Два суда

Дмитрий Гришанков
22 октября 2001, 00:00

Несмотря на старания чиновников, Россия использует свой коррупционный потенциал не полностью

На днях были опубликованы результаты очередного исследования Transparency International о коррупции в различных странах мира. Мы уже привыкли видеть свою страну в числе безнадежных маргиналов. Но на этот раз авторы приятно удивили. Мы оказались где-то в середине списка развивающихся стран. Оказывается, в Москве лишь каждый шестой житель сталкивался с коррупцией и каждый четвертый морально готов с ней столкнуться (то есть дать взятку). Иное дело албанская Тирана - там взятки дают трое из шести. Даже в цивилизованном Вильнюсе 21% жителей имеет дело с коррупцией.

Что и говорить, приятно. Особенно если не обращать внимания на Вашингтон, Токио, Барселону и им подобных. Видите ли, 99,5% населения там понятия не имеет о взятках. Ну как так можно жить, скажите? Это просто невозможно представить. Тем более что фильмы и книжки наглядно свидетельствуют об обратном: чемоданами с деньгами в этих благостных столицах рассчитываются чаще, чем кредитной карточкой. Впрочем, наши 16% тоже довольно удивительны. Их можно принять лишь с определенными оговорками. Например, не так давно один политик предложил мелкие взятки за коррупцию и не считать вовсе.

Ну а если серьезно, то результат Transparency свидетельствует об изрядной духовной стойкости наших соотечественников. Наш журнал уже неоднократно анализировал новые законы и нормативные акты на предмет их взяткоемкости. Пока тенденции к заметному снижению этого индикатора нет. Скорее наоборот. В очередной раз задуматься над этим заставили два недавних судебных решения.

Первое принял пленум Верховного суда. Он рекомендовал судам общей юрисдикции не запрещать собрания акционеров компаний по искам частных лиц. Мудрое, консервативное решение. РСПП предлагал более радикальные меры: не рекомендовать, а предписать. А заодно предписать не налагать обеспечительных арестов на имущество компаний. Потому как случаи, когда частное лицо защитило свои права, почти неизвестны. Зато накоплен богатейший опыт шантажа со стороны недобросовестных конкурентов и т. п. Затратив несколько тысяч долларов, можно легко парализовать работу промышленного гиганта на месяцы. Арестовать его активы, приостановить отгрузку товаров покупателям, блокировать проведение акционерного собрания. И всс якобы ради того, чтобы проверить гипотезу о нарушении прав какого-то пенсионера или домохозяйки, владеющих акциями на несколько сотен рублей.

Безусловно, подход РСПП радикален. А жизненный опыт учит не делать резких движений. Казалось бы, Верховный суд проявил мудрость, приняв половинчатое решение. Но на самом деле он от старой схемы ушел, а к новой не пришел. Зато собрал недостатки и той и другой. Все, что можно было делать раньше, не воспрещается делать и впредь. Но уже за гораздо большие деньги. Как же, ведь раньше просто творили произвол, а теперь вопреки рекомендации. Премия за риск причитается.

Другое решение принял суд города Дзержинска. Он снял все обвинения с бывшего директора филиала Промышленно-страховой компании Юрия Шевченко, которого перед этим приговорил к восьми годам тюрьмы за уклонение от налогов с помощью страховых схем. Казалось бы, можно умиляться: налицо торжество справедливости, человек успел отсидеть всего каких-то полтора года и теперь чист перед Родиной. Все было бы так, если бы опять не одно "но". У нас нет прецедентного права. То есть исправленная ошибка дзержинского суда вовсе не исключает ее тиражирования в других судах.

А раз так, то историю господина Шевченко следует трактовать следующим образом. Все знают о том, что ставка налога на зарплату неприемлемо высока (широко рекламируемые 13% не вызывают ничего, кроме раздражения, так как к ней нужно добавлять еще и единый социальный налог). Всем известны и наиболее распространенные схемы минимизации этого налога, в частности при помощи страховых схем. И власть это устраивает (в противном случае она давно приняла бы адекватные запретительные меры, благо их давно уже придумали сами страховщики). Однако теперь отработана технология наказания и прощения любого, кто такие схемы реализует. А выбор между обвинительным и оправдательным приговором остается за чиновником. Взяткоемкость этого решения можно оценить, как говорят учителя, на твердую "четверку".