Диалог с "мусульманской улицей"

Шамсудин Мамаев
10 декабря 2001, 00:00

Исламские экстремисты продолжают попытки втянуть Америку в сухопутную войну

Военная фаза антитеррористической войны в Афганистане близится к завершению: только что на конференции афганских фракций в Кенигсватере (Германия) подписано соглашение о том, что переходное - на срок до шести месяцев - правительство в Афганистане возглавит Хамид Карзай, пуштунский вождь и бывший замминистра иностранных дел в первом послевоенном правительстве Бурхануддина Раббани 1992 года. Однако ни сам Раббани, ни бывший король Афганистана Захир Шах в переходном правительстве участвовать не будут.

Предполагается, что Северный альянс получит 17 постов из 30 и сохранит на ключевых силовых постах своих нынешних министров: Мухаммед Фатими будет министром обороны, Юнус Кануни - министром внутренних дел и Абдулла Абдулла - министром иностранных дел. Однако исполнять свои новые обязанности Хамид Карзай начнет с 22 декабря, а сейчас он пытается взять последний оплот талибов - город Кандагар.

Наступление на город ведется с двух сторон. Во вторник с юга в кандагарский аэропорт ворвались отряды бывшего губернатора Кандагара Мохаммеда Джалал Хана, в то время как отряды самого Хамида Карзая подошли к городу с севера. Американская авиация оказывает им активную поддержку, однако морская пехота США пока выжидает. Пентагон не исключает, что ей все же придется принять участие в боях за город.

В падении Кандагара никто не сомневается. Талибы ведут вокруг его возможной сдачи политический торг. В саудовской прессе появилось сообщение, что мулла Омар "намерен решить все проблемы мирным путем", что он якобы сложил свои полномочия и поручил своему преемнику Мохаммаду Баба сдать Кандагар. А тот, по сведениям журналистов, уже направился в пакистанский город Кветту, чтобы привлечь местных пуштунских вождей к переговорам о капитуляции, и намерен сдать последний оплот талибов не кабульскому правительству и не Хамиду Карзаю, а в руки пуштунов, не связанных с США. Одновременно мулла Омар отдал приказ об аресте двух членов руководства "Талибана", вступивших в тайный сговор с американцами.

Вообще новому правительству Хамида Карзая легкой жизни никто не обещает. Бурхануддин Раббани с самого начала требовал, чтобы его формирование проходило не в Германии, а в Кабуле, и уступил лишь после угрозы Запада прекратить широкомасштабную гуманитарную помощь. Разворачиваемая сейчас в Афганистане помощь российского МЧС является достаточно ясным сигналом того, что мы и впредь будем протежировать Северный альянс. Обойденный при распределении портфелей представитель узбекской фракции Северного альянса генерал Дустум (он хотел быть министром иностранных дел) заявил о бойкоте правительства. Он возмущен, что "те, кто играл важную роль в джихаде, в правительстве не представлены".

Это и неудивительно, если учесть преимущественно эмигрантский состав боннской конференции. Впрочем, Вашингтон рассчитывает, что за полгода временному правительству удастся погасить недовольство полевых командиров.

Втянут или не втянут?

Тем не менее в падении Кандагара никто не сомневается; американцы же готовятся к главной цели своей операции в Афганистане - уничтожению или поимке бен Ладена. Они подозревают, что вместе с парой тысяч боевиков он прячется в укрепрайоне Тора-Бора под Джелалабадом. Уже несколько дней по здешним горам "работают" американские бомбардировщики. Местные источники сообщают о сотнях жертв среди мирного населения. Появилась информация и о том, что в результате бомбежек ранен Айман аль-Завахири, глава египетского "Исламского джихада" и правая рука бен Ладена.

Возможно, именно здесь, в горах под Джелалабадом, а не в Кандагаре, сейчас решается судьба как Афганистана, так и всей антитеррористической операции. Вопрос стоит так: начнется ли в этой стране партизанская война? Иными словами, начнет ли Америка ввод своих войск в Афганистан и удастся ли талибам связать их здесь? Этот пункт для бен Ладена и "Аль-Каиды" всегда был решающим. Ведь они и спровоцировали афганскую войну, чтобы втянуть в нее сухопутные силы США и устроить им "второй Вьетнам". А террористическая деятельность "Аль-Каиды" должна, по замыслу, вынудить Вашингтон предоставить гарантии безопасности палестинцам и вывести войска из арабских стран.

Однако для реализации плана "исламскому интернационалу" нужен контроль над арабской нефтью. Для этого вернее всего спровоцировать новую военную операцию США в Ираке и еще сильнее разогреть израильско-палестинский конфликт, чтобы вынудить арабские страны применить "нефтяное оружие" - резко поднять цены на топливо.

Высадка американской морской пехоты в Афганистане началась в воскресенье 25 ноября, а ровно через неделю произошла серия взрывов в Иерусалиме и Хайфе. Организатором взрывов был, конечно, не запертый в Афганистане бен Ладен, а палестинский "Хамас", однако координация действий просматривается. У войны с терроризмом своя диалектика. Израильский премьер-министр Ариэль Шарон отреагировал точно так, как предписано сценарием террористов: "Из Иерусалима, нашей вечной столицы, я заявляю, что как США в битве против мирового терроризма, так и мы будем использовать все доступные нам средства". Битва Израиля с Палестинской автономией за Иерусалим - это как раз то, в чем сейчас крайне нуждается "исламский интернационал" для восстановления своего мифа о джихаде против "сионистов и крестоносцев".

Вашингтон поддался на провокацию

Вообще-то Джордж Буш не хотел идти по стопам своего предшественника и втягиваться в ближневосточное урегулирование. Однако логика войны с террором взяла вверх, и вот уже госсекретарь США Колин Пауэлл вновь объявил о готовности Вашингтона содействовать заключению окончательного мирного договора между сторонами. Арабские лидеры дружно приветствовали эту инициативу, и в регион для переговоров прибыл спецпредставитель США генерал Энтони Зинни. Именно в этот момент "Хамас" и провел серию самых кровавых терактов. Эта тактика нам знакома. Радуев и Хаттаб именно так срывали и в конечном счете сорвали переговоры Москвы с Масхадовым.

До сих пор Вашингтон не приветствовал стремление Израиля войти в глобальную антитеррористическую коалицию и объявить собственную борьбу с палестинцами частью мировой битвы с терроризмом. Причина в том, что Иерусалим уже полторы тысячи лет не является столицей Израиля и всеми прочими странами мира считается лишь оккупированной территорией. А Соединенные Штаты, как указали израильскому премьеру его собственные левые министры, не создают американские поселения в Афганистане. Проще говоря, антитеррористические операции Ариэля Шарона в Палестине могут легко перерасти в оккупацию еще одного куска арабской территории. Однако после новых терактов "Хамаса" Вашингтон изменил свою позицию и в ультимативной форме потребовал от Ясира Арафата немедленных действий по пресечению деятельности террористических организаций. Кроме того, во время беседы в Белом доме президента США Джорджа Буша с Ариэлем Шароном стороны даже обсудили возможность новых бомбардировок Ирака, который тут вообще ни при чем.

Когда Соединенные Штаты начинали бомбить Афганистан, все ожидали нарастающей волны антиамериканских настроений в мусульманских странах. Так оно поначалу и было, особенно в Пакистане, где местные сторонники талибов по призыву бен Ладена даже захватили с оружием в руках один из приграничных городков. Однако победоносный блицкриг Северного альянса изменил настроение "мусульманской улицы". За последнее время не зафиксировано ни одной демонстрации протеста ни в одной мусульманской стране. Возможно, потому, что ни лидера этого альянса Бурхануддина Раббани, одного из основателей афганского отделения "Братьев-мусульман", ни его моджахедов просто невозможно представить в роли ненавистных "крестоносцев". То, что талибы легко бросили столицу и отчаянно обороняют чисто пуштунский Кандагар, наглядно демонстрирует простым мусульманам, что в Афганистане идет не священная война религий, а племенная драчка.

Такое восприятие можно считать самой большой пиаровской победой антитеррористической коалиции на первом этапе операции. Однако антитеррористический союз Вашингтона с Израилем и бомбардировки Ирака наверняка изменят настроение не только "мусульманской улицы", но и нефтяных арабских элит. На этом и построен расчет террористов.

Российский запал к "нефтяной бомбе"

"Саддам Хусейн должен пустить инспекторов обратно. Афганистан - только начало". Эта фраза президента Джорджа Буша, произнесенная им как раз в тот день, когда американские морпехи начали высадку под Кандагаром, заставила вновь заволноваться весь арабский мир. "Вашингтон ищет предлог, чтобы напасть на Ирак и свести счеты с президентом Саддамом Хусейном", - заявил по этому поводу вице-премьер Ирака Тарик Азиз. - Но Багдад не допустит международных инспекторов по разоружению на иракскую территорию и готов к сухопутной войне с США, если они развяжут ее".

Еще через три дня Совет Безопасности ООН единогласно постановил в полугодовой срок пересмотреть систему санкций против Ирака. На том, чтобы дать Ираку полгода, настояла Россия. Благодаря этому у Саддама Хусейна и арабского мира появилось время для маневра. И на этот раз Ирак согласился с продлением программы "Нефть в обмен на продовольствие" без лишних споров.

На следующий день в Новороссийск по случаю официального открытия нефтяного терминала трубопровода КТК приехал министр энергетики США Спенсер Абрахамс. "Добавив свыше миллиона баррелей в сутки к мировым поставкам нефти, этот трубопровод укрепит международную энергетическую безопасность. Большая энергетическая безопасность благодаря более разветвленным поставкам нефти на мировые рынки - таковы ключевые элементы национальной энергетической политики президента Буша", - заявил он. Символично, что произошло это именно тогда, когда последние ваххабитские гвардейцы из корпуса Джумы Намангани погибали под американскими бомбами в Кундузе. Ведь стоимость антитеррористической операции в Афганистане также входит в издержки обеспечения "международной энергетической безопасности".

Хотя израильские бомбардировки Палестины физически никак не могут повлиять на поставки нефти из стран Персидского залива, цены на топливное сырье тут же подскочили на несколько пунктов - трейдеры ждали реакции арабских стран. Решение Ирака вновь опустило цены. Однако главное внимание трейдеров было все же приковано к Москве - на середину прошлой недели там была назначена новая встреча премьер-министра Михаила Касьянова с российскими нефтяными генералами, и генсек ОПЕК Али Родригес с нетерпением ждал известий. "Мы предложили послать делегацию в Россию и ждем ответа президента Путина. Мы готовы выехать, как только они примут решение", - сообщил он журналистам на пресс-конференции 2 декабря. Помощь России ОПЕК просто необходима, чтобы предотвратить ценовой обвал в следующем году, подчеркнул он. Однако приезд генсека не понадобился - Россия решила пойти навстречу нефтяному картелю и уменьшить свою квоту на 150 тыс. баррелей в сутки.

Как известно, в ноябре на фоне резкого и неожиданного падения цен на нефть ОПЕК приняла решение сократить с 1 января 2002 года свой нефтеэкспорт на 1,5 млн баррелей в сутки. Однако лишь при условии, что не входящие в картель страны - производители нефти тоже снизят свой объем экспорта не менее чем на 500 тыс. баррелей в сутки. В ответ Норвегия согласилась снизить свою добычу на 200 тыс. тонн в год, Мексика - на 100 тыс. тонн, Оман - на 50 тыс. тонн. Россия же, второй по объему мировой экспортер нефти, поначалу заупрямилась и пообещала снизить свой экспорт лишь на 50 тыс. тонн в год. Никто, даже само российское правительство, не сомневался, что отказ Москвы от поддержки решения ОПЕК приведет к значительному падению бюджетных доходов России уже в следующем году. И эксперты лишь гадали, какие политические соображения могут стоять за подобным, на первый взгляд чисто экономическим, решением.

На самом деле медлительность Москвы во многом обусловлена ситуацией на Ближнем Востоке. Арабские страны во главе с Саудовской Аравией в свое время обещали поддержку антитеррористической коалиции при условии, что Вашингтон откажется от намерений нанести удар по какой-либо арабской стране. Иными словами, не исключено, что страны Залива могут в этом случае пустить в ход свое нефтяное оружие и наказать Запад. Но Москва только что продемонстрировала им, что это будет невозможно без ее согласия. В то же время Россия ясно дала понять Вашингтону, что не намерена взваливать на себя дополнительные издержки по обеспечению антитеррористической операции. Судя по реакции сторон, все сигналы приняты.