В постели с долларом

10 декабря 2001, 00:00

На экспертовском сайте сама собой вспыхнула дискуссия: а убьет ли евро доллар? Первое слово сказал Михаил Федоров, рискнувший предположить, что "примерно в середине января - начале февраля 2002 года на мировых рынках доллар начнет обесцениваться, платежный баланс США затрещит по швам, что, в свою очередь, станет последним гвоздем в гробу американской экономики". В ходе дискуссии с подачи Preferаnce припомнили и Сороса с Дракенмиллером, и Госдуму с Центробанком. А главным оппонентом зачинщика спора стал Иван Копейкин, который, хотя и перевел свои сбережения в евро после 11 сентября, все же считает, что "доллар - резервная валюта мира, и ее начнут спасать именно те, кто, как кажется, захочет избавиться от долларов в первую очередь. До гроба американской экономики очень далеко. Мы с вами не доживем. Интересно, что скажут по данному вопросу наши бровастые эксперты".

Спрашиваете - отвечаем. "Бровастым экспертом" назначили меня.

Если б вы знали, как обидно было за европейцев, когда на днях пришлось менять на доллары немецкие марки, купленные в свое время на всякий пожарный - сбалансировать "валютно-матрасный портфель". А что делать? Евро в российских банках нет. Когда появятся и как будут менять марки на евро, никто сказать не может. С безналичными связываться не хочется. Пример частный, но показательный. Когда американское казначейство решило обменять стодолларовые купюры, по телевизору с утра до вечера звучало: "Сто долларов - это всегда сто долларов". Фраза до сих пор стоит в ушах. Тогда было смешно: чего, мол, американцы деньги на ветер бросают, а вот теперь пришло время, и рефлекс сработал. Европа же на рекламу явно поскупилась. И теперь вместо разъяснений о том, что такое евро, как выглядит, когда и на каких условиях можно будет в Москве обменять европейские валюты на евро, по телевизору в новостях цитируют предупреждения Банка России. Россияне, будьте осторожны с новой валютой. Она печатается на монетных дворах разных европейских стран, и поэтому настоящие купюры могут отличаться друг от друга больше, чем от фальшивых.

Хотя, возможно, дело и не в том, что европейцы поскупились. Возможно, они просто пытаются быть корректными по отношению к американцам. В последнее время в западных СМИ, в аналитическом сообществе (во всяком случае, в том, что касается публичных дискуссий) стало дурным тоном рассуждать о противостоянии между долларом и евро. Америка и Европа союзники, какое может быть противостояние? Так, дружеская конкуренция, почти сотрудничество. Одним словом, капитализм с человеческим лицом. Если бы только не одна неприятность - Боливар не вынесет двоих. Так - почти так - сказал Алан Гринспен.

Тридцатого декабря глава Федеральной резервной системы США выступил с лекцией "Евро как международная валюта" перед "круглым столом" группы Euro 50, объединяющей бывших чиновников европейских финансовых ведомств. Пожалуй, главный вывод, который сделал Гринспен, - существует закономерность, превращающая международную расчетную валюту в своего рода естественную монополию. А периоды сосуществования двух международных валют (будь то гульден и фунт или фунт и доллар) оказывались, как показывает история, лишь этапами перехода к одновалютной системе под эгидой более удачливого конкурента. По Гринспену, вырваться вперед евро может лишь в том случае, если ожидаемая отдача от евроактивов побьет аналогичный показатель активов, номинированных в долларах США. То есть если европейцам удастся переломить нынешнее развитие событий, когда осуществляется постоянный переток капитала из евро в доллар, указывающий на ожидания рынком того, что рост производительности труда в США на годы вперед будет опережать рост производительности труда в континентальной Европе. Конечно, как отметил ближе к концу выступления Гринспен, важную роль в относительном положении евро и доллара в будущем будет играть стремление рынка к диверсификации. Однако закончил он все же тем - что мир может только выиграть от соревнования доллара и евро. Но какая валюта одержит верх, он, к сожалению, не сказал.

Павел Быков