О национальной политике

Александр Привалов
научный редактор журнала "Эксперт"
22 октября 2001, 00:00

Мне уже случалось цитировать великолепную фразу Сергея Аверинцева, много лет назад слышанную на одной из его лекций: "Уж такая это вещь, национальный вопрос: что о нем ни скажи, всс выходит глупость". Сейчас вот снова порылся в памяти: не припомнится ли исключений из этого правила? Вроде бы не припоминается. Иное утверждение, кажется, всем хорошо, а вглядишься - нет, все-таки она.

В этом смысле можно горячо одобрить случившееся на прошлой неделе упразднение Министерства по делам федерации, национальной и миграционной политики: учреждение, по статусу обязанное восемь часов в день и пять дней в неделю вырабатывать глупости, да еще и не простые человеческие глупости, а глупости государственные, должно было рано или поздно скончаться.

Правда, покойное министерство, как следует из его названия, занималось помимо национального вопроса еще как минимум двумя делами. Что ж, вспомним и о них.

Главное, естественно, о миграции: проблема-то на слуху. И вот что мне рассказала знакомая журналистка. Недели три назад, когда пошли разговоры об угрожающих России толпах афганских беженцев, она стала дозваниваться в этот самый Миннац, чтобы выяснить, какие меры родное государство намерено принять по этому поводу. Дозвонилась до какой-то крупной шишки миграционного департамента, а шишка ей и говорит: "Не наш это вопрос, отстаньте. Если афганцы к нам полезут, так на то есть погранцы. Если кто из них сквозь погранцов проскочит, так это прямое дело ментов. Мы-то при чем?" - А раз ни при чем, то упразднение этого министерства в части передачи вопросов миграции в ведение МВД есть, по-видимому, лишь констатация сложившейся картины и ни одобрять, ни не одобрять тут решительно нечего.

Другое дело, что оперативными вопросами, которые вполне под силу МВД, миграционная политика не может ограничиваться. Остро необходимо внятное и жесткое миграционное законодательство, отвечающее реалиям настоящего и учитывающее демографические проблемы близкого будущего. Судя по тому, что в прошлый четверг Дума приняла в первом чтении президентский проект нового Закона о гражданстве, глава государства намерен взять эту тему на себя.

О том же говорят и два прямо-таки революционных заявления, сделанные на прошлой неделе президентом. На тускло организованном Конгрессе соотечественников Путин заявил, что Россия заинтересована в возвращении соотечественников. Эту предельно очевидную истину до сих пор на таком уровне слышать не приходилось. На следующий день (почему-то на съезде работников сельского хозяйства - видимо, очень уж надо было быстро и публично ответить на финты Шеварднадзе) он сказал, что Россия не заинтересована в сохранении СНГ любой ценой - если кто-то хочет выйти из СНГ, мы препятствовать не будем. Сумма этих двух тезисов более чем красноречива: Россия готова резко поменять национальную политику - даже и в обоих смыслах этого громкого термина. Ясно, что Миннац при таком повороте сюжета становился заведомо неадекватной площадкой для выработки решений.

Возвращаясь к национальному (в смысле этническому) вопросу, приходится признать, что деваться от него некуда. Мрачная догадка о том, что наступивший век станет веком этнических конфликтов, представляется уже почти бесспорной. Христианина это не может не печалить: он-то знает, что никакого национального вопроса на самом деле нет, поскольку несть ни еллина, ни иудея (в конечном-то итоге, из этой аксиомы и исходит лемма Аверинцева), - но христианина в реальной жизни и вообще многое печалит. Нарастание национализма во всем мире - в том числе, конечно, и в России - уже началось и почти неизбежно продолжится. Так что продуманная национальная политика становится, увы, предметом насущной необходимости.

Какой она будет, пока, по-моему, в точности не знает никто, поэтому каждому позволительны прогнозы и мечтания. Мне, например, очень хотелось бы видеть одной из основ этой политики вот какое утверждение. (Думаете, я не понимаю, что в эту самую секунду со всего маха вкатываюсь в сферу действия леммы Аверинцева? Еще как понимаю! Одно утешение: не я первый, не я последний.) Мне бы хотелось, чтобы кто-нибудь громко и внятно сказал, что никакого права наций на самоопределение на свете не существует, что это право - кровавая и корыстная ложь. Право всего населения какой-либо территории - пусть сколь угодно однородного этнически - создавать государство не имеет с названной химерой ничего общего: в этом случае необходимо возникают рациональные переговоры, трезвое взвешивание плюсов и минусов и проч. Но как только речь заходит о праве нации, глаза наливаются кровью, зубы ощериваются - круши!

Если мне возразят, что столь симпатичное мне утверждение идет в разрез с мною же только что констатированной модой на национализм, то я спрошу: а кем доказано, что в интересах России этой моде следует еще и потакать? Большевики сделали лозунг о праве наций одним из любимых и решили с его помощью множество своих задач (результатов чего мы пока далеко не расхлебали); сегодня этим лозунгом вооружены столь же, а то и более симпатичные силы - от Великой Албании до Великой Ичкерии. Признавая истинность этого права, мы старательно способствуем умножению подобных сил.

Время, когда национальной политикой можно было невозбранно называть конгломерат соображений о малых народностях, по-видимому, надолго ушло. Тем важнее четко установить, чего мы не допустим в собственной национальной политике и будем отвергать в чьей угодно. Тот, кто это сделает, принесет огромную пользу России - да и не только ей.