Что происходит в Абхазии

Большие деньги и мутная политическая обстановка в Грузии создают напряженность у кавказских границ России

"Гелаев сегодня не представляет чеченское сопротивление, потому что год назад я издал указ: освободить его от занимаемой должности и лишить права защиты отечества за то, что он оказался на территории Грузии. Грузии сегодня конфликт на границе с Абхазией не нужен, потому что Грузия делает все возможное, чтобы вывести военные базы с Гудауты и Вазиани. Это выгодно России, потому что Россия всячески хочет оттянуть вопрос вывода российских войск и военных баз. Поэтому я думаю, что главный режиссер там с Москвы". Так прокомментировал события в Абхазии лидер чеченских сепаратистов Аслан Масхадов в интервью радиостанции "Свобода".

Однако вывод Аслана Масхадова явно пристрастен: как раз в результате этого "ненужного" для Грузии конфликта Тбилиси добился от Москвы не только подтверждения обязательств по явно затянувшемуся выводу гудаутской базы, но и обещания Владимира Путина вывести из Абхазии российских миротворцев. Так что пока внешние дивиденды от этого конфликта получила именно Грузия, а не Россия.

Но делать исходя из этой внешней видимости вывод о том, что за спиной Гелаева стоит грузинское руководство в целом, было бы упрощением.

Политическая обстановка

В начале этого года Москва предложила Тбилиси провести совместную операцию против чеченских боевиков в Панкисском ущелье. В ответ на это президент Грузии Эдуард Шеварднадзе объяснил Западу, что никаких боевиков в ущелье нет: это предложение является лишь попыткой втянуть Грузию в новую кавказскую войну.

В конце сентября Тбилиси под давлением внезапно прозревшего Вашингтона был все же вынужден негласно попросить Гелаева уйти из Панкисси. Тем не менее Эдуард Амвросиевич не изменил своего видения ситуации. 3 октября, выступая в Гарвардском университете США, он заявил, что Россия "хочет представить Грузию перед Западом как государство, покровительствующее террористам" и тем самым легитимировать применение военной силы "против проживающих на территории Грузии местных этнических чеченцев". Соответственно, Грузии ничего не остается делать, кроме как думать о выходе из СНГ и вступлении в НАТО.

Но тут у Шеварднадзе вышла явная накладка: как раз в этот день около пятисот чеченских и грузинских боевиков, спустившихся из контролируемых грузинской стороной районов Кодорского ущелья, захватили абхазское село Георгиевское. Из села были уведены несколько местных жителей. Трупы четырех из них, граждан России, нашли через несколько дней с выколотыми глазами. Поначалу официальный Тбилиси яростно опровергал все сообщения абхазской стороны о боевых столкновениях, но утром 8 октября появилось бесспорное тому доказательство: как только военные наблюдатели ООН возобновили патрулирование Кодорского ущелья, их вертолет был сбит боевиками.

Признав, что среди членов вооруженной группировки, действующей в Кодорском ущелье, есть не только чеченцы, но и грузины, посол Грузии в Москве Зураб Абашидзе в то же время попытался заверить журналистов, что "это абсолютно автономно действующая группа, которой никто не командует из Тбилиси".

Когда же на чрезвычайном заседании Совета Безопасности ООН было заявлено, что "вертолет миссии ООН был сбит чечено-грузинскими боевиками", сразу последовал и протест Тбилиси. "Мы специально обратились к представителю Генерального секретаря ООН в Грузии и получили разъяснение, что Совет Безопасности не мог выступить с такой формулировкой, поскольку авторы теракта пока неизвестны", - заявил корреспондентам Зураб Абашидзе.

Хотелось бы верить в то, что грузинским партизанам ни к чему было расстреливать российских граждан и сбивать вертолет ООН. На это, скорее всего, способна только обозленная - теперь уже на весь цивилизованный мир - банда Гелаева. Тем не менее фактом остается и то, что те и другие действовали в тесной координации. После уничтожения вертолета ООН боевики резко активизировали свои действия. Командир грузинского отряда "Лесные братья" Давид Шенгелия даже похвастался, что его партизаны взяли село Мачара, расположенное в шести километрах от Сухуми, и что им не составит большого труда взять и сам город. По словам Шенгелия, партизанские силы в основном состоят из "бойцов с Северного Кавказа, которые желают наказать абхазов за измену и активное сотрудничество с Россией". Одновременно он высказал упреки в адрес грузинских властей, которые "не поддерживают военной силой движение сопротивления в Абхазии".

На следующее утро Кодорское ущелье подверглось бомбардировке. Поскольку налет происходил между четырьмя и шестью часами утра, никаких опознавательных знаков на самолетах никто разглядеть не смог. "Удар был нанесен не только по населенным пунктам, но и по позициям абхазских сил. Есть убитые и раненые среди военнослужащих. Кто еще будет бить по нашим позициям?" - задал риторический вопрос журналистам премьер-министр Абхазии Анри Джергения.

Тем не менее министр госбезопасности Грузии Вахтанг Кутателадзе заявил, что располагает неопровержимыми доказательствами того, что самолеты были российскими. После чего в Тбилиси началась настоящая антироссийская истерия, а 11 октября парламент Грузии единодушно принял постановление о выводе с территории Абхазии российских миротворцев. Одновременно в Кодорское ущелье "для защиты мирного населения" были направлены грузинские войска. Официальные представители Абхазии тут же заявили, что расценивают эту акцию как фактическую "легализацию" тех грузинских военных сил, которые с начала октября совместно с террористами ведут боевые действия.

Дальше, как известно, абхазским частям удалось блокировать боевиков в районе горы Сахарная Голова, причем грузинские войска на помощь своим братьям так и не пришли.

Прогнозы Шеварднадзе

Свое недовольство российскими "голубыми касками" в Абхазии Тбилиси выражал не раз. По мнению руководства страны, россияне не выполняют взятые на себя обязательства. В первую очередь под этим подразумевается то, что за время пребывания в зоне конфликта они не сумели создать условий для возвращения беженцев в родные места и, по сути, превратились в пограничников, разделяющих Грузию и мятежную автономию.

Именно митинг беженцев, последовавший после бомбежки "неопознанными" самолетами Кодорского ущелья, стал внешним поводом для решения грузинского парламента. Участники акции потребовали от властей обеспечить безопасность населения Кодорского ущелья и вывести миротворцев, которые, как говорили ораторы, "покровительствуют абхазским сепаратистам".

После принятия законодателями постановления о выводе россиян из зоны конфликта Шеварднадзе на встрече с делегацией ОБСЕ обратился к руководству стран, входящих в эту организацию, с просьбой подумать над предложением об "интернационализации" миротворческих сил в Абхазии. При этом глава грузинского государства сообщил, что в этом вопросе он даже заручился поддержкой президента Украины Леонида Кучмы и лидеров некоторых других государств.

Вопрос, однако, в том, что ротация миротворцев - дело непростое, и не только в организационном и техническом отношении. Их замена в зоне конфликта должна быть согласована с Сухуми. Но абхазская сторона и слышать не хочет о том, чтобы россиян "разбавили" кем-то еще, не говоря уже об их замене.

К тому же позиция Тбилиси несколько отличается от точки зрения наблюдателей ООН и ОБСЕ. В частности, председатель Постоянного совета ОБСЕ Ливиу Бота, в недавнем прошлом спецпредставитель генсека ООН в Грузии, комментируя намерения грузинских властей, заявил, что за шесть лет пребывания в Абхазии миротворцы сыграли положительную роль, хоть это и не привело к политическому решению проблемы.

Примерно того же мнения придерживается и нынешний спецпредставитель генсека ООН в Грузии Дитер Боден. По его словам, если исполнительная власть Грузии будет настаивать на выводе российских миротворцев, то из зоны конфликта придется уйти и военным наблюдателям ООН. В целом же вопрос о возможной замене миротворческого контингента на интернациональные "голубые каски" должен рассматриваться на уровне Совета Безопасности ООН в Нью-Йорке.

Возможная перспектива остаться без посредников в урегулировании конфликта, похоже, не очень расстраивает грузинского президента. "В случае, если миссия ООН и миротворцы покинут зону конфликта и мы останемся один на один с абхазами, то либо помиримся, либо съедим друг друга. Думаю, скорее всего, помиримся", - прогнозирует Эдуард Шеварднадзе.

Хроника событий

В чем же истинная подоплека возникшего кризиса? Для этого надо вернуться к событиям начала августа, когда премьер-министр сухумского правительства Анри Джергения направил на имя Генерального секретаря ООН Кофи Аннана письмо, в котором заявил, что "абхазская сторона не будет вести переговоры на основе проекта документа, вырабатываемого 'группой друзей Генерального секретаря ООН'". По мнению абхазского премьера, рекомендация СБ ООН взять за основу этот документ может создать тупиковую ситуацию на грузинско-абхазских переговорах и сделать невозможным их продолжение. Это означало, что предложенный Эдуардом Шеварднадзе и негласно поддержанный Западом проект федерализации Грузии фактически рухнул, так и не успев обрести плоть и кровь. Вот тогда на смену дипломатам и пришли силовики.

В ночь на 25 августа, как сообщило агентство "Сакинформ", в Тбилиси состоялось заседание Совета национальной безопасности Грузии, на котором обсуждалась ситуация в Кодорском ущелье, где произошел бой между абхазскими формированиями и грузинской диверсионной группой. У абхазского села Псху эта группа была разбита. Абхазская сторона в тот же вечер высадила вертолетный десант и блокировала Марухский перевал, что на границе с Россией восточнее Домбая. Вслед за этим инцидентом другая диверсионная группа атаковала абхазский патруль в Гальском районе. Командир диверсионной группы по фамилии Аркания был убит.

Выйдя к журналистам после заседания Совета безопасности, министр обороны Грузии Давид Тевзадзе признал, что обе диверсионные группы принадлежали к силам Минобороны Грузии, и расценил высадку вертолетного десанта абхазов на перевале как "акцию войны". Одновременно в российской прессе появилась информация о том, что от 300 до 800 чеченских и грузинских боевиков под руководством полевого командира Руслана Гелаева, сосредоточенные в Панкисском ущелье Грузии, готовятся к вторжению на территорию Абхазии. Миротворцы в Абхазии были приведены в состояние повышенной боевой готовности, в непризнанной республике была объявлена частичная мобилизация резервистов. По сведениям абхазской стороны, это вооруженное формирование собиралось через территорию Абхазии прорваться на Северный Кавказ, в Кабардино-Балкарию. Другими словами, операцию грузинских спецслужб должны были продолжить партизаны.

Но тогда вторжение не состоялось - судя по всему, грузинские спецслужбы не успели "обработать" собственных партизан. Командир "Белого легиона" Зураб Самушиа говорит, что, когда в августе он получил предложение от Гелаева примкнуть к его боевикам и атаковать российскую военную базу в Гудауте, его ответ был однозначен: "Вы воевали против нас восемь лет назад на стороне абхазов, и с вами у нас общего ничего не может быть, тем более что с русскими мы воевать не собираемся". Такой же ответ дал тогда и командир "Лесных братьев" Давид Шенгелия.

В это время Шеварднадзе отдыхал в Боржоми. Узнав о случившемся, он демонстративно прервал отпуск и вернулся в Тбилиси - вроде бы для того, чтобы не допустить кровопролития. Совместные действия Тбилиси и Сухуми предотвратили вторжение вооруженных формирований в Абхазию, заявил он вскоре по национальному радио. Эдуарду Шеварднадзе удалось добиться от Анри Джергения возобновления переговоров, и они были назначены на 9 октября. Но за неделю до этого дня, когда грузинский президент уехал в США, вторжение Гелаева и грузинских партизан в Абхазию все же состоялось.

Деньги правят Грузией

Сухуми теперь заявляет, что, пока агрессия не прекратится, о каких-либо переговорах с Тбилиси не может быть и речи. Комментируя сложившуюся ситуацию, президент Северной Осетии Александр Дзасохов сказал, что "некоторые позиции Тбилиси необъяснимы даже с точки зрения интересов грузинского государства". Действительно, Эдуард Шеварднадзе слишком опытный политик и слишком дорожит своей репутацией на Западе, чтобы пойти на союз с международным терроризмом в самое неподходящее для этого время.

Наиболее вероятным представляется следующее объяснение: это все же была собственная инициатива грузинских силовиков - после известного "ультиматума" Вашингтона для них это был последний шанс задействовать чеченских боевиков, чтобы разобраться с абхазами по-своему.

У силовиков свои проблемы: Запад требует от Шеварднадзе, чтобы он занялся борьбой с коррупцией. Поэтому подпортить отношения Шеварднадзе и Запада грузинским силовикам было бы весьма кстати. Дело в том, что с начала августа наметился раскол в шеварднадзевском Союзе граждан Грузии - правящей партии. Он начался с того, что грузинский президент отверг законопроект о конфискации незаконно нажитого имущества, предложенный министром юстиции Михаилом Саакашвили - самым популярным политиком Союза граждан в стране. Саакашвили поддержали парламентский спикер Зураб Жвания и почти половина депутатов Союза граждан в парламенте. Масштабы беззакония и коррупции достигли пределов, угрожающих самому существованию национальной государственности Грузии, говорилось в письме Жвания грузинскому президенту.

В противоположном лагере, лагере людей, подозреваемых в коррупции, оказались практически все силовики Грузии. Скажем, почти половина населения Грузии считает министра внутренних дел Каку Таргамадзе вторым - после министра экономики, промышленности и торговли Вано Чхартишвили - богатейшим человеком республики.

Похоже, силовики пока в силе: в начале сентября подал в отставку с поста лидера правящей партии сам Эдуард Шеварднадзе, а 21 сентября был вынужден уйти с поста министра юстиции Михаил Саакашвили. Причем он объяснил свой поступок нежеланием работать в составе правительства, не только не способного осуществить реформы, но и полностью погрязшего в самой бесстыдной коррупции.

Так что вывод из всей этой истории напрашивается такой: свежий конфликт с Абхазией нужен грузинским силовикам не столько для возрождения территориального величия республики, сколько для сохранения собственной власти.