Море волнуется раз

Александр Ивантер
первый заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
10 декабря 2001, 00:00

Большая чистка российской банковской системы давно назрела. Только вот использовать размер банка в качестве главного и единственного критерия отбраковки принципиально неверно

Банк России внес в правительство доработанную концепцию реформирования российского банковского сектора. Вместо введения жестких требований по капиталу к действующим банкам концепция содержит в себе максимально обтекаемую формулировку: "Вопрос об отзыве банковской лицензии предлагается инициировать в случае, если показатель достаточности капитала меньше 10 процентов, а размер капитала ниже 5 миллионов евро". Августовский шторм инициатив Александра Мамута по кардинальной перетряске банковской системы беспомощно разбился о мощные волнорезы ЦБ.

Такой исход спора порадует "государственников" и многие средние банки, а крупные частные банки наверняка сильно огорчит. Меня же огорчает другое. А именно то, что спор по поводу реально назревшей банковской реформы крутится вокруг одного, на мой взгляд, неправильного вопроса: убивать или нет мелкие банки?

Критиковать программу Мамута стало чуть ли не модным. Недоброжелатели обычно так описывают истинные мотивы его предложений: "У меня капитал такой, ну ладно, еще плюс десять позиций вниз, а дальше отсекаем, в лучшем случае оставляем усеченную лицензию, да еще ставим жесткие рамки госбанкам, чтобы они тоже особо не лезли на рынок и не расширяли свои владения, и на этой прореженной поляне нам будет гораздо удобнее вести свой бизнес". Однако безотносительно мотивов, которыми руководствовался Александр Мамут, - а, собственно, никакими другими мотивами, кроме шкурных, он, будучи в то время одним из руководителей немаленького частного банка, и не мог руководствоваться - его предложения имели под собой реальную основу.

Дело в том, что отношение к банковской системе, которое сложилось у нынешнего руководства Центрального банка, мягко говоря, удивляет. Конечно, никто не собирается отнимать у руководителей ЦБ их заслуги. Это и расшивка парализованной осенью 1998 года платежной системы (слава богу, Геращенко хватило мужества в свое время сохранить РКЦ и не отдать платежно-расчетную систему целиком на откуп коммерческим банкам), и успехи в деле валютной и курсовой политики. Однако позиция ЦБ по отношению к банкам-аутсайдерам, проблемным банкам, банкам, по которым ставится вопрос об отзыве лицензии, - это довольно странная, очень вязкая позиция. Она принципиально непрозрачная, не поддающаяся никакому объяснению, кроме самого очевидного и неприятного для руководства ЦБ. Это объяснение заключается в том, что руководство ЦБ по своему усмотрению применяет то один стандарт, то совершенно другой.

С одной стороны, бывают какие-то странные "показательные порки". Например, когда в разгар кризиса 1998 года взяли и завалили входящий тогда в тридцатку крупнейших Межкомбанк, один из самых профессиональных банков, который уверенно переживал кризис, достигнув договоренности со своими западными кредиторами о реструктуризации долгов в обмен на участие в капитале. Но приехала миссия МВФ и потребовала демонстрации активности в деле чистки банковских рядов. И Межкомбанк был выбран в качестве дежурной жертвы - у него была отозвана лицензия.

С другой стороны, одновременно с расправой над "Межкомом" принципиально кинувший кредиторов "СБС-Агро" получил в ЦБ стабилизационный кредит и лишь через год был переведен под внешнее управление АРКО, когда основная масса активов (иностранные кредиторы оценивают ее сумму примерно в один миллиард долларов!) была уже безвозвратно растащена.

Грязная, но старая история - поморщитесь вы. Извольте, факты посвежее. В пятой, самой плохой группе классификации пруденциального надзора ЦБ (она включает банки в критическом финансовом положении) годами висит сотня-полторы банков, и с ними ничего не делают. Мало того, кроме этого "шатающегося низа", есть еще почти три сотни банков с общими активами, до сих пор равными четверти активов Сбербанка, у которых отозваны лицензии, но которые не ликвидированы как юридические лица. А это вообще полный беспредел! Такие конторы - одна из самых удобных, с позволения сказать, юридических форм для махинаций с активами и серых, и черных бизнес-схем. Если ты более или менее грамотный финансист и у тебя есть грамотный юрист, ты можешь химичить с "банком"-юрлицом без лицензии так, что мало не покажется. Почему ЦБ не убивает эти "банки"? Нет внятного ответа! Именно с этим балластом банковской системы и надо разбираться в первую очередь, а не пытаться задушить малышей и середняков, даже не заглянув в их баланс.

Да, проблема неадекватно низкого среднего размера капитала банка реально существует. И проблема избыточного количества банков тоже есть. Конечно, в идеальной ситуации в такой большой стране, как Россия, банков должно быть много. Например, в США более 13 тысяч банков. Но такое количество кредитно-финансовых центров обоснованно только тогда, когда в этих центрах действительно есть жизнь. У нас сегодня ситуация иная. Анализ деятельности массы мелких и мельчайших банков по их балансам показывает, что они не зарабатывают на кредитно-депозитной деятельности. То есть это не вполне банки. Они проводят платежи за какие-то комиссионные, они осуществляют валютообменные операции, они работают в каких-то минимальных объемах с аккредитивами, векселями. Это какие-то финансовые конторы, но никак не банки. Глава Альфа-банка Петр Авен на закончившейся только что в Лондоне конференции прямо заявил, что пятьсот-шестьсот банков, то есть едва ли не половина их общего количества, занимаются только обналичкой. Мало того, что они по объемам ресурсов не адекватны потребностям даже среднего предприятия, они еще и не хотят оказывать полный или относительно широкий спектр банковских услуг. Им неохота возиться с кредитами и постоянно рисковать. Так что отбраковка и серьезная чистка банковского сектора нужны.

Другое дело, что очень странно, когда, затевая большую чистку банковской системы, предлагают использовать размер банка в качестве главного или даже единственного критерия отбраковки. Тот же опыт 1998 года показывает, что рухнули в основном крупнейшие банки. Из первой десятки половины не осталось: три были просто убиты, "Роскред" и "СБС-Агро" вышли под управление АРКО. Кризис убедительно доказал, что качество и эффективность банковского бизнеса - это не линейная функция от размера банка.

Поэтому устанавливать высокий минимальный размер капитала банка - это не решение проблемы. Надо разбираться с конкретными банками. Банковская реформа требует не красивых идей, многостраничных концепций и радикальных решений, а будничной работы по наведению элементарного порядка хотя бы в соответствии с уже существующими стандартами банковского надзора.