. Забава, пустячок, игрушка. Собрание коротеньких реприз, местами смешных, местами не очень, но всегда изящных, исполненных без дешевки и пошлости. Тематика преимущественно любовная. На склоне лет месье Пьеру понравился имидж героя и плейбоя, и самое удивительное - роль эта ему к лицу. Вот танцовщица, выкаблучивая танго с другим, ухитряется строить Ришару глазки. "Конечно, будь я Ришар, она бы от меня не ушла", - злобно шипит покинутый мачо. А вот другая латиноамериканская кармен бросает пожилую "звезду" ради безвестного, но молодого и красивого парня. Напрасно взывает к ней незадачливый седовласый любовник: "Се муа Ришар! Ришар се муа!"...

Российская лав-стори, рассказанная и показанная в ришаровских "Страстях...", оказалась едва ли не самой безнадежной. Влюбленной парочке не позволяет объясниться беспрерывное свиристение мобильников. Да что там парочка, ресторанный оркестр распадается на отдельных индивидуумов, припавших головами к трубкам...

Кульминацией же "Страстей..." стал финальный номер под названием "Русский балет". Под разухабистую русскую плясовую Пьер "танцевал" в офисном кресле на колесиках, для полноты впечатления нахлобучив буденовку с огромной алой звездой. Уши буденовки, раскидистые, как у дворняги, во время особенно лихих па со свистом рассекали воздух. Зрители рыдали и вываливались в проход. Ради этих пяти минут "Страсти..." стоило посмотреть.