Хитрющий батоно Эдуард

12 ноября 2001, 00:00

Жестокий политический кризис в Грузии, приведший на прошлой неделе к отставке правительства, генерального прокурора и председателя парламента, превратил президента страны Эдуарда Шеварднадзе в единоличного властителя. Бывший министр иностранных дел СССР в очередной раз нашел выход из казавшейся безнадежной ситуации.

Президент очень не хотел идти на поводу у участников акций протеста и поддержавших их депутатов. Но раз уж ситуация создалась, Шеварднадзе сумел обернуть ее в свою пользу. За несколько часов он обыграл "команду реформаторов" во главе со спикером парламента Зурабом Жвания. Глава государства избавился от всех, кто как-то мешал ему. Теперь у него нет коррумпированных министров, отставок которых требовала и оппозиция и западные партнеры. Но нет и окончательно вышедшей из-под влияния "команды реформаторов", которую ранее он сам же и привел в большую политику. Буквально несколькими фразами президент опустил перед ней шлагбаум.

Он похвалил Зураба Жвания за отставку с поста спикера парламента и заметил, что ему, возможно, и будет предложена должность премьер-министра... через несколько лет. Другой популярный молодой политик, Михаил Саакашвили, по сути получил от Шеварднадзе "черную метку". Комментируя эмоциональные эскапады бывшего министра юстиции на митингах, президент сказал, что "спичи Саакашвили были вредны для грузинского государства и очень плохи для него лично". По некоторым данным, на наиболее активных "реформаторов", призывавших на митингах к свержению режима, генпрокуратура собирается завести уголовные дела.

Активистов студенческого движения Шеварднадзе обезоружил фразой: "Я переполнен гордостью, что являюсь президентом страны, молодежь которой, встав на защиту свободы слова, доказала свою приверженность идеалам демократии". Этого оказалось достаточно, чтобы количество требующих отставки президента у здания парламента сократилось в несколько раз.

Задвигая недавних фаворитов, глава государства продемонстрировал, на кого собирается опираться в ближайшее время. Накануне выборов в парламент Аджарии он съездил в автономию, вручил государственную награду ее руководителю Аслану Абашидзе, назначил его личным представителем по урегулированию грузино-абхазского конфликта и объявил, что отныне для представителей автономии широко открыты двери в центральные властные структуры. Эти слова, видимо, были истолкованы буквально, и представляющая интересы Абашидзе парламентская фракция "Возрождение" предложила на пост спикера своего однопартийца - Джемала Гогитидзе.

Уже в Тбилиси, на встрече с лидерами парламентских фракций, Шеварднадзе дал понять, что руководителем высшего законодательного органа страны хотел бы видеть Элгуджу Медзмаришвили - крупного ученого, "быстро постигшего парламентскую науку". Однако в парламенте на сей счет единодушия нет. На кресло спикера нацелены также Нино Бурджанадзе - руководитель комитета по внешним связям, Важа Лордкипанидзе - бывший посол Грузии в России и недавний госминистр. Бурные обсуждения пока ни к чему не привели. Место председателя остается вакантным.

Одновременно с этим депутаты заняты внесением поправок в конституцию, в соответствии с которыми в Грузии в качестве исполнительной власти будет учрежден кабинет министров во главе с премьером. Здесь куда большая неопределенность. Еще недавно главным претендентом на премьерский портфель считался Зураб Жвания, что означало вхождение в исполнительную власть людей прозападной ориентации. Теперь в кулуарах поговаривают об уже упоминавшемся Важе Лордкипанидзе. Оппоненты бывшего посла в РФ, однако, указывают на довольно близкие связи Лордкипанидзе с одиозным подручным Бориса Березовского Бадри Патаркацишвили. Третий кандидат - еще один бывший государственный министр, хороший организатор и администратор, равновекторно ориентированный Нико Лекишвили. В принципе не исключено, что Шеварднадзе может предложить возглавить исполнительную власть "человеку с улицы". Однако чрезмерное количество возможных вариантов как раз и свидетельствует о нестабильности власти.

Тбилиси