Сублимированное "Я"

Культура
Москва, 26.11.2001
«Эксперт» №44 (304)
Вячеслав Гордеев нашел себе место в "Золушке"

Если нужен детский утренник под хорошую музыку - поставь балет "Золушка". Что и доказал Вячеслав Гордеев, представивший 20 ноября на зрительский суд свою версию балетной сказки.

Гордеевский театр "Русский балет" функционирует в жестком гастрольном режиме и подчиняется не только воле своего художественного руководителя, но и желаниям продюсеров. Получив заказ на детский спектакль, Гордеев подумал было о балетах "Чиполлино" или "Три поросенка". Но ностальгические чувства взыграли - ведь еще во времена своего двухгодичного правления в Большом (1995-1997) он планировал восстановить бальный акт из "Золушки" Ростислава Захарова и акт "Пламени Парижа" Василия Вайнонена. Только не любит Гордеев восстанавливать, он предпочитает ставить сам, по мотивам великих, естественно. А когда есть мощная спонсорская поддержка - почему бы не воспользоваться случаем.

В Москве "Золушка" сегодня претендует на эксклюзивность - ее нет в репертуаре ни одного столичного театра, а музыка Прокофьева (Гордеев берет запись "Золушки" в исполнении Геннадия Рождественского), как оперная, так и балетная, весьма востребована на Западе.

Подлинная история балетной Золушки началась с гениальной партитуры Сергея Прокофьева, хотя сказочный сюжет Перро о феерических превращениях Сандрильоны и чудесных башмачках живет в балете со времен возникновения самого балета. Прокофьев написал загадочную музыку, в которой мотивы добродетели и порока не читались с листа ни в чьей дирижерской интерпретации. Каждая эпоха интерпретирует ее по-своему. Так, в победном 1945-м, когда появилась захаровская "Золушка", границы добра и зла не могли быть размытыми - мир был четко разделен на богатых и бедных, своих и чужих, добрых и злых. Решившись на собственную редакцию, Гордеев с неизбежностью уперся в диссонансы Прокофьева - ужасы войны, страх, безнадежность вместо лучезарного счастья. Как реализовать это в проекте, который предполагает создание "доброго, радостного спектакля для детей и взрослых"? Балетмейстеру удается найти выход - за доброту и сказочность в спектакле отвечают мхатовский художник по свету Ефим Удлер и известный художник-постановщик Юрий Устинов. На себя же Гордеев берет решение психологической задачи. И балет у него получился автобиографическим - про себя самого времен лучших и про себя сегодняшнего.

Гордеев ввел в "Золушку" нового героя - Время. Этот образ, по его замыслу, связывает реальное и мистическое сюжета с фатальным и жизнеутверждающим музыки Прокофьева. В роли Времени - премьер "Русского балета" Юрий Бурлака: одет он в латы Дон Кихота, мимику и жесты одолжил у Дроссельмеера (из "Щелкунчика"), а манеру танца - у Злого Гения (из "Лебединого озера") и у Красса (из "Спартака"). Именно Время дирижирует спектаклем, а ассистирует ему Фея в исполнении академичной Майи Думченко из Мариинки: взмах волшебной палочки - и мир у ее ног.

Главный же герой гордеевской "Золушки" - Принц. В наследство от постановщика (в прошлом сверхтехничного и виртуозного Базиля, Спартака, Принца-Щелкунчика) он пол

У партнеров

    «Эксперт»
    №44 (304) 26 ноября 2001
    Нефть и экономика
    Содержание:
    Русский бизнес
    Наука и технологии
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама