Пети па сто лет спустя

5 ноября 2001, 00:00

Первой премьерой нового сезона Большого театра стал вечер одноактных спектаклей 77-летнего живого балетного классика Ролана Пети. Первым в программе премьер значилась двадцатиминутная "Пассакалья" на музыку Антона Веберна. Холодные па г-на Пети в этом номере точно соответствовали математически выверенной симфонической палитре австрийского композитора начала прошлого века. Хотя бриллиантовая точность движений в номере чем-то и напоминала баланчинские балеты, не так давно шедшие на этой сцене, зрители принимали номер Пети довольно прохладно. Это было тем более странно, что подобную хореографию в подобных же костюмах в балете "Поэма экстаза" молодого Алексея Ратманского не так давно здесь принимали просто на ура.

Зато гвоздь программы - одноактный балет Ролана Пети "Пиковая дама" - был встречен с восторгом. В минималистских декорациях скульптора Жана-Мишеля Вильмотта не было и намека на декоративность - с красно-черных задников смотрели карточные масти. На пустой сцене артисты в костюмах от Луизы Спинателли выглядели скорее моделями фэшн-коллекции, чем стилизованными под XIX век пушкинскими героями. После затяжного полугодового скандала, который разжег хореограф, сказав, что пушкинский сюжет в "Пиковой даме" его не интересует, выяснилось, что сюжетная линия в балете настолько условна, что она, по сути, не играет никакой роли. Прямо перед премьерой Пети восклицал, что хочет показать любовь двух поколений: "Это странная любовь - любовь-дуэль. Он - только родился, а она - готова умереть. Эта пара, словно солнце и луна, стремятся друг к другу, но им никогда не быть вместе". Романтика да и только. И, хотя Лиза в часовом танцевальном шоу появляется всего минут на пять, а Германн умирает после неудачной карточной партии, любовь в балете - не главное. Главное - танец. Танец по-французски изысканный и в меру страстный, с блестящими изобретательными ансамблями и дуэтами, сочетающий приемы классического балета и современного данс-модерна (порой артисты совсем не по-балетному приседают или ложатся на сцену, порой танцуют не на пуантах, а в полную стопу). "Ничего удивительного, - говорит маэстро Пети, - ведь это балет не девятнадцатого, а двадцать первого века. Сто лет назад у вас был Петипа, а теперь будет Пети".

За два месяца работы Пети почти породнился с Большим. Говорят, мастер настолько влюбился в исполнителей главных ролей Николая Цискаридзе и Илзе Лиепа, что подарил им одну из лучших своих постановок "Юноша и смерть" (до недавнего времени его танцевали в Мариинском театре, будет ли продлен питерский контракт на балет далее - неизвестно). По словам балетмейстера, он уже ищет сюжет в русской литературе и русскую музыку, желая поставить новый балет для Большого театра. Однако прежний контракт был подписан при другом художественном руководителе театра - Геннадии Рождественском. Захочет ли новый проект Ролана Пети Большой театр теперь - большой вопрос.