Договор дороже денег

Дмитрий Сиваков
3 декабря 2001, 00:00

Изобретен новый способ борьбы со стратегическими инвесторами

В прошлом году группа МДМ купила "Кузнецкие ферросплавы" (КФ) - относительно небольшое, но эффективное металлургическое предприятие в Кемеровской области. Купила не без скандала: бывшие собственники завода упорно не желали сдавать власть и "подложили" МДМ отравленную пилюлю в виде эксклюзивного договора комбината с посредником. МДМ не смирился, и дело, пройдя все возможные инстанции, дошло до Высшего арбитражного суда. Если последняя инстанция примет решение не в пользу группы МДМ, то схема противодействия агрессору наверняка завоюет популярность. Особенно среди собственников тех заводов, которые до сих пор самостоятельны и не интегрированы в крупные холдинги.

Что делать бывшим

Представьте на минуту, что вы - директор или собственник завода. Вы узнаете, что кто-то начинает агрессивно скупать акции вашего родного предприятия, явно стремясь к контрольному пакету. Как вы будете защищаться от агрессора? Можно попробовать включиться в игру и начать самим скупать акции. Практика показывает, что момент, когда это еще не поздно сделать, обычно бывает упущен, да и значительные деньги тратить придется с непредсказуемым эффектом. Попробовать спрятаться за спину губернатора, писать подметные письма, пожаловаться прокурору? Не панацея: почти наверняка враждебная вам сторона будет иметь административный ресурс не меньше вашего. Сделать быстренько допэмиссию и размыть враждебный пакет? Эти грязные фокусы уже давно не приводят к успеху. Единственный правильный метод борьбы с превосходящим вас по силе и финансовым возможностям противником - заставить его купить ваш пакет акций по той цене, которая вам кажется справедливой. Суть большинства конфликтов на почве передела собственности - в неспособности сторон договориться о цене выкупа, устраивающей всех. Пожалуй, единственный пример мирного договора - выкуп "Русским алюминием" акций БрАЗА у Юрия Шляфштейна, председателя совета директоров этого завода.

Что же заставит торжествующего победителя, уже вложившего много денег в скупку акций, пойти на требования побежденного? Ответ простой - "отравленная пилюля" или "золотой парашют". Чего только не понаизобретали на этой ниве бывшие собственники. Пытались выводить активы предприятия в пользу третьих лиц (самый яркий пример: директор "Нижневартовскнефтегаза Виктор Палий в запале борьбы с агрессором - это была "Альфа" - продал акции "дочек" компании), преднамеренно его банкротили ради удержания власти, устраивали себе солидное пенсионное вознаграждение (история скупки одним из бывших директоров "Транснефти" привилегированных акций компании и выплата по ним огромных дивидендов) и т. д. Схемы были плохи тем, что либо изначально выглядели слишком неприглядно, либо не подлежали тиражированию.

Однако изобретательные бывшие менеджеры "Кузнецких ферросплавов" придумали еще одну отравленную пилюлю - эксклюзивный договор предприятия с посредником (см. "Это будут тиражировать"). Один контракт, вовремя заключенный с нужной компанией, - и для отступления с честью все готово. Тут вам и отравленная пилюля для новых собственников и золотой парашют для собственников бывших.

Когда мир перевернулся

Схватка за "Кузнецкие ферросплавы" началась еще три года назад. Тогда выяснилось, что КФ - самое эффективное предприятие черной металлургии. Это обстоятельство (как, впрочем, и то, что до 70% всей его продукции экспортируется) и привлекло к относительно небольшому заводу пристальное внимание крупного капитала. Группа МДМ начала агрессивную скупку акций. Комментирует Сергей Жиляков, бывший гендиректор "Кузнецких ферросплавов":

- Мы особо не волновались, поскольку непосредственно у менеджмента и дружественных структур было более 50 процентов акций. Все резко поменялось в тот момент, когда наш хороший знакомый и партнер Олег Степанов, председатель совета директоров Вентспилсского порта, неожиданно, без всяких консультаций с нами, перевел свои акции "Кузнецких ферросплавов" на офшор. Продал он их группе МДМ или нет, неизвестно, однако МДМ с того дня объявила, что обладает контрольным пакетом акций завода. У нас же остались только 44 процента. С того дня мир для нас перевернулся.

Далее последовала закономерная развязка: уже бывшим владельцам было предложено продать свой пакет. После отказа последовала молниеносная операция по созыву собрания акционеров и прочим процедурам смены собственника. Комментирует Радик Носырев, бывший председатель совета директоров "Кузнецких ферросплавов":

- Все это было неожиданно для нас. И мы, честно говоря, попросту не успели приготовиться к такому агрессивному вторжению. Когда факт смены власти на заводе оказался уже неотвратимым, стали думать, а что нам делать дальше. Мы не стали действовать грязно: пытаться вывести активы или устраивать допэмиссию. Было решено пойти по пути, который будет юридически чистым и в то же время позволит нам обеспечить нашим акциям ту цену, которую они на самом деле стоят". Этот путь привел старую команду к составлению эксклюзивного договора.

Договор - штука просто фантастическая. Читатель может убедиться в этом сам, прочтя наиболее важные выдержки из него (см. "Это будут тиражировать"). Для новых собственников там довольно ловко закрыты все пути к отступлению от строки договора. Предусмотрена даже возможность перенести спор в Москву, дабы противная сторона не могла использовать административный ресурс в Кемеровской области.

А что же группа МДМ?

Увидали - прослезились

Рассказывает Григорий Станкевич, директор юридического департамента группы МДМ:

- Сделка, о которой идет речь, носила для завода абсолютно кабальный характер, поскольку, по мнению бывшего руководства завода, до такой роскоши, как реализация собственной продукции, завод еще не дорос и без помощи в этом вопросе карликовой фирмы ООО "Ньювента" заводу, конечно же, не выжить. Но это не главное. Когда мы пришли на завод, собрали все материалы, относящиеся к данной сделке, и изучили их, то для нас стало абсолютно очевидно, что данная сделка была заключена с нарушениями законодательства. Исполнять незаконную сделку мы, естественно, не собирались. Крупнейшие акционеры завода обратились с иском о признании сделки недействительной и получили на этот счет от судебных инстанций полную сатисфакцию. Однако просто признание недействительным этого договора могло поставить нас в сложное положение. Ведь по нему уже произошли вторичные сделки: завод поставил шведской фирме Sonaco и другим иностранным компаниям тысячи тонн ферросилиция. Суду пришлось бы фиксировать процедуру реституции, то есть возврата нам товара, а его покупателям - денег. Ферросилиций или деньги нам пришлось бы вытаскивать из-за границы, а финансовые претензии к нам мог бы предъявить и российский посредник - "Ньювента", который как эксклюзивный агент и подписывал эти контракты. А это угроза быстрого банкротства и потери комбината.

Поэтому новым собственникам надо было поступить иначе: оспорить в суде сделку так, чтобы избежать реституции. В Гражданском кодексе для этого есть специальное положение: суд может признать сделку недействительной, но прекращает ее действие лишь на будущее время. Однако применение этой нормы неожиданно столкнулось с проблемой. Обоснованы или нет, например, штрафные санкции в отношении "Кузнецких ферросплавов" за нарушение договора с "Ньювентой" до суда? Суды первых трех инстанций приняли позицию "Ньювенты". Для группы МДМ и КФ это означало в итоге выплату в пользу "Ньювенты" только по штрафным санкциям около 5 млн долларов, а также обязательство выполнить договор в натуре, то есть поставить посредникам еще 25 тыс. тонн ферросилиция.

С просьбой прокомментировать непростую ситуацию мы обратились к независимым юристам, передав им пачку из двенадцати решений и постановлений судов трех инстанций и текста злополучного договора между КФ и "Ньювентой". И вот что поведал нам Леонид Погорелов, сотрудник юридической компании "Минфин", специализирующейся на корпоративном консультировании:

- В судебных бумагах в принципе нет явных отклонений от закона. Настораживает другое. Редчайший случай, когда по одному из четырех связанных дел апелляционная инстанция отменяет решение первой инстанции, а кассационная - решение апелляционной.

Договор между КФ и "Ньювентой" - это кабальный договор. Этого нельзя не видеть. Квалифицированные судьи оценивают арбитражное дело с двух позиций: с точки зрения закона и "по понятиям". Когда оба подхода совпадают, то проблем не возникает. Но вот когда они расходятся, как в нашем случае, по искам возможны диаметрально противоположные решения. В таком случае судьи становятся убеждаемыми, в самом широком смысле этого слова.

Если говорить прямо, то судьи в таких ситуациях становятся пристрастными в зависимости от щедрот истца или ответчика.

Последствия

Слово Леониду Погорелову:

- Судебная практика "Кузнецких ферросплавов" показывает, что договор, который крайне тяжело будет признать в суде недействительным, вполне реален. Однако нет никаких гарантий, что его не оспорят - никто не застрахован от случайных ошибок. Но даже и в этом случае "пилюля" по факту остается, поскольку промежуток времени от момента заключения договора и до его признания недействительным в суде может затянуться на месяцы. Этого вполне достаточно для того, чтобы бывшие собственники смогли извлечь из потерянного ими завода ровно ту сумму, которую победившая сторона отказалась платить за выкуп оставшегося у побежденных пакета акций.

Что из всего этого следует?

Такой способ составления эксклюзивного договора может стать чрезвычайно популярным. Он гораздо более элегантен, чем банальный злонамеренный вывод активов. Он относительно дешев и весьма эффективен - с точки зрения получения компенсаций бывшими менеджерами.

Однако судебная практика по такого рода делам с неизбежностью будет коррумпироваться, точно так же, как это происходит по делам о банкротстве.

Остановить договорное безумие можно двумя способами: либо законодательно запретить такого рода "эксклюзивы", либо добиться практической рекомендации Высшего арбитражного суда. А до тех пор в руках у обороняющихся будут появляться все новые и новые эксклюзивные договора - новое оружие массового поражения против сторонних стратегических инвесторов.

P. S. В день сдачи этого материала в печать стало известно, что в президиум Высшего арбитражного суда от одного из судей поступил протест, в котором излагается просьба отменить решения предыдущих инстанций по искам "Ньювенты" к "Кузнецким ферросплавам" (по которым КФ должны проглотить отравленную пилюлю - выплатить "Ньювенте" 5 млн долларов штрафов за неисполнения договора) и отправить дело на новое рассмотрение.