Страшнее бомб

24 декабря 2001, 00:00

На прошлой неделе первое постталибское афганское правительство Хамида Карзая приступило к работе. Запад пообещал к этой дате прислать своих миротворцев в Кабул, а сам новый афганский премьер прилетел в Италию для встречи с бывшим афганским монархом Захир Шахом. 87-летний старец благословил своего соплеменника и подарил ему личную копию Корана. В то время как итальянский премьер Сильвио Берлускони пообещал Карзаю новенькую телестудию в Афганистане. Независимую. "Это будет большим подспорьем для наших средств коммуникации", - отвечал благодарный Хамид Карзай.

Дело вовсе не в коммуникациях. Телестудия, как и открывшиеся в городах Афганистана кинотеатры, как и женщины, введенные по настоянию ООН в правительство, - это для исламского экстремизма пострашнее семитонных американских бомб.

Самуэль Хантингтон утверждал, что доминирующим источником конфликтов отныне становится не экономика, не идеология, а культура. Конфликт в Афганистане является отличной иллюстрацией этого процесса. В беседе с корреспондентом New York Times Сами уль-Хак - пакистанский сенатор, глава знаменитого медресе Хаккания, учитель муллы Омара и друг бен Ладена - заявил, что главной причиной нынешнего конфликта является "экспорт американских социальных и сексуальных обычаев". "На Западе плохо понимают концепцию джихада, - говорил он. - Джихад означает борьбу с дьяволом. Большой джихад - это борьба с дьяволом внутри своей души, малый джихад - борьба с дьяволом извне, война против внешнего врага ислама. И если война с внешним врагом рано или поздно заканчивается, то борьба с собственными греховными наклонностями является вечной".

Целенаправленное и сознательное возбуждение "основного инстинкта" современными голливудскими фильмами сильно затруднило правоверному мусульманину его собственный большой джихад и стало восприниматься исламскими фундаменталистами как заговор, как внешняя культурная агрессия и, следовательно, как повод к малому джихаду - войне. Отряды талибов, захватившие Кабул в 1996 году, состояли в основном из деревенской, фанатично настроенной молодежи. Столица им показалась вместилищем разврата. И амир кабульской Шуры получил в свое распоряжение новую спецслужбу - полицию нравов. Она была создана по ваххабитскому образцу и имела независимую финансовую поддержку из Саудовской Аравии. "Вопрос не в том, носят ли мужчины бороду, а женщины бурки. Главное - не допускать в Афганистане никакого греха и развивать все добродетели", - сформулировал для нее задачу министр юстиции мулла Нурадин Тураби. В полном соответствии с серьезностью намерений кандагарских мулл женщинам было запрещено даже самостоятельное передвижение по городу - только в сопровождении близкого родственника. Сотрудники полиции нравов получили право останавливать парочки для проверки действительной степени их родства и соответствия их одежды исламским предписаниям. А также право обыска на предмет владения такими запрещенными вещами, как фотографии.

С точки зрения исторического времени "глобальная сексуальная революция" еще очень молода - на Западе она свершилась в начале семидесятых, в России - в прошлом десятилетии. В конечном счете она неизбежно произойдет и в мусульманском мире. Сегодняшний парадокс заключается в том, что как раз после нефтяного кризиса начала семидесятых стало быстро расти финансовое могущество ваххабитского королевства Саудовская Аравия и, соответственно, идеологическое влияние исламских фундаменталистов. Именно это обстоятельство сделало неизбежным как "цивилизационный откат" в мусульманском мире, так и культурный конфликт между Западом и Востоком. А победа моджахедов в малом джихаде против Советского Союза сделала, видимо, неизбежной и новую пробу их сил с другой главной "империей зла" - Соединенными Штатами.

Тем не менее все эти исторические обстоятельства носят явно преходящий характер и вряд ли заслуживают столь громкого термина, как "конфликт цивилизаций". В частности, антитеррористическая операция в Афганистане и Чечне рано или поздно приведет к выходу каспийской нефти на мировой рынок и неизбежно подорвет как финансово-политическое влияние Саудовской Аравии, так и идеологическое влияние подпитываемых ею исламских фундаменталистов. Усиление же светских мусульманских режимов вновь откроет путь для вестернизации мусульманского общества и очень ослабит пресловутый культурный конфликт между Западом и Востоком.