На старте российской мечты

Татьяна Гурова
главный редактор журнала «Эксперт»
3 декабря 2001, 00:00

По уровню богатства российский средний класс сегодня похож на американский начала 60-х годов. Однако он так там и останется, если в ближайшие год-полтора не будут сделаны массированные инвестиции во внутренний российский рынок

Возьмите листок бумаги и карандаш. Созовите домочадцев и ступайте на кухню обсудить структуру вашего семейного бюджета. У вас есть беспрецедентная возможность сравнить привычную для вас структуру семейных трат с той, которая является нормой для среднего класса России.

Журнал "Эксперт" и группа Monitoring.ru завершили осеннюю волну исследований "Стиль жизни среднего класса". Одной из центральных тем, на которой мы сосредоточили свое внимание в этой волне, было определение уровня богатства и структуры расходов типичной семьи средних русских. Мы опросили три тысячи представителей активного городского населения страны с доходами от 150 долларов на человека в семье в региональных центрах и от 200 долларов - в Москве. Согласно нашим прошлым исследованиям, люди именно с таким уровнем дохода представляют средний класс России.

Впрочем, безусловно, не только удовлетворение собственного и вашего любопытства побудило нас к тщательному изучению структуры расходов. На то были и макроэкономические причины.

Вот уже два года подряд доходы всех российских граждан растут чрезвычайно высокими темпами. В 2000 году в реальном выражении они выросли почти на 10%. В 2001-м - еще на 8%.

Рост доходов, естественно, привел к увеличению объема потребительского рынка России. Если в 1999 году он не превышал 100 млрд долларов, то в 2000 году уже составил 120-140 млрд, а в 2001 году ожидается около 150-175 млрд долларов. Таким образом, в течение двух последних лет номинальный прирост внутреннего рынка страны составлял примерно 30 млрд долларов в год.

Факт стремительного роста российского рынка не остался незамеченным как нашими, так и западными предпринимателями, и сегодня только ленивый не говорит о необходимости вкладывать деньги, ориентируясь не на внешние рынки, а на внутренний рынок России. Насколько велик потенциал роста внутреннего потребления? Каковы объемы различных сегментов рынка? Какие сегменты могут расти особенно бурно? Часть ответов на эти вопросы может дать анализ найденных нами закономерностей в динамике потребления российского среднего класса.

Здесь возникают естественные вопросы: почему именно средний класс и в какой мере результаты социологических исследований могут служить инструментом для прогноза динамики отдельных рыночных сегментов?

С первым вопросом все достаточно просто. На долю среднего класса России, который, по нашим расчетам, сегодня составляет примерно 20% населения страны (10 млн семей), приходится более 50% всего российского потребления. Будучи динамичным и довольно обеспеченным, именно он задает динамику многих рынков: именно в тех нишах, которые ориентированы на его обслуживание, возникают рынки с высокими нормами рентабельности, а значит, инвестиции в эти сегменты могут дать наибольший импульс всей российской экономике.

Вопрос, в какой мере социология может служить инструментом для экономических прогнозов, несколько сложнее. Конечно, одной социологии недостаточно. Но, во-первых, мы постарались извлечь максимум динамической информации из данных опроса, анализируя зависимость расходов представителей среднего класса от их доходов. Во-вторых, мы сравнивали состояние нашего среднего класса со средним классом США во второй половине прошлого века, чтобы почувствовать, в какой фазе экономического развития находится интересующая нас группа. В-третьих, мы использовали собственные гипотезы о перспективах развития российской экономики в ближайшие пять лет.

В результате анализа мы пришли к выводу, что наш средний класс находится в состоянии, похожем на то, в котором был средний класс США на пороге эпохи процветания. Но динамика его материального положения сегодня принципиально ограничена слишком большой долей импорта в потреблении, относительно низким курсом национальной валюты, неразвитостью системы кредитования, а в итоге - слишком малым размером добавленной стоимости, которая производится и потребляется внутри страны. Иначе говоря, даже самая динамичная часть нашего экономического сообщества не может развиваться, если прямо сейчас не будут сделаны инвестиции в развитие внутреннего рынка.

Доход и факторы, влияющие на него

Средний уровень дохода среднего русского благополучной осенью 2001 года составил 320 долларов в месяц, или 3900 долларов в год. Поскольку средняя семья состоит из 3,08 человека, годовой доход типичной семьи среднего класса оказывается равным 12000 долларов. Из этой суммы примерно 9% сберегается, все остальное тратится.

Мужчины указывают на более высокий достаток, чем женщины в любом возрасте. Однако разрыв в обеспеченности между женщинами и мужчинами от возраста зависит. Наибольших успехов в эмансипации добилось поколение женщин 30-42 лет: у них разрыв с мужчинами составляет всего 6%, у более молодых (до 30 лет) и более старших (после 42 лет) групп разрыв составляет 12%. Для мужчин фактор возраста никак не влияет на уровень их доходов - у каждого поколения есть, по-видимому, свои преимущества.

Самыми обеспеченными оказались молодые семьи, брак или свободный союз которых длится не более трех лет. Их средний доход на 13% больше, чем во всем среднем классе, и среди них 32% семей сообщают, что они могут легко купить все, кроме недвижимости. Феномен их относительного богатства легко объяснить тем, что такие семьи созданы людьми, находящимися в лучшем возрасте для карьеры, оба супруга работают, а детей у них еще нет. Влияние этих обстоятельств усиливается тем, что современная молодежь предпочитает вступать в брак, только достигнув прочного материального положения. Доля молодых семей, материальное положение которых за последние три года существенно улучшилось, составляет 32% (при средней доле 20%). В результате, если мы видим молодую семью, то это с большей, чем в среднем, вероятностью обеспеченная семья.

Следующий важный фактор, влияющий на доход, - образование. Аспирантура, второе высшее и степень MBA дают прирост доходов в 15%. Среднее образование, напротив, дает потери в размере 11%.

Еще одним фактором является самостоятельность деятельности. Предприниматели в среднем имеют более высокие доходы, чем наемные работники, и их материальное положение за последние три года изменилось в лучшую сторону сильнее, чем у среднего класса в целом.

А вот место жительства и, соответственно, работы перестает иметь принципиальное значение. И это новая ситуация. Весной 2000 года, когда мы проводили свое первое исследование, московский средний класс был явно обеспеченнее провинциального, и не только по уровню заработка (что и сейчас верно), но и по уровню оценки своего материального положения. Тогда доля бедных средних русских, испытывающих трудности с покупкой предметов длительного пользования, в регионах была существенно выше, чем в Москве. Сегодня оценки собственного материального положения для москвичей и регионалов идентичны - и там и там доля людей, которые могут купить все, кроме автомобиля и недвижимости, составляет примерно 70%.

Таким образом, мы видим, что спустя десять лет с начала реформ в обществе начали работать нормальные законы, определяющие его структуру. Принятие больших рисков и ответственности (предпринимательство), большие вложения в свой профессионализм (образование) дают возможность больше заработать и занять более высокую ступень в социальной пирамиде. Желание чувствовать себя уверенно заставляет людей сначала делать карьеру, а уж потом обзаводиться семьями. И, к счастью, уже не только в Москве можно жить.

Состояние глубокого оптимизма

Все эти положительные изменения были бы невозможны, не переживи Россия кризис 1998-го и последовавшие за ним три года подъема. Средний класс в период 1998-2001 годов весьма преуспел и нынешней осенью пребывал в состоянии глубокого оптимизма.

 srklgr1.gif

20% опрошенных заявили, что их материальное положение за последние три года существенно улучшилось. Еще у 44% положение просто улучшилось. От кризиса больше всего выиграла молодежь и люди из самой высокой в нашей структуре доходной группы (600 долларов на человека в семье).

Положительная динамика питает позитивные ожидания. Четверть опрошенных в сентябре 2001 года рассчитывали на существенный рост доходов в ближайшие три года. Еще 50% - на определенный рост доходов. Мужчины оказались более оптимистичны, чем женщины. Молодежь надеялась преуспеть больше, чем люди зрелые. Предприниматели верили в благосклонность судьбы сильнее, чем наемные работники. И в провинции ожидания были выше, чем в Москве. А в итоге все объяснялось ретроспективой: среди тех, чье положение за прошедшие три года существенно улучшилось, 43% полагают, что так же хорошо все будет происходить и в дальнейшем (при среднем ожидании существенных улучшений в 24%).

На пороге процветания

Насколько мало это - 320 долларов на человека в семье? Можно, конечно, просто сравнить эту сумму со среднеевропейскими 2000-3000 долларов и сказать, что мы удивительно бедны. Но это нам мало что даст. Для того чтобы почувствовать, в какой фазе экономического развития находятся средние русские, мы изучили структуру их расходов (структура лучше, чем объемы, дает возможность оценить, какие потребности сегодня в состоянии удовлетворить человек) и сопоставили ее со структурой расходов среднего гражданина США в 1950-1965 годах (см. таблицу). Оказалось, что, с некоторыми отклонениями, объясняемыми особенностями отдельных рынков, наша структура расходов очень похожа на ту, которая сложилась в США в конце 50-х - начале 60-х годов. Особенно хорошо это видно по доле расходов на питание - 23% и у нас, и у них. (Поскольку это самая большая статья расходов, мы приняли ее за центральный элемент модели.) Таким образом, наш средний класс уже вышел из состояния постреволюционной бедности, так же как американцы в начале 60-х вышли из состояния бедности послевоенной.

Развивая аналогию дальше, мы можем сказать, что средние русские готовы к переходу к эпохе процветания, для которой с точки зрения структуры потребления характерны практически равные темпы роста всех рынков, поскольку все текущие потребности еще не удовлетворены и особых приоритетов нет. Наш анализ зависимости структуры расходов средних русских от различных факторов показывает, что нынешняя структура является абсолютным инвариантом. Она принципиально не зависит ни от доходов, ни от места проживания, ни от возраста семьи. Это, в частности, означает, что за редким исключением эластичности близки к единице: то есть при росте доходов будет происходить почти пропорциональное расширение объемов потребления во всех сегментах.

Дополнительные гипотезы

Для того чтобы спрогнозировать динамику, мы, полагаясь на эти в достаточной степени интуитивные оценки, ввели еще одну сильную гипотезу относительно перспектив роста доходов средних русских. Рассуждали мы так. Сегодня кажется, что рост, вызванный девальвацией 1998 года, уже выдыхается. И по времени (все-таки уже три года), и по исключительному потребительскому буму середины 2001 года, и по ухудшению внешней конъюнктуры видно, что пик текущей конъюнктурной волны мы уже прошли. Поэтому будет пауза. Но поскольку уже сейчас зреет интерес к серьезным инвестициям во внутренний рынок, можно рассчитывать, что пауза будет недлинной, а следующий рост, по крайней мере, не менее бурным, нежели тот, что мы уже пережили. Поэтому мы предположили, что рост реальных доходов среднего класса и ближайших к нему групп будет таким: 3-4% в 2002-2003 годах (конъюнктурная пауза) и 10% в 2004-2006 годах (инвестиционный бум). В итоге за ближайшие пять лет реальные доходы среднего класса должны вырасти примерно на 40%. Исходя из этих предположений, мы и оценили динамику всех рынков, на которых средний класс как потребитель играет ведущую роль.

Еда

Расходы на питание являются важнейшей статьей расходов даже для среднего класса России. Они занимают почти четвертую часть (22,7%) всех расходов средних русских. Семья из трех человек в течение месяца оставляет на этом рынке примерно 230 долларов, из них 185 долларов тратится на продукты для дома и еще 45 долларов оставляется в забегаловках, кафе-кофейнях и ресторанах в обеденные перерывы и во время деловых встреч. Переведя эти удельные показатели в абсолютные цифры, легко посчитать, что весь средний класс тратит на питание более 27 млрд долларов в год (из них вне дома - примерно 4 млрд), занимая 50% всего российского рынка продуктов питания.

Как уже было сказано, мы сравнили эту статью бюджета с показателями по США в течение всего послевоенного периода, и оказалось, что наша текущая доля "питательных" расходов соответствует аналогичному показателю США начала 60-х годов.

Странным на первый взгляд кажется тот факт, что доля расходов на питание не уменьшается с ростом доходов. Однако объясняется это простым внутренним перераспределением. С ростом доходов падает доля расходов на питание дома, но при этом все высвободившиеся деньги тут же направляются на столовые, кафе и проч. Переведенный в показатели эластичности, этот факт дает следующую картину. С ростом доходов на 10% расходы на продукты для дома вырастают всего на 2-3%. Но при том же раскладе расходы на кафе и проч. возрастают на 8-9%.

Эти данные, анализ динамики доли расходов на продукты питания в США, а также наши гипотезы позволяют прикинуть, что будет с рынком продуктов питания для среднего класса через пять лет. Мы уже говорили, что по итогам пятилетия 2002-2006 годов реальные доходы среднего класса вырастут примерно на 40%. Соответственно, расходы сегодняшних средних русских на питание дома вырастут до 25 млрд долларов, а на питание вне дома - до 5,5 млрд. Совокупные расходы, таким образом, достигнут 30 млрд долларов.

Однако этими 30 млрд рост рынка продуктов питания для среднего класса, естественно, не ограничится, поскольку доходы будут расти у всего российского населения и часть тех, кто сегодня по уровню дохода не может позволить себе стиль жизни средних русских, со временем войдут в эту социальную группу. Если мы примем, что у группы, примыкающей сегодня к среднему классу (доходы от 120 до 150 долларов на человека в семье), темпы роста доходов будут такими же, то к 2006 году еще 3 млн российских семей смогут позволить себе роскошь считаться средними русскими. Их вклад в рынок продуктов питания составит примерно 6 млрд долларов в год, из которых 1 млрд будет тратиться вне дома.

 srklgr2.gif

Таким образом, если к 2004 году Россия перейдет в состояние инвестиционного бума, рынок продуктов питания, которые средний класс предпочитает потреблять дома, будет расти со средним темпом 3-4% в год. А всевозможные кафе, где можно перекусить в обеденный перерыв, получат импульс в размере как минимум 10% в год. Впрочем, для рынка "обеденных перерывов" мы, скорее всего, дали низшую оценку. Он может расти и быстрее, поскольку с течением времени просто увеличится доля людей, привыкших именно к такому стилю потребления еды. По крайней мере, наш опрос показал, что люди в возрасте до 30 лет тратят на питание вне дома на 15% больше, чем средний средний русский, и может оказаться, что с возрастом они так и останутся при этой своей привычке, а для следующей за ними молодежи этот стиль тем более станет нормой.

Гигиена и прочее

На этой статье расходов долго останавливаться не будем. Есть вещи и поинтереснее. Непродовольственные товары повседневного спроса - шампуни, гели, туалетная бумага, средства для чистки ботинок, лекарства, а также газеты, кассеты и многое другое - занимают в бюджете интересующих нас граждан 13-14% расходов. Средневзвешенные расходы на эти нужды составляют 120 долларов в месяц на семью из трех человек, что оборачивается 1500 долларов в год. Соответственно, объем рынка этих товаров для всего среднего класса России можно оценить в 12-15 млрд долларов в год.

Связь этих трат с доходом крайне незначительна - при росте доходов на 10% расходы на товары повседневного спроса увеличиваются лишь на 2-4%.

Согласно все той же схеме расчета, рынок товаров повседневного спроса для российского среднего класса к 2006 году может вырасти примерно до 18 млрд долларов в год.

Одеться и обуться

"Русские женщины любят одеваться. Они гламурны всегда, даже в повседневной жизни" - этот тезис одного из ведущих дизайнеров мира объясняет удивительный для мужской части российского общества факт, что доля расходов на такую ерунду, как "одеться и обуться", составляет у средних русских выдающиеся 12%. Эти проценты выливаются в следующие удельные и абсолютные величины. За один год один взрослый член семьи среднего класса приобретает тряпок, ботинок, сумок и проч. на 430 долларов, совершая десять-двенадцать покупок в год. На детях тоже особенно не экономят и оставляют детским производителям одежды по 400 долларов в год на каждого ребенка. В итоге на семью из трех человек за год уходит 1300 долларов.

Что влияет на доход
Годовой доход типичной семьи среднего класса осенью 2001 года равнялся 12000 долларов, или 1000 долларов в месяц

Семья
Самыми обеспеченными оказались молодые семьи, брак или свободный союз которых длится не более трех лет

Образование
Аспирантура, второе высшее и степень MBA дают прирост доходов в 15%.

Деятельность
Предприниматели имеют более высокие доходы, чем наемные работники, и их материальное положение за последние три года улучшилось сильнее, чем у среднего класса в целом.

Место жительства
Сегодня москвичи и регионалы оценивают собственное материальное примерно одинаково

Сумма эта и сама по себе весьма значительна, но если перевести ее на весь померенный нами средний класс, то оказывается, что рынок одежды и обуви для среднего класса в России составляет порядка 10-13 млрд в год и, таким образом, сопоставим с рынком недвижимости, примерно в два раза больше рынка автомобилей и по крайней мере в три раза больше рынка техники для дома. В общем, огромный рынок с огромной рентабельностью, на 90% занятый зарубежными производителями.

Женщины, естественно, тратят на одежду больше, чем мужчины, - на 12,5%. Молодые люди (до 30 лет) тратят больше немолодых (старше 42 лет) - на 18%. В результате лучшими клиентами одежников и обувщиков являются молодые женщины, которые оставляют на рынке одежды в среднем по 500 долларов в год.

Люди с доходом 600 долларов в год на одного члена семьи тратят в среднем 720 долларов; те же, кто имеет 200 долларов на душу, могут позволить себе всего 350 долларов. Эти данные дают нам возможность рассчитать эластичность расходов на одежду по доходу, и она оказывается равной 0,7.

Попытаемся понять: много это или не очень - 12% на одежду - и что будет происходить с рынком дальше? Поскольку в качестве модели мы решили выбрать американцев, с ними и сравним.

Обсуждаемая статья расходов занимала в бюджете среднего американца те же 12% в начале 50-х годов. К 1960 году (когда их доля расходов на питание была равна нашей) расходы на одежду и обувь снизились до 10,2%. Однако дальше эта статья расходов вела себя очень консервативно, никак не меняясь в течение по крайней мере десяти лет.

Рассчитанная нами эластичность по доходу указывает на то, что и в России, несмотря на гламурность ее женщин, у средних русских есть стремление немного сократить долю расходов на одежду и обувь. Основная причина этого явления - слишком высокие цены в сегменте качественной одежды, которые, в свою очередь, объясняются ненасыщенностью рынка, низким уровнем конкуренции и отсутствием отечественных товаров.

Если принять прогноз роста доходов нашей группы, можно ожидать, что за ближайшие пять лет рынок одежды для сегодняшнего среднего класса вырастет на 30%, до 13-17 млрд долларов, и к нему еще прибавятся расходы новых членов среднего класса в размере примерно 3 млрд долларов в год. Таким образом, совокупный рынок одежды для среднего класса к 2006 году может составить 16-20 млрд долларов, а средний темп его роста - 8-9% в год.

Анализируя сегодняшнее поведение представителей среднего класса на этом бурно развивающемся рынке, можно представить себе, что будет происходить со структурой рынка в течение ближайших лет, если он будет прислушиваться к спросу. С ростом доходов происходит резкий уход потребителей с вещевых рынков, где им предлагают азиатский ширпотреб, в марочные магазины для среднего класса, характерным образчиком которых является "Бенеттон" (непритязательные вещицы за 30-50 долларов). Этот сегмент будет расти особенно бурно. Однако при дальнейшем росте доходов среднего класса "Бенеттона" оказывается мало. При преодолении планки в 600 долларов на человека в семье вариативность поведения средних русских резко возрастает. Они начинают искать уникальные, подходящие только им брэнды и находят ограниченное число бутиков, торгующих известными западными марками с прекрасной рентабельностью, но совершенно неразумными с обывательской точки зрения ценами. При росте доходов и усилении роли молодых дам и господ на потребительском рынке России этот сегмент, работающий на индивидуальность, скорее всего будет развиваться не менее бурно, чем сегмент "Бенеттона", что приведет к усилению конкуренции, а следовательно, и к падению цен. Именно за счет этих процессов - роста привлекательности сегмента высококачественной одежды для потребителей, увеличения числа участников рынка и усиления конкуренции - и произойдет снижение доли расходов на одежду и обувь с сегодняшних 12% до "нормальных" 10%.

Товары, создающие уют

К этой статье расходов мы отнесли мебель, технику для дома и домашние компьютеры. На эти предметы быта средняя семья средних русских тратит в течение года около 1000 долларов, или примерно 9% всех расходов. Это многовато. В бюджете среднего американца доля расходов на мебель и технику для дома в начале 50-х годов составляла 8,5%, а к началу 60-х она опустилась до 7% и оставалась на этом уровне в течение всего десятилетия процветания.

Текущее положение
Сегодня наш средний класс находится в состоянии, похожем на то, в котором был средний класс США на пороге эпохи процветания.

Ограничения
Динамика материального положения средних русских принципиально ограничена слишком большой долей импорта в потреблении, относительно низким курсом национальной валюты, неразвитостью системы кредитования.

Намерения
Решительно увеличивая размеры своих накоплений, средний класс дает бизнесу понять, что на излете девальвационного подъема самое время готовить внутренний инвестиционный бум

Рассчитанная нами эластичность по доходу показывает, что и наш средний класс имеет намерение сократить эту статью расходов в своем бюджете, но из-за сложившейся структуры предложения на рынке сделать это сложно. Особые трудности представляет рынок мебели.

Так, интегральная эластичность по всем трем группам товаров составляет 0,9. При этом эластичность расходов на мебель существенно выше единицы - 1,4. О чем говорит этот факт? Во-первых, о том, что в середине 2001 года российский средний класс ликвидировал отложенный из-за кризиса 1998 года спрос на мебель и покупал ее крайне активно, не особенно считаясь с ценой. Во-вторых, высокая эластичность такого простого и вовсе не роскошного товара, как мебель, говорит о том, что рынок мебели в этот период был, грубо говоря, переоценен из-за слишком большой доли импорта, слишком высоких наценок, не ясной для потребителя структуры рынка и в итоге низкого уровня конкуренции в этом сегменте. Расчетливость нашего среднего класса заставляет предполагать, что, насытив ранее неудовлетворенный спрос, потребители из этого социального слоя сделают паузу и постараются сократить долю расходов на товары для дома до тех же американских 7-8%. Соответственно, общая эластичность по доходу снизится до 0,6.

Исходя из этих гипотез, можно предположить, что рынок товаров для дома, создаваемый средним классом, за ближайшие пять лет вырастет с сегодняшних 10 млрд долларов примерно до 14-15 млрд долларов, прирастая в среднем на 7-8% в год.

Развлечения

Эта статья расходов по некоторым параметрам пересекается с питанием вне дома. Однако в ходе интервью мы постарались четко развести понятия - сходить в ресторан на деловую встречу или в обеденный перерыв (питание вне дома) и пойти вечером с друзьями попить пива (развлечения). Судя по ответам, нам это удалось.

На развлечения - походы в театр, кино, бани, боулинги, пивные, рестораны и т. д. - средняя семья среднего класса тратит чуть более 40 долларов в месяц, или порядка 500 долларов в год. В совокупности рынок оказывается очень маленьким. По всему среднему классу его можно оценить в 5 млрд долларов в год, однако именно в этой статье переносить структуру расходов среднего класса больших городов на средний класс городов небольших было бы явной переоценкой, поэтому скорее всего этот рынок еще меньше - примерно 3 млрд долларов.

Мужчины предпочитают более дорогие развлечения и тратят на эти нужды на 27% больше, чем женщины. Молодежь, естественно, тратит больше людей зрелых. А наиболее активны в этой сфере молодые семьи (брак до трех лет), оставляющие в клубах и ресторанах по 60 долларов в месяц.

Молодость и слабое развитие этого рынка приводят к тому, что эластичность по доходу на нем равна единице: граждане с доходом более 470 долларов в месяц (600 долларов в среднем) тратят на развлечения в три раза больше, чем те, чьи доходы равны 200 долларам. Доля этой статьи в общих расходах тоже очень мала - 4,5%.

 srklgr3.gif

Исходя из этой эластичности, а также руководствуясь ранее принятой схемой и тем соображением, что в небольших городах рынок развлечений находится вообще в зачаточном состоянии, можно посчитать, что к 2006 году этот рынок легко может вырасти до 6-9 млрд долларов в год, ежегодно прирастая на 12-15%.

В отличие от рынка одежды здесь нет даже намеков на то, что средние русские недовольны рыночными ценами, спрос огромный, а значит, рентабельность этого рынка еще долго может оставаться одной из самых высоких.

Вечерними развлечениями статья расходов "рекреация" не ограничивается. Сюда же отнесены расходы на летний и зимний отдых. Они составляют примерно 600 долларов в год на семью среднего класса, но при этом эластичность расходов на отпуск по доходу существенно меньше - 0,6. Соответственно, можно посчитать, что сегодня рынок туристических поездок для среднего класса составляет примерно 6 млрд долларов в год, а спустя пять лет он может вырасти как минимум до 8-9 млрд долларов, прирастая ежегодно на 7-8%.

Совокупный же размер трат на развлечения со стороны российского среднего класса может составить к 2006 году 14-18 млрд долларов.

Образование

Образование является одной из приоритетных статьей расходов российского среднего класса. При нашей относительной бедности уже сегодня мы тратим на эти цели 5% всего бюджета, тогда как американцы, по данным их статистики, никогда не выходили за границы 2%.

Средние расходы средней семьи составляют 500 долларов в год. Это позволяет оценить емкость рынка образования в крупных российских городах (переносить оценки, полученные в мегаполисах, на небольшие города некорректно, так же как и в случае с локальными развлечениями) примерно в 2 млрд долларов.

Женщины тратят на образование больше, чем мужчины (особенно велик разрыв в возрасте 30-42 лет - более 30%). Молодые люди тратят на образование больше, чем зрелые (тоже на 30%). Москвичи больше, чем провинциалы, - на 40%.

Однако важнейшими для нас являются разрывы в тратах людей с разными доходами. Они есть. Люди с доходом 600 долларов на человека тратят на образование в два раза больше, чем граждане с доходом 200 долларов. Эластичность - всего 0,6. "Всего", потому что, следуя ответам людей на другие вопросы анкеты, легко понять, что образование является приоритетной тратой. Мало кто отвечает, что "если бы я выиграл тысяч пятнадцать долларов в лотерее, я потратил бы их на одежду". А на образование, свое и детей, потратили бы многие.

Поэтому взять и пересчитать впрямую, что с ростом доходов среднего класса в 1,4 раза за пять лет рынок вырастет с 2 до 3 млрд в городах-мегаполисах и еще возникнет рынок в небольших городах объемом примерно 1 млрд долларов, в данном случае было бы неправильно. Все зависит от того, как будет развиваться рынок образования - в основном по государственному или в основном по частному пути, и от того, что станет нормой - учить своих детей за деньги или бесплатно. Поскольку в отличие от американцев 60-х мы живем в постиндустриальные времена, когда образованию прочат стать самым доходным товаром будущего, не исключено, что российский рынок образовательных услуг станет именно рынком. И тогда возможно, что темпы его роста окажутся выше тех 15%, которые можно рассчитать сегодня.

Здоровье

Расходы на здоровье сегодня являются самой незначительной статьей расходов семьи среднего класса. На эти нужды тратится всего 37 долларов в месяц, или 450 долларов в год. Сегодня из этих сумм складывается рынок частных медицинских услуг объемом 4-5 млрд долларов на весь средний класс страны.

Люди с доходами 600 долларов на человека тратят на стоматологов, акушеров и психоаналитиков в два с половиной раза больше тех, чьи доходы составляют всего 200 долларов. Таким образом, эластичность равна 0,8. Нетрудно посчитать, что к 2006 году рынок частных медицинских услуг для среднего класса может легко достичь объема в 7 млрд долларов, прирастая ежегодно на 8-9%. Однако, как и в случае с образованием, это скорее нижняя граница роста.

Наша текущая доля расходов на медицину составляет всего 4,5%. В США такая доля была характерна для начала 50-х годов. В начале 60-х она составляла уже 6%, а концу 60-х - 7,5%. Исходя из этого, а также учитывая, что обращение к частной медицине становится нормой, можно предположить, что расходы на эту часть жизни будут расти быстрее доходов и к 2006 году мы будем иметь, например, те же 6%. В этом случае рынок частной медицины вырастет до 10 млрд долларов, а темп его роста составит 15% в год.

Недвижимость и автомобили

Это наиболее трудно достижимые блага для типичной семьи среднего класса. Лишь 7% средних русских утверждают, что могут приобрести все, включая недвижимость, и лишь 28% не испытывают затруднений с покупкой автомобиля.

Тем не менее и то и другое они приобретают. На рынке недвижимости средний класс оставляет примерно 8-10 млрд долларов в год, на автомобильном рынке - 5-6 млрд.

На приобретение жилья средняя семья среднего класса с доходом 600 долларов на человека тратит примерно 1400 долларов, семья с доходом 200 долларов на душу тратит примерно 600 долларов. Эластичность по доходу равна 0,8. Используя все привходящие гипотезы, мы можем посчитать, что к 2006 году рынок недвижимости для среднего класса способен дорасти до 13-16 млрд долларов в год, прирастая ежегодно на 9-10%.

Эластичность расходов на приобретение и обслуживание автомобиля близка к единице, причем она приблизительно одинакова и в части приобретения, и в части обслуживания. Таким образом, рынок автомобилей для среднего класса может вырасти к 2006 году до 8-10 млрд долларов (темп роста 10-11%).

Однако если мы сравним наши расходы на эти крупные покупки с американскими, то увидим, что текущие доли расходов российского среднего класса и на жилье, и на транспорт существенно меньше, чем в соответствующие годы в США. У нас расходы на жилье составляют примерно 7%, у них в начале 60-х - 14%. Расходы на транспорт у нас составляют примерно 9%, у них в начале 60-х - 13,3%. Почему такой разрыв?

На наш взгляд, основная причина сравнительно низких расходов на крупные покупки заключается в отсутствии сбережений, с одной стороны, и отсутствии системы кредитования - с другой. Имей средний класс возможность брать кредит под разумный процент, почти наверняка эластичность расходов на недвижимость и автомобили по доходу была бы выше единицы, и тогда перспективные темпы роста этих рынков были бы выше. Впрочем, похоже, дело к этому и идет.

Главный рынок ближайшего года

Как мог заметить внимательный читатель, суммарная эластичность расходов по доходу оказывается ниже единицы. Куда же идут лишние деньги? Ответ очевиден: они сберегаются. Как показывают наши данные, и норма, и размеры сбережений средних русских с ростом дохода увеличиваются очень быстро. Люди с доходом 600 долларов на душу сберегают примерно 3000 долларов в год (15% от доходов), граждане с доходом в 200 долларов откладывают 600 долларов (6%). Таким образом, эластичность сбережений равна 1,6.

Процесс роста склонности российских граждан к сбережениям мы наблюдаем прямо сейчас. Именно этой осенью, как раз после потребительского бума весны/лета 2001 года, многие измерения показали, что люди активно понесли деньги в банки. Так что именно рынок сбережений - банковских вкладов и страхования - станет самым быстрорастущим рынком следующего года.

Заложник рынка

Люди, проработавшие с опросами населения много лет, утверждают, что рядовые граждане чувствуют конъюнктуру порой не хуже маститых аналитиков. Решительно увеличивая размеры своих накоплений, средний класс дает бизнесу понять, что на излете девальвационного подъема самое время готовить внутренний инвестиционный бум.

Это, конечно, абсолютная банальность, но только пропустив через себя огромное количество данных, начинаешь ясно осознавать, насколько мешают нам сегодня и экспортная ориентация экономики, и огромные доли импорта на лучших потребительских рынках, и низкий курс национальной валюты, и, в конечном итоге, маленькая добавленная стоимость, создаваемая внутри страны.

Мы хотели показать, что представители среднего класса пытаются привести свою структуру расходов в соответствие с американским стартом "эпохи процветания", но им трудно это сделать из-за того, что их доходы мало связаны с ценами тех товаров, которые они потребляют (доходы складываются на внутреннем рынке, а цены на товары - в основном на внешнем). Те же, большие по объемам, рынки, которые в принципе могут быть только местными (скажем, рынок недвижимости), не развиваются и из-за отсутствия механизма кредитования, и из-за отсутствия ясного намерения их развивать, которое может быть выражено, например, через государственную программу. Но если в ближайшие год-полтора внутренний рынок не получит мощного притока инвестиций, причем прежде всего в виде отечественного капитала, то российский средний класс так и останется бедным.

Впрочем, сейчас такое развитие событий кажется почти невероятным.

В подготовке материала принимал участие Игорь Березин