Жуткий хаос - жестокий порядок

Александр Механик
обозреватель журнала «Эксперт»
14 января 2002, 00:00

В течение всей истории Россию бросало в крайности, и главная причина тому - огромное социальное расслоение и отчуждение. Если их не преодолеть, то нас ждут новые революции

"История предстает перед нами как ряд кризисов, между
которыми существуют какие-то площадки эпохи равновесия..."
Фернан Бродель

Если история циклична, как утверждает наука, то Россия тому - идеальный пример. Периоды взлетов и падений, переключения от беспредельной вольности к беспредельному рабству и наоборот в российской истории очерчены ярче, чем где бы то ни было, амплитуда колебаний исторического маятника гораздо больше, и повторяются они с маятниковой же неумолимостью и точностью.

Последние пять столетий циклы российской истории во многом определялись промежуточными результатами постоянной гонки за Западом. Когда при Иване Грозном Россия завершила разгром последних крупных татарских ханств на востоке, она естественным образом повернула на Запад. Соответственно изменились идеологические доктрины. Именно при Иване Грозном возникла концепция "Москва - третий Рим", а при Петре I окончательно утвердилась норманнская теория происхождения государства на Руси.

Целью погони для одних было экономическое и военное превосходство над Западом, для других - европейское качество жизни, гражданские и политические свободы. Причем никогда, ни в один из периодов эти цели не ставились одновременно. Более того, российская элита практически никогда не рассматривала качество жизни граждан и их свободы как собственные цели, пренебрегая ими во имя достижения экономического и военного могущества государства.

Всякий раз в истории, когда казалось, что цель близка, что мы вот-вот "догоним и перегоним", следовал срыв, и все начиналось сначала. И в этом тоже проявлялась цикличность русской истории. Собственно говоря, мы сами живые свидетели очередного акта этой многовековой драмы. Во второй половине ХХ века СССР стал супердержавой и претендовал на достижение экономического и военного паритета с Америкой. И тут - очередной крах.

До и после застоя

Различные периоды российской истории легко охарактеризовать с помощью таких понятий, как "хаос" и "порядок". Под "хаосом" мы понимаем периоды революций и радикальных реформ, в ходе которых происходят массовые общественные волнения, нарушается и разрушается действующий порядок вещей, устраняется старая элита и формируется новая, подвергается существенной реконструкции или даже разрушению государственный аппарат, а в крайних случаях возникает угроза самому существованию государства. "Порядок" - это периоды устойчивого существования государственной власти, которое может принимать формы застоя, а может выливаться в государственный террор, который не вызывает активного сопротивления граждан и призван уничтожить всякое напоминание о преодоленном "хаосе".

Для времени революционных потрясений обычно характерно расширение свободы и децентрализация государственной власти, а для послереволюционного времени - ограничение свобод, централизация и бюрократизация. Следует заметить, что мы не вкладываем в понятия "хаос" и "порядок" (далее будем употреблять их как имена собственные) ни позитивной, ни негативной оценки, а рассматриваем их только как характеристики состояния общества в различные периоды.

На нашем графике переходов от Хаоса к Порядку в российской истории большему Хаосу, по аналогии с понятием энтропии, используемым в физике и информатике, присвоены численно большие значения, чем малому Хаосу или любому Порядку. Ведь, как писал классик математической логики Чарльз Пирс, "энтропия возрастает, когда свобода выбора увеличивается, но уменьшается, когда свобода выбора и неопределенность ограничены".

В качестве опорных точек графика взяты периоды революционных потрясений, то есть периоды максимального Хаоса. Такие, например, как Октябрьская революция или Смута. Заметим, что события начала последнего десятилетия прошедшего века - распад СССР - большинство современных историков и политологов также относит к революциям.

Между этими событиями на оси российской истории легко выделить периоды радикальных реформ, которые, оставляя в неприкосновенности государственные институты, приводили к существенным потрясениям в жизни граждан и, соответственно, к Хаосу, однако не столь существенному, как в периоды революций. Характерные примеры - освобождение крестьян в 1861 году или реформирование патриархом Никоном православной церкви, которое началось в 1653 году с установления троеперстия.

Революционным потрясениям предшествуют обычно запоздалые реформы, которые, по замыслу реформаторов, должны предотвратить надвигающиеся потрясения, но которые только подталкивают начало революционных процессов. Перед революцией 1917 года это были столыпинские реформы, перед восстанием декабристов 1825 года - реформы Сперанского.

Периоды так называемого Порядка обычно следуют непосредственно за революционными потрясениями, за максимальным Хаосом. В XX веке это, конечно, эпоха правления Сталина с пиком в 1937 году. В XIX веке это царствование Николая I, кульминационным моментом которого можно считать участие русских войск в подавлении венгерской революции 1848 года.

После радикальных, но не революционных реформ следовали периоды застоя, которые так же, как и предшествующие реформы, носили значительно более умеренный характер, чем послереволюционный Порядок. Такими, например, были брежневский застой, пиком которого был XXV съезд КПСС в 1971 году, и царствование Александра III, начавшееся в 1881 году и ознаменованное отказом от многих либеральных завоеваний предшествующего периода.