Зачехлить не получилось

Максим Рубченко
17 декабря 2001, 00:00

Закон о банкротстве останется и в новой редакции грозным оружием передела собственности

Результаты действия нынешнего Закона о банкротстве некоторые специалисты называют экономической и правовой катастрофой. Для такой оценки есть весьма существенные основания, поскольку банкротства сегодня стали основным инструментом передела собственности в России. Масштабы бизнеса на банкротствах приобрели такой размах, что даже правительство озаботилось сложившейся ситуацией и взялось за разработку новой редакции закона.

Шестого декабря Федеральная служба по финансовому оздоровлению (ФСФО) согласовала с Минюстом окончательный текст законопроекта. А на следующий день состоялась организованная "Экспертом" совместно с газетой "Ведомости" научно-практическая конференция "Бизнес на банкротствах. Предпринимательская этика в России", участники которой обсудили и новый законопроект, и перспективы развития ситуации в сфере банкротств. Оснований для оптимизма не обнаружено.

Что будет в законе

Главное новшество в обновленном законе касается участия государства в процедурах банкротства. Сейчас государство находится в четвертой очереди привилегированных кредиторов, и его представители имеют право голосования только на первом собрании. Новый законопроект приравнивает государственных представителей к конкурсным кредиторам - они будут стоять в общей очереди и на всех этапах банкротства должника участвовать в принятии решений наравне с другими кредиторами.

Еще одна важная новация: если в составе кредиторов окажутся представители нескольких государственных ведомств, например налоговой инспекции, Дорожного фонда и Пенсионного фонда, то все требования государства будут консолидироваться и их будет представлять в совете кредиторов один человек.

Существенно расширено в новом законе понятие фиктивного банкротства. Сейчас им считается подача должником в суд заявления о банкротстве при наличии возможностей удовлетворить требования кредиторов. В новом законе фиктивным банкротством будет считаться и признание должником необоснованных требований заявителя, и непринятие должником мер по оспариванию незаконных требований заявителя.

Заметно ужесточены требования к арбитражным управляющим, которые сегодня даже не обязаны иметь высшего образования. Теперь арбитражный управляющий не только должен будет иметь высшее образование, но и сдать специальный теоретический экзамен по программе объемом 446 часов, и, кроме того, пройти стажировку в качестве помощника арбитражного управляющего в течение года.

Арбитражный управляющий должен будет иметь материальное обеспечение своей деятельности. Если суд назначает человека арбитражным управляющим, то с момента возложения на него этих обязанностей он должен представить обеспечение за счет собственных средств на случай причинения ущерба в результате его ошибки лицам, участвующим в процедуре банкротства, в размере 5% от балансовой стоимости активов управляемого предприятия. "Не надо сразу замахиваться на КамАЗ или АвтоВАЗ, - комментирует это положение закона руководитель ФСФО Татьяна Трефилова. - Надо соглашаться быть управляющим на таком предприятии, на какое хватает активов. По мере накопления опыта и денежных средств будут появляться и более крупные объекты. Мы понимаем, что для арбитражных управляющих будет достаточно сложно вносить залог, поэтому законопроектом предусмотрено, что кредиторы могут выплачивать арбитражному управляющему дополнительное вознаграждение по итогам его работы".

Значительное место в новом Законе о банкротстве уделяется еще одной новинке - саморегулируемым организациям арбитражных управляющих (СРО), которые будут контролировать деятельность своих членов, а сами - находиться под строгим контролем ФСФО. Главные обязанности СРО - предоставлять чиновникам подробные сведения по всем аспектам своей деятельности ("Замучают бумажками", - обреченно вздохнул один из арбитражных управляющих) и нести материальную ответственность за деятельность своих членов: при назначении арбитражного управляющего на то или иное предприятие СРО, членом которой он является, должна будет предоставить документы о наличии обеспечения в размере 10% стоимости активов данного предприятия на случай причинения ему убытков в результате ошибки арбитражного управляющего или его виновных действий.

И наконец, важнейшая из новаций: теперь решение о начале процедуры банкротства принимается только судом. Причем в течение тридцати дней после подачи кредитором заявления о банкротстве должник может выплатить свой долг и на специальном заседании суда предъявить соответствующие документы либо оспорить обоснованность иска.

Покупай, подешевело

Некоторые плюсы нового законопроекта по сравнению с положениями действующего сегодня закона бесспорны. Взять хотя бы тридцатидневную отсрочку начала процедуры банкротства или отмену деления арбитражных управляющих на категории. Однако некоторые новации вызывают вопросы. Например, по тем же саморегулируемым организациям. "Я лично считаю, что они должны быть больше по численности - не меньше ста человек, - говорит Татьяна Трефилова. - Потому что, чем больше организация, тем большую сумму залога она сможет внести за своих арбитражных управляющих. Маленькие организации не смогут получать крупные предприятия". Но есть и точка зрения самих арбитражных управляющих. "Я знаю десять, максимум пятнадцать моих коллег, которым могу доверять и в профессиональном, и в этическом плане, - говорит один из них. - Но как можно хорошо знать сто или больше человек? И почему я должен платить свои деньги за ошибки человека, которого не знаю, только из-за того, что мы с ним состоим в одной саморегулируемой организации?" Вот и выбирай - либо всю жизнь работать на захудалых микроскопических фабричках, либо терять свои немаленькие членские взносы из-за ошибок какого-то дяденьки. Правительственные чиновники на этот счет никаких рекомендаций не дают.

Но еще важнее другое. Как уже неоднократно писал "Эксперт" (см., например, "Худший закон России" в N39), главным недостатком действующего Закона о банкротстве является его беспрецедентная взяткоемкость, то есть возможность склонить судей к принятию абсолютно легального решения в свою пользу.

Взяткоемкость отдельных положений нового документа существенно превосходит все, что содержится в действующем законе. Взять хотя бы положение о том, что все требования государственных структур консолидируются и представляются в совете кредиторов одним человеком. На практике это означает, что от чиновника с заработной платой в две тысячи рублей будет зависеть движение активов предприятия, которые могут измеряться миллионами и миллиардами. Простор для подкупа открывается необозримый.

"А что означает положение закона о том, что саморегулируемая организация несет материальную ответственность в размере десяти процентов стоимости активов предприятия, находящегося в процедуре банкротства? - рассуждает профессор Финансовой академии и экс-глава ФСФО Георгий Таль. - Этим самым заинтересованным лицам напрямую говорят: 'Ребята, цена предприятия - десять копеек за рубль активов. Платите эти деньги, и вы сможете поставить своего управляющего, вы получите это предприятие'".

Если бы мечта сбылась...

Единственным средством направить банкротства в России в цивилизованное русло Георгий Таль считает полное изменение всей структуры Закона о банкротстве на основе пяти постулатов.

1. Закон о банкротстве должен эффективно препятствовать любым недобросовестным действиям, от кого бы они ни исходили. В частности, недобросовестными должны признаваться любые действия кредитора, направленные не на возврат своего индивидуального долга, а на завладение чужими активами через процедуру банкротства.

2. Возбуждение дел о банкротстве со стороны кредиторов должно быть максимально затруднено, чтобы они использовали в первую очередь исполнительное законодательство. "Кредитор должен, не обращая внимания на других кредиторов, абсолютно тупо взыскивать свой долг через исполнительное производство, - считает г-н Таль. - А банкротство должен использовать должник, как защиту от кредиторов через предусмотренный мораторий на взыскание долгов".

3. В законе должен быть реализован принцип соответствия права и ответственности. В частности, арбитражный суд, не несущий никакой ответственности в силу своего статуса, не должен влиять на выбор арбитражного управляющего. Он должен только принять к рассмотрению спор и вынести по нему решение.

4. Кредиторы должны быть лишены права принимать решения о том или ином способе реализации имущества кредитора по той или иной цене. В идеале кредитор в процедуре банкротства должен появляться только два раза - в суде, чтобы определить свои требования в том или ином объеме, и в кассе, где он должен получить деньги в соответствии со своими требованиями.

5. Закон не должен предусматривать никаких процедур, позволяющих завладеть хотя бы на время чужой собственностью иначе, как купив ее. Это означает, что нынешняя процедура внешнего управления должна быть упразднена. "А до тех пор, пока у нас по административному акту, а не в результате сделки купли-продажи собственность переходит к тому или иному лицу, будет продолжаться вакханалия с банкротствами", - уверен Георгий Таль.