Теперь без Пакистана

Шамсудин Мамаев
12 ноября 2001, 00:00

Вашингтон сделал ставку на Северный альянс и ковровые бомбардировки

"Нам не потребуются годы для завершения операции в Афганистане, нам потребуется минимальное время", - заявил на прошлой неделе в Дели министр обороны США Дональд Рамсфельд по окончании своего вояжа по региону. Сейчас готовится сухопутная операция: об этом свидетельствуют, в частности, начатые на прошлой неделе ковровые бомбардировки позиций талибов вокруг Мазари-Шарифа и Кабула. Кроме того, Рамсфельд договорился об использовании американскими ВВС "одного-двух" военных аэродромов в Таджикистане для поддержки операции; прибывшие с ним эксперты сразу же после достигнутого на этот счет соглашения занялись обследованием аэродрома в Кулябе.

В то же время начиная с ноября союзники США по НАТО - Турция, Италия, Германия и Франция - объявляют о решении направить свои воинские подразделения для поддержки наземной операции. Судя по всему, она все-таки будет развиваться с севера. В Вашингтоне поняли, что поддержки со стороны "умеренных" талибов и пуштунских племен им не видать и что их единственным союзником внутри Афганистана могут быть лишь войска Северного альянса.

"Мы развернем полномасштабное наступление против талибов еще до начала священного месяца Рамадана", - заявил на днях президент Афганистана Бурхануддин Раббани. Это значит, что наступление должно начаться уже на этой неделе. Если же власть талибов рухнет, в Кабуле будет собрана Лойя Джирга (совет улемов), чтобы сформировать представительное коалиционное правительство. Никакие "умеренные" талибы в него включены не будут, подчеркнул Раббани. И добавил, что его правительство не нуждается в услугах ни бывшего афганского короля Захир Шаха, ни в миротворческих силах ООН.

В этом заявлении интересно не столько обещание Раббани начать немедленное наступление, сколько то, что каждый политический пункт его плана прямо противоречит американскому плану урегулирования. Подобная фронда афганского президента не случайна: он прекрасно понимает, что Вашингтон уже политически проиграл первую, воздушную, фазу своей антитеррористической операции в Афганистане и сейчас спешно ищет выход из тупика. С другой стороны, Рамсфельд так и не удосужился встретиться с Раббани во время своего визита в регион и уклонился от предложения Москвы взять на себя финансирование широкомасштабных поставок военной техники войскам альянса. Так что обиду афганского лидера понять можно. Что же касается отказа Раббани от помощи ООН, то это связано с его нежеланием связывать себе руки при формировании будущих институтов власти.

Бомбами и добрым словом

Первоначальный план антитеррористической операции в Афганистане, составленный в Вашингтоне и принятый -. не очень охотно и с определенными оговорками - в Исламабаде, был таков: образумить точечными бомбардировками "умеренное" крыло талибов, перекупить с помощью пакистанской разведки побольше вождей пуштунских племен и объединить их вместе с Северным альянсом в единое коалиционное правительство под началом Захир Шаха. После чего - но никак не ранее - помочь Северному альянсу взять столицу и уже к зиме установить контроль над Кабулом, Кандагаром, Мазари-Шарифом и, возможно, другими городами. Создав, таким образом, необходимые условия, чтобы американский спецназ мог заняться поиском и выкуриванием бен Ладена из его горных убежищ. Краеугольным же камнем этого плана была поддержка пуштунских племен, так что его успех зависел от тайной дипломатии Исламабада ничуть не меньше, чем от точечных бомбардировок Вашингтона.

Увы, Первез Мушарраф не только не сумел привлечь на сторону антитеррористической коалиции пуштунские племена Афганистана, но и потерял контроль над собственными пуштунами. В середине октября Джирга (совет) старейшин племен трех пуштунских территорий на севере Пакистана принял решение защищать до последней капли крови границу и отправить людей на помощь своим пуштунским братьям в Афганистан, как только там высадятся американские войска. Но после того как пуштунские племена фактически сдали талибам моджахеда Абдул Хака и чуть было не сделали то же самое с другим сторонником шаха - племенным лидером кандагарских пуштунов Гамидом Карзи, о помощи пуштунов американцам говорить уже не приходится.

Следовательно, первый этап военно-политической схватки с исламским фундаментализмом Запад уже проиграл. Момент истины настал 29 октября, когда группы проталибских боевиков захватили на севере Пакистана городок Чилас и перерезали Каракорумское шоссе. Ни местная милиция, ни присланные войска никакого сопротивления мятежникам так и не оказали: Первез Мушарраф не решился применить силу и утратил фактически контроль над частью территории страны.

Спустя два дня бен Ладен направил пакистанским мусульманам письмо с просьбой защитить ислам от "христианского крестового похода". После чего из приграничных районов Пакистана в Афганистан начали отправляться - опять-таки не встречая серьезного противодействия со стороны властей - первые отряды джихадистов. По ночам, как утверждает Washington Post со ссылкой на источники в американских спецслужбах, вслед за ними в Афганистан идут грузовики с оружием. В общем, Вашингтон не только проиграл бен Ладену битву за "сердца и души" Афганистана, но и стремительно теряет "души" Пакистана.

Территории племен находятся вне юрисдикции пакистанских законов и имеют особый статус: старейшины племен правят здесь согласно старинному пуштунскому кодексу чести Пуштунвали. И лидеры талибов для них в первую очередь пуштуны, такие же, как они сами. О том, что такое глобализация, здесь вряд ли кто-нибудь знает. Как и вряд ли кто-нибудь здесь поверит, что такой набожный моджахед и родственник муллы Омара, как Усама бен Ладен, взрывал небоскребы в находящейся где-то далеко за морями Америке и, возможно, распространял там руками сообщников споры сибирской язвы.

Уничтожить исламское движение в Афганистане, разрушить ядерную программу Пакистана, вытравить исламскую идеологию из пакистанской армии - таковы, по мнению выступавших на Джирге старейшин пакистанских пуштунов, настоящие цели американских бомбардировок. "Наших афганских братьев наказывают за то, что они отказались склониться перед Америкой" - таков был лейтмотив выступлений старейшин. Некоторые прямо говорили, что Первез Мушарраф заслуживает наказания за государственную измену.

Как признают сотрудники спецслужб США, в нынешней войне не срабатывает даже подкуп - это классическое для Афганистана орудие изменения баланса военных сил. Причем не только в отношении "умеренных" талибов. "Пуштунские племена могут менять свои политические взгляды в течение ночи, но для них совершенно неестественно обращать свое оружие против соплеменников, чтобы помогать интервентам", - разъяснил ситуацию некий неназванный офицер пакистанской разведки, которому американцы предлагали перекупить вождей пуштунов. Да и возможно ли это, если с противоположной стороны тоже платят - наркодолларами?

Что же касается рядовых членов пуштунских племен, то сначала должны появиться те лидеры, к кому они согласятся перебежать. Но в устранении таких потенциальных фигур (того же Абдул Хака) талибская разведка оказалась явно более эффективной, чем американская в их защите.

Негласные, но прочные отношения связывают пакистанских военных с талибами. Недаром Первез Мушарраф, прежде чем ужесточить свое отношение к режиму муллы Омара, отправил в отставку пять своих генералов включая главу разведки Махмуда Ахмеда. Но решило ли это проблему исламской фронды в Пакистане?

Главная же причина провала американского плана именно в том, что Вашингтон не смог выиграть у талибов и бен Ладена "цивилизационную войну" за пуштунские племена. Поскольку своими бомбардировками он продемонстрировал этим племенам исключительно технологическое, но никак не моральное превосходство американской цивилизации.

И теперь рядовые члены пуштунских племен мечтают взглянуть в глаза американским коммандос и помериться с ними силами в открытом бою. Так что нынешние волнения в Пакистане являются всего лишь цветочками, в ягодки они превратятся потом, когда на афганских фронтах появятся американцы.

Причем теперь, вопреки расчетам Вашингтона и Исламабада, даже американские успехи в Афганистане будут лишь способствовать обострению ситуации в Пакистане. Ибо как раз поражения в наибольшей степени радикализируют массы - таков закон всех революций. Тем более что для пуштунов между Афганистаном и Пакистаном никакой государственной границы не существует. Поэтому легко представить, какую бурю эмоций вызовет здесь, например, взятие "таджиско-узбекско-хазарейскими" войсками пуштунского Кандагара. Да еще при военной поддержке и на деньги "неверных".

Нужны другие рецепты

Переговоры Москвы с "умеренным" Масхадовым и изоляция ваххабитских террористов - такой рецепт для Чечни Запад давно прописывал Владимиру Путину. Увы, это не сработало в Чечне. А сейчас сходный рецепт не работает и в Афганистане, по крайней мере в его пуштунской части. Мулла Омар и его окружение поддержали бен Ладена еще активнее, чем Масхадов - Хаттаба. Что же касается Пакистана, то недавние события показали, что Вашингтон стоит там перед значительно худшей дилеммой, чем когда-либо возникала перед Москвой в Ингушетии или в Панкисском ущелье Грузии. Ибо цивилизационный зазор между Америкой и Афганистаном куда шире, чем между Россией и Чечней.

И если еще совсем недавно Вашингтон постоянно критиковал Москву и ее силовиков за грубое применение силы в Чечне, то теперь уже американцы начинают вести ковровые бомбардировки в Афганистане, а европейцы, да и общественное мнение в США все чаще осуждают гуманитарные "издержки" операции в виде сотен погибших мирных граждан. В итоге Вашингтон вынужден был призвать СМИ к своего рода самоцензуре, ограничить показ ужасов войны, заявлений талибов и т. д. А чтобы население не расслаблялось, Белый дом продолжает нагонять на него страх, показывая, как далеко внедрились "Аль-Каида" и иные подобные организации в организм американской нации. Спецслужбы периодически напрягают граждан предупреждениями о "вполне реальной" угрозе новых терактов (как-то: взрыва мостов в Сан-Франциско). В американской глубинке местные суды по представлению администрации учебных заведений стали выносить решения, запрещающие студентам и школьникам надевать на занятия майки с антивоенными лозунгами. В университетах теперь налажен жесткий учет "мертвых душ", особенно арабского происхождения (тех, кто приехал по студенческой визе, но занятия не посещает или делает это нерегулярно).

Бесперспективность военного решения афганской проблемы заключается в том, что даже военная победа Северного альянса не сможет стабилизировать ситуацию в стране и дать нужную перспективу афганскому обществу. Ведь именно во время пребывания у власти Северного альянса - уже после ухода советских войск и падения правительства Наджибуллы - его фракции вели между собой настоящую войну и поочередно штурмовали Кабул. Что повлекло за собой гибель почти пятидесяти тысяч его жителей и, в конечном счете, привело к власти талибов.

Поэтому обговариваемый сейчас США и его союзниками вариант с более энергичным подключением механизмов ООН, направлением туда миротворческих войск под голубым флагом (при консенсусе сопредельных государств) является пока единственной надеждой, что Афганистан все же сможет, после разгрома талибов, выкарабкаться из той цивилизационной дыры, в которой он оказался в результате непрерывной двадцатилетней войны.