Ловушка для сверхдержавы

Шамсудин Мамаев
15 октября 2001, 00:00

Нефтедоллары и арабский терроризм - две стороны одной монеты

"Аллах благословил группу мусульман, которая является передовым отрядом ислама, на разрушение Америки. Да пребудут они за это на небесах. Америка объята страхом - хвала Аллаху за то, что Америка испытывает то, что испытывали мы. Мы боремся. Мы боремся за тех людей, которые пострадали и продолжают страдать в Палестине и других мусульманских странах", - с таким заявлением выступил Усама бен Ладен по катарскому телеканалу "Аль-Джазира" сразу после начала бомбардировок Афганистана.

В этом манифесте нет ни слова про тех афганцев, которых бен Ладен подставил сейчас под огонь американцев. Вашингтон никогда не воевал и не собирался воевать с афганцами. "Террорист N1" спровоцировал эту войну безжалостно и сознательно. Однако сказать, что ему безразлична судьба несчастного народа, было бы неверно: для бен Ладена Афганистан - почти священная страна, там он прошел свои "университеты", там создал свою "Аль-Каиду". Он гордится воинственными афганскими племенами, разгромившими некогда могущественную "империю зла" - СССР. А лидер "Талибана" мулла Омар для него больше чем соратник - бен Ладен публично присягнул ему в верности и отдал в жены свою дочь. И война против еще одной "империи зла" - это их совместное решение: соратники "прекрасно знали, что они делают, знали, на что идут, и просчитали такой вариант развития событий, - прокомментировал начало военной операции США президент России Владимир Путин. - Они провоцировали руководство ведущих стран мира на такое развитие событий".

Место мирового лидера вакантно

В исходе новой войны бен Ладен не сомневается: "После нашей победы в Афганистане легенда о непобедимости сверхдержав рухнула. Наши ребята больше не рассматривали Америку как супердержаву, и когда они победили в Афганистане, то отправились в Сомали, - рассказал бен Ладен журналу 'Таймс' историю своей первой схватки с Америкой. - Они думали, что американцы похожи на русских, тщательно тренировались и готовились к долгой войне. Они были поражены, когда обнаружилось, какой низкий боевой дух у американского солдата. Они были шокированы и осознали, что американский солдат - это всего лишь бумажный тигр". А вскоре после этого интервью его ребята одержали еще одну победу над США - взорвали два американских посольства в Африке. Таким образом, неудачная гуманитарная интервенция США в Сомали аукнулась через пять лет - взрывами посольств в Кении и Танзании, а теперь еще и войной в Афганистане.

Терроризм является в первую очередь психологической войной. Смысл атаки "передового отряда ислама" на башни Международного торгового центра и здание Пентагона в Америке яснее всего выразил Мовлади Удугов: "В мире нет больше той единственной супердержавы, которая может позволять себе наказывать других, не подвергаясь наказанию сама. Соединенным Штатам нанесен колоссальный психологический урон. Важнейшими последствиями трагических событий в США стали именно психологические последствия. Место мирового лидера вновь вакантно". Для идеолога чеченского терроризма сентябрьские теракты не были еще актом войны, они были всего лишь наказанием - Вашингтон "опустили". Настоящая же война начинается только теперь, после бомбардировок Афганистана.

"Я хочу сказать американскому народу несколько слов: клянусь Аллахом, что США и люди, которые живут в США, не смогут ни помыслить о безопасности, ни ее получить, пока мы сами не получим ее в Палестине и пока все войска неверных не покинут землю Мохаммеда", - такими словами завершил свое заявление по катарскому телеканалу Усама бен Ладен.

За восточной цветистостью этой фразы скрываются два конкретных условия прекращения террористической войны: безопасность для палестинцев и вывод американских войск из Саудовской Аравии. Необходимость прекращения американской агрессии в Афганистане или Ираке в этих условиях даже не обозначена. Поскольку речь идет о значительно более серьезном и важном проекте: под первым условием скрывается сдача американцами Израиля, под вторым - королевской династии Саудидов, пригласивших американские войска для защиты от Ирака. После этого Усама получит под свой контроль финансовые ресурсы Эр-Рияда и возможность войны с Израилем для построения нового мусульманского халифата. Понятно, что для такого святого дела мулла Омар своих людей не пожалеет. Да и рвущийся поучаствовать в войне с Израилем Саддам Хусейн не прочь будет поквитаться с саудидами. Когда Джордж Буш в начале октября впервые заговорил о возможности создания независимого палестинского государства, премьер-министр Израиля Ариель Шарон отреагировал беспрецедентно резко: "Не пытайтесь умиротворить арабов за наш счет. С этого времени мы будем полагаться только на себя". Ари Флейшер, споуксмен Джорджа Буша, назвал эту реплику "неприемлемой".

Террор и бизнес

Современные террористы - "это люди, которые за последнее десятилетие поставили под свой контроль огромные денежные потоки, основанные на нефтедолларах и торговле наркотиками. Они используют эти деньги для того, чтобы наносить чудовищные по своей жестокости удары, чтобы парализовать волю народов к сопротивлению. А с другой стороны, используют эти деньги для того, чтобы оболванить общественное мнение", -. нарисовал портрет моджахедов Владимир Путин.

14 сентября прошлого года исполнилось ровно сорок лет с того дня, как Венесуэла, Ирак, Иран, Кувейт и Саудовская Аравия основали Организацию стран - экспортеров нефти (ОПЕК). Тогда за каждый проданный баррель нефти страны-экспортеры получали не более 90 центов - при средней рыночной цене около 14 долларов. Ситуацию изменил ближневосточный кризис. После очередного военного поражения арабской коалиции в октябре 1973 года Саудовская Аравия нашла новый и совершенно неожиданный способ давления на Запад и Израиль - нефтяную блокаду. В результате с 1973-го по 1975 год цена нефти выросла с 5,12 доллара за баррель до 35 долларов - и на Западе разразился экономический кризис.

Вашингтон только-только выползал из вьетнамской войны, на Западе свирепствовало антивоенное движение - словом, эпоха колониализма окончательно ушла в прошлое, и нефтяные ТНК оказались не в силах противостоять арабским странам. Если в 1970 году страны ОПЕК контролировали только 2% национальной нефтедобычи, то в 1973 году - 20%, а в первой половине 80-х - уже 86-88%. Так у арабского Юга появилось собственное и весьма мощное нефтяное оружие против Севера. Его автором и идеологом считается шейх Ахмад Заки Ямани, саудовский министр нефти с 1962-го по 1986 год.

Ближневосточный кризис породил и современный международный терроризм - в 1967 году во главе Организации освобождения Палестины встал Ясир Арафат, а "красные бригады" со всех концов мира пришли на помощь "палестинским братьям". Оба процесса пересеклись в декабре 1975 года, когда штаб-квартира ОПЕК в Вене была захвачена террористической группой Карлоса Ильича Мартинеса, он же Шакал. Карлос считал себя "профессиональным революционером старой ленинской школы" и мечтал стать ближневосточным Че Геварой.

Среди десяти министров нефтяной промышленности стран ОПЕК, которых Шакал захватил в Вене, был и изобретатель саудовского нефтяного оружия шейх Ямани. "Они обсуждали, кто кого должен убить, и Карлос выбрал меня", - вспоминал потом шейх. "Не думайте, что это против вас лично. Вы нам нравитесь. Это против вашей страны, - сказал ему Карлос. - Если австрийское правительство к пяти часам не опубликует наше заявление, то в пять тридцать я вас убью". За десять минут до истечения срока ультиматума австрийское правительство уступило требованиям Шакала, и Ямани остался жив.

Таким вот образом "красные бригады" поначалу выжимали деньги из саудовских нефтяных шейхов на освобождение Палестины. Однако когда советские войска вошли в Афганистан, эти же самые шейхи поручили бен Ладену создать собственный "зеленый интернационал". И будущему "террористу N1" не надо было вымогать у них деньги - они с самого начала были деловыми партнерами и, вероятнее всего, ими остаются.

Судя по исследованиям биржевых спекуляций с акциями авиакомпаний, проведенным после взрывов в Америке, бен Ладен на терактах еще и заработал. Однако с помощью нефтяных шейхов он вполне может играть и на цене нефти. Например, 14 октября 2000 года на Нью-Йоркской товарной бирже нефть подскочила на 2,06 доллара за баррель. "Нефти сейчас достаточно, причины увеличения цены чисто политические", - заявил тогда представитель Международной нефтяной биржи в Лондоне. Действительно цены на нефть подскочили лишь потому, что биржевые игроки узнали, что террористы бен Ладена взорвали американский эсминец в Йемене, а израильская армия приступила к штурму Рамаллаха и Газы. Но этот скачок - учитывая, что нефтяная квота Саудовской Аравии в ОПЕК составляет 8 млн баррелей в сутки, - обеспечил саудовским шейхам дополнительный доход в 16 млн долларов в сутки.

А еще через несколько дней 170 исламских и леворадикальных арабских групп провели конференцию солидарности с палестинцами в Бейруте, где призвали арабские страны использовать для поддержки палестинцев "нефтяное оружие". Судя по их энтузиазму, они явно имеют свою долю в этом "совместном предприятии". Хаттаб за организацию мятежа в Цумадинском районе Дагестана заплатил местным моджахедам 35 млн долларов. Другими словами, нефтяным шейхам для спонсирования этой акции было бы достаточно перечислить ему всего лишь свою двухдневную сверхприбыль, которую им подарил теракт против эсминца "Коул". Кстати, для террористического интернационала себестоимость американских терактов, по оценкам экспертов, вряд ли превышает 1 млн долларов. В то время как прямой ущерб от них составил свыше 40 млрд долларов, а общие потери западной экономики из-за дестабилизации обстановки трудно даже представить.

За первую половину прошлого года цена на нефть выросла с 10 долларов за баррель до 30, и под давлением Запада ОПЕК вместо своей обычной практики картельного сговора ввела механизм автоматической индексации нефтедобычи. И тогда отец арабского "нефтяного оружия" выступил с публичным предупреждением: "У меня нет иллюзий, и у меня есть уверенность, что через пять лет произойдет резкое падение цен на нефть, - заявил шейх Ямани. - А через тридцать лет проблема нефти вообще перестанет существовать, не будет покупателей". И привел высказывание покойного саудовского короля Фейсала: "В течение одного поколения мы пересели с верблюдов на кадиллаки. По тому, как мы тратим деньги, я боюсь, что следующее поколение вновь будет ездить на верблюдах". Шейх пояснил и причину своего пессимизма: "За последние три месяца огромное нефтяное месторождение открыто в Казахстане. А русские открыли огромное месторождение на севере Каспия".

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев даже пообещал, что к 2015 году Казахстан догонит по нефтедобыче Саудовскую Аравию. Учитывая же, что в середине следующего года вступает в строй нефтепровод Тенгиз-Новороссийск, а на 2004 год запланировано вступление в строй трубопровода Баку-Джейхан, можно понять, почему шейх ожидает падения цен именно через пять лет.

Нефтедоллары и арабский терроризм дополняют друг друга, как две стороны одной медали, - исторически именно с их помощью арабский мир всегда пытался компенсировать небоеспособность своих армий в войне с Израилем. Так что бен Ладену отпущено не так уж много времени на его ближневосточный проект. И он времени не теряет: как бы предвещая евразийскую нефтеугрозу, он еще за год до предупреждения шейха Ямани открыл "кредитную линию" для Джумы Намангани в Средней Азии - наряду с продолжением финансирования Хаттаба на Кавказе. И теперь, когда сам мэтр вынужденно переключается на войну с США, вполне возможно, что кураторство среднеазиатского проекта возьмет на себя мулла Омар. В конце концов, недаром же он получил от кандагарских мулл титул Амир аль-Момминеен (глава всех правоверных), который может носить только руководитель халифата. Но так же возможно, что теперь ему придется начинать строить свой халифат с Юга, с Пакистана - именно там находятся настоящие отцы-основатели и мозговой центр его движения. И им виднее, с чего начинать.

Сверхдержавы недостает

Хотя исламский интернационал и не испытывает недостатка в финансовых средствах, но одним террором ни США, ни даже Израиль на колени не поставишь. Даже победоносной войны в Афганистане будет для этого недостаточно - бен Ладену это хорошо известно из опыта "первой афганской". Тогда понадобился и отказ Рональда Рейгана от продолжения политики разрядки. Аналитики ЦРУ исходили из того, что советский бюджет попал в полную зависимость от высоких цен на нефть, и афганскую войну Москва оплачивала из скважин Самотлора. И вот тогда вступило в действие арабское нефтяное оружие: Рейган лично попросил короля Саудовской Аравии сбить цены на нефть, и с ноября 1985-го по апрель 1986-го они упали с 30 до 10 долларов за баррель. Экономические потери Советского Союза были огромны. В то же время - и в этом вся прелесть - падение цены нефти позволило самим США сэкономить более 130 млрд долларов. После чего СССР, не способный - на фоне американских угроз начать развертывание космической СОИ и продолжающейся афганской войны - финансировать российский ВПК сразу по двум направлениям, приступил к перестройке экономики и выводу войск из Афганистана. Так и сгорела сверхдержава.

Теракты 11 сентября продемонстрировали высокую степень уязвимости американской экономики. Практически все аналитики говорят, что процесс рецессии усилится. Поэтому вполне возможно, что если Вашингтон ввяжется сейчас в сухопутную войну в Афганистане, а затем арабские страны пустят в ход свое нефтяное оружие (в этот раз играя на повышение цены на нефть), то США окажутся примерно в той же ситуации, что и СССР.

Для того чтобы "афганский капкан" сработал, необходимы еще несколько политических условий. Во-первых, и это главное, требуется согласие Саудовской Аравии (и затем остальных арабских стран) на применение "нефтяного оружия". Во-вторых, желательна противостоящая Вашингтону сверхдержава - для широкомасштабных поставок оружия талибам и ядерного сдерживания Америки. И тут исламским моджахедам явно не повезло - из-за их среднеазиатского проекта Китай, не говоря уже о России, брать на себя эту роль не собирается. Президент же единственной ядерной исламской державы Первез Мушарраф играть эту роль в одиночку явно боится. В результате Пакистан и даже его армия расколоты - расстрелы демонстраций в его городах и увольнение Мушаррафом пяти высших военачальников демонстрируют это достаточно наглядно.

Однако продолжение бомбардировок Афганистана и растущее число жертв среди мирного населения будут усиливать напряжение в пакистанском обществе - время играет против пакистанского президента, и даже его заклятый враг Беназир Бхутто предупреждает Вашингтон об опасности военного переворота и прихода к власти исламских радикалов.

Им нужны новые теракты

И все-таки главные события - борьба исламских радикалов за контроль над арабским нефтяным оружием - происходят на Ближнем Востоке. Вообще-то говоря, оружие это уже запущено, но пока только против Израиля. После начала интифады по инициативе премьер-министра Саудовской Аравии принца Абдаллаха начал создаваться Фонд поддержки интифады в размере 1 млрд долларов. И, судя по сообщениям прессы, саудовский комитет по поддержке палестинского восстания уже выплачивает за каждого погибшего участника интифады его прямым родственникам по 20 тыс. саудовских риалов (около 5,5 тыс. долларов), за ранения, полученные в столкновениях с израильтянами, платят 15 тыс. риалов. Нетрудно видеть, что при таких размерах выплат, компенсации жертвам интифады (их сейчас несколько тысяч человек) составят весьма незначительную часть расходов этого фонда. Куда идут остальные деньги, можно только догадываться. ФСБ России постоянно закрывает аналогичные, хотя и негосударственные, "благотворительные фонды" за проповедь джихада.

В начале декабря прошлого года Саддам Хусейн, недовольный контролем ООН над продажей иракской нефти, уже попытался применить "нефтяное оружие" против Запада. Он объявил о прекращении поставок нефти, и цены на мировом рынке резко подскочили. Но уже через день Багдад отступил. Причиной стало молниеносно последовавшее обещание Эр-Рияда компенсировать дефицит иракской нефти на рынке собственными поставками. Другими словами, Саудовская Аравия продемонстрировала, что именно она контролирует и впредь намерена контролировать цены на нефтяном рынке. Ибо 70% свободных мощностей нефтедобычи стран ОПЕК приходится именно на нее. В то время как ни одна крупная нефтеэкспортирующая страна, не входящая в ОПЕК, не может существенно увеличить поставки нефти. Россия и Казахстан не имеют достаточной экспортной инфраструктуры.

На прошлой неделе посол США при ООН Джон Негропонте направил письмо в Совбез ООН, где, отметив, что американские расследования терактов 11 сентября еще не закончены, подчеркнул, что, помимо афганской операции, США могут потребоваться и другие аналогичные "действия по самообороне". Одновременно Джон Негропонте через иракского представителя при ООН Мохаммеда Алдури послал сигнал президенту Ирака Саддаму Хусейну: "Не вздумайте воспользоваться ситуацией".

На следующий день от лица стран Арабской лиги выступил ее генсек Амир Муса: "Мы требуем не допускать и не проводить никаких атак против арабских стран. Это будет очень серьезным инцидентом, если Израиль использует озабоченность всего мира происходящими событиями для нападения на палестинский народ". Министр обороны Саудовской Аравии султан Абдул Азиз и министр иностранных дел Египта Ахмад Махер попытались успокоить разыгравшиеся страсти собственными уверениями, что США не будут атаковать другие страны "по следам терактов 11 сентября". Другими словами, нужны новые теракты. И тогда Ирак, если постарается, все же сможет спровоцировать новую военную операцию США, а Израиль сможет вынудить арабов пустить в ход свое "нефтяное оружие". Так что шансы захлопнуть "афганский капкан" у бен Ладена есть, и весьма неплохие.

Неутешительный прогноз

Заведующий отделом европейской безопасности Института Европы, кандидат экономических наук Дмитрий Данилов:

- Прогноз развития ситуации в контексте антитеррористической кампании самый неутешительный. У меня лично не вызывает сомнения, что дестабилизация - это надолго. Это и Узбекистан, и Абхазия, и Грузия, и та же Чечня, и возможность выхода талибов на южные рубежи СНГ.

Что касается возможностей расширения операции за пределы Афганистана в ближайшие недели или месяцы, то это зависит от конкретной военной обстановки. В варианте позиционных боев в центре страны, если наступление Северного альянса будет достаточно успешным, можно будет ожидать подключения США и их союзников к наземной операции. И это более предпочтительный для нас вариант.

Если талибы будут выдавлены на север - сложится совершенно иная ситуация. Несмотря на то что граница Узбекистана укреплена, а в Таджикистане стоят наши пограничники и 201-я дивизия, в военном плане эти границы достаточно проницаемы, что чревато переносом боевых действий на южную периферию России. И это очень серьезно, ибо угрожает прямым вовлечением России в военный конфликт.

Ведь тогда вопрос о наземной операции США и их союзников встает совершенно в иной плоскости. Речь пойдет не просто о политической коалиции, а о военном союзе нашей страны с США и их партнерами по НАТО. Каким образом этот вопрос будет решен, пока говорить рано, но в свете нынешних событий вполне резонно ожидать более смелых шагов России и ее западных партнеров навстречу друг другу.

Впрочем, я полагаю, что это не приведет к членству России в НАТО ни в краткосрочной, ни в среднесрочной перспективе. Речь сейчас идет об укреплении партнерства по всем линиям. Ведь если есть общие вызовы (а они после 11 сентября стали очевидны), то возникает необходимость совместных ответов. Но тогда следует налаживать прямое равноправное взаимодействие.

Россия не может развивать свои отношения с Европой и Европейским союзом в качестве приоритетного направления своей политики без улучшения отношений с НАТО и США. Это тоже понятно. Насколько это будет находить отклик с той стороны (не только ситуативный, не только обусловленный "постсентябрьской" ситуацией), это вопрос открытый. Ближайшие месяцы покажут.

Что касается военного конфликта на южных рубежах России, то возможность его существовала еще до террористической атаки на США. При этом многие эксперты прогнозировали вероятное вовлечение в него Пакистана. С другой стороны, вполне возможна и регионализация израильско-палестинского конфликта, вошедшего в весьма острую и затяжную фазу. Что предопределяет вовлеченность в него и западных стран. Но тогда это уже не ограниченная по срокам и задачам антитеррористическая операция, а полномасштабный региональный военный конфликт с достаточно долгосрочной исторической перспективой.

Встает вопрос: может ли наша вовлеченность в антитеррористическую кампанию привести к непосредственному участию России в военных действиях? Мне кажется, Россия в этом не заинтересована. Как и в появлении в Центральной Азии американских войск.

Записал Евгений Верлин