Дедалоносцы

Культура
Москва, 19.11.2001
«Эксперт» №43 (303)
Архитекторы учредили для себя национальную премию, чтобы стать знаменитыми

Недавно у нас стало одной премией больше. К "Золотой маске", "Нике", "Овации" и их разнообразным родственникам прибавился "Хрустальный Дедал" - национальная премия в области архитектуры. Ее вручение теперь будет венчать ежегодный фестиваль "Зодчество", который проходит у нас с 1993 года. Правда, раньше это событие больше напоминало профессиональный междусобойчик: в фойе Дома архитекторов развешивались присланные со всей страны проекты и макеты, вокруг которых суетились авторы и их коллеги, а жюри старалось во что бы то ни стало поощрить "товарищей из провинции". В этом году, обретя "Дедала", фестиваль переехал в самый большой выставочной зал Москвы - Манеж. Цель всех этих нововведений понятна - архитекторы хотят стать знаменитыми.

Что бы это значило

Учреждение новой национальной премии - следствие обиды, которую зодчие вынашивали многие годы. В самом деле, у киноактеров премия есть, у балерин есть, есть она даже у телеведущих. Спора нет, без кинозвезд наша жизнь была бы тусклой и пресной, но все же без архитекторов она была бы еще хуже. Между тем ни у одного архитектора нет такой популярности, как у героя заурядного телесериала, а тем паче у голливудской звезды. Обидно? Конечно. Вдвойне обидно нашим архитекторам, потому что там, на Западе, все-таки некоторым их коллегам вроде Фрэнка Гери, построившего здание Музея Гуггенхайма в Бильбао, удалось прославиться. У нас же единственная телезвезда среди зодчих - это главный архитектор Москвы Александр Кузьмин. Зрители даже звонят ему в эфир, но задают, как правило, вопросы типа "когда закопают яму в моем дворе?" и "почему вырубают деревья в центре?".

Как это было

А какого, собственно говоря, отношения к архитекторам можно было ожидать, если полвека у нас делалось все, чтобы общество потеряло к архитектуре всякий интерес. Последней советской эпохой, воспевающей архитекторов, было время сталинизма.

"Мы, архитекторы СССР, собравшись на всесоюзном совещании, приветствуем Вас, первого архитектора и строителя нашей социалистической родины", - писали в 1934 году зодчие Сталину. "Первый архитектор" отвечал своим "коллегам" (тем, конечно, кто не был, вроде гениального Ивана Леонидова, вычеркнут из профессиональной жизни) сталинскими премиями и всяческими привилегиями. Про строителя Мавзолея Щусева, например, рассказывали байки, что, когда грянула хрущевская денежная реформа, ему пришлось заказывать грузовик, чтобы отвезти свою наличность в банк.

В 30-е годы слово "архитектор" звучало невероятно гордо, но именно тогда, с учреждением Моспроектов с их разветвленной, иерархически устроенной структурой, проектирование стало превращаться в большую бюрократическую машину, которая вскоре лишила архитектуру понятия авторского имени. В 60-е годы суть проектирования довели до абсурда институты, каждый из которых должен был окучивать выделенную ему область: одни - жилье, другие - сельские постройки, третьи - санатории, четвертые - школы и детские сады и т. д. Внутри институтов тоже было не разгуляться - каждое подразделение

У партнеров

    «Эксперт»
    №43 (303) 19 ноября 2001
    Россия-сша
    Содержание:
    Улыбки не решают проблем

    Вашингтону еще предстоит доказать, что он умеет считаться с российскими интересами

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама