Трудный выбор

Гузэль Фазуллина
10 декабря 2001, 00:00

Руководство Республики Коми намерено оставить угольные компании в государственной собственности. Но в госкомпанию инвестор не придет

Руководство Республики Коми принципиально не хочет отдавать угольную отрасль в частные руки. Несмотря на то что интерес к "Воркутауглю" можно назвать ажиотажным: к компании присматриваются "Северсталь" и Магнитка, "Евразхолдинг" и "Сибал", банки и энергетики. И стоимость "Воркутаугля", по словам генерального директора Виктора Экгарта, "сегодня самая высокая за последние годы, а завтра он резко может упасть цене". И тем не менее глава республики Юрий Спиридонов намерен настаивать на том, чтобы и в будущем году обе угольные компании Коми - и "Интауголь", и "Воркутауголь" - были исключены из списка приватизируемых объектов.

Как заявил "Эксперту" заместитель главы республики Анатолий Каракчиев, "мы будем предлагать президенту России не продавать государственные пакеты акций, находящиеся сегодня в федеральной и республиканской собственности, а объединить их в один пакет и создать управляющую компанию". Сегодня 39% акций "Воркутаугля" принадлежит Минимущества РФ, 23,3% - Минимущества Коми, около 17% контролирует "Северсталь".

Не верят сегодня в Коми в чистые помыслы соискателей госпакета. "Борьба ведь идет не за компанию как таковую, - говорит Виктор Экгарт. - Все разговоры о том, что угля в стране не хватает, надуманны и искусственны. Даже несмотря на реструктуризацию угольной отрасли по программе Всемирного банка, в результате которой добыча угля в России сократилась в два раза, угольные компании испытывают проблемы со сбытом. Поэтому основная конкурентная борьба идет на металлургическом рынке, а не угольном. Тот, кто будет контролировать угольные компании, будет контролировать и металлургические комбинаты".

Против кого хотят "дружить" "Евразхолдинг", ММГК, Новолипецкий металлургический комбинат, уже имеющие свои угольные шахты и разрезы в Кузбассе, алюминщики и банки, понятно. Основным потребителем воркутинских коксующихся углей является "Северсталь". "Желание 'Северстали' иметь какой-то пакет нашей компании, пусть даже контрольный, понятно, - рассказывает Виктор Экгарт. - Мы восемьдесят процентов коксующихся углей отправляем в Череповец. Но у меня нет объяснений, какие благие намерения движут банками, или, скажем, уральскими металлургами, у которых уже есть кузбасские шахты. Ведь наши связи с Череповцом могут быть разрушены, если не хуже".

А "хуже" означает банкротство. Такого сценария развития событий в Воркуте не исключают. И хотя сегодня "Воркутауголь" финансово самодостаточная компания и может покрывать свои текущие расходы, но это равновесие очень хрупкое, оно может быть нарушено в любой момент.

"Мы очень тяжело пережили кризис и реструктуризацию отрасли, - рассказывает Виктор Экгарт. - И вся страна знает, что 'Воркутауголь' была в лидерах всех шахтерских движений, как прогрессивных, так и консервативных.

Программа реструктуризации угольной отрасли Всемирного банка была довольно жесткой. Перед Воркутой были поставлены три задачи: закрыть неперспективные шахты, переселить шахтеров, как мы говорим, на Большую землю, реструктурировать перспективные предприятия и отказаться от государственных дотаций. Финансировалась только первая часть программы - закрытие шахт. Оно для нас прошло менее болезненно, чем для других компаний, мы сократили добычу угля не вдвое, как остальные, а всего на шесть процентов. А вот реструктуризацию действующего производства пришлось проводить своими силами. Мы были вынуждены из собственных средств выплачивать гарантированные государством надбавки. А только компенсации за работу в условиях Крайнего Севера составляют до двадцати шести процентов от себестоимости произведенной продукции. Что уж говорить об остальных выплатах".

Таким образом, на Севере практически всю прибыль съедают надбавки. По мнению Виктора Экгарта, угольные компании могут работать безубыточно, но не развиваться. Угольная отрасль - фондоемкая, нужно постоянно развивать новые горизонты, новые лавы, все это связано с огромными капитальными вложениями. На сегодня они составляют 25-30% от оборота компании.

Общие промышленные запасы Печорского бассейна оцениваются в 360 млрд тонн угля. Разведанные балансовые запасы составляют 9 млрд тонн, из них 4 млрд тонн - ценнейшие коксующиеся угли. Запасы действующих шести шахт ОАО "Воркутауголь" составляют 258 млн тонн исключительно коксующего угля - этого хватит примерно на 25-30 лет работы. Поэтому без строительства новых шахт у бассейна нет будущего. Будут ли металлурги развивать угольные компании? Виктор Экгарт считает, что у этого вопроса может быть только отрицательный ответ. "Я думаю, что 'Северсталь' будет вынуждена поддерживать уровень запасов, но вряд ли будет наращивать добычу угля, - говорит он. - Угольным компаниям лучше быть самостоятельными. Ведь в других странах металлургические компании не покупают угольные. Это чисто российское изобретение".

При существующей сегодня внутренней цене на уголь - 5-6 долларов за тонну, самостоятельно угольщики развиваться не могут. А в государственное предприятие инвестор вряд ли будет вкладывать свои средства. Так что руководству Коми придется найти какое-то компромиссное решение. Основные опасения власти связаны с тем, что "Воркутауголь" - предприятие градообразующее, частник же заниматься социалкой не будет, а постарается сбросить ее на бюджет. В других регионах этого пока не произошло, может, опасения руководства Коми напрасны? "В конце концов, от Спиридонова во многом будет зависеть, будет ли аукцион. И если будет, то какой. Да и повлиять на выбор нового хозяина он сможет, - говорит Виктор Экгарт. - Передела собственности в интересах каких-то отдельных компаний мы опасаемся. Нынешний глава республики сможет найти баланс интересов региона и бизнеса. А вот в чьих интересах будут действовать его соперники на выборах, если они победят, пока не известно".