В поисках новых пирамид

Российская экономика
Москва, 14.01.2002
«Эксперт» №1-2 (309)
Нам пора менять модель управления НТП

В последнее десятилетие действия и бизнеса нашего, и государства в инновационной сфере сильно напоминали безуспешные попытки героев романа Стругацких "Пикник на обочине" разобраться с продуктами сверхцивилизационной деятельности, оставленными на Земле инопланетными посетителями. Хайтечные осколки советской "сверхцивилизации" упорно не встраивались в стандартные бизнес-схемы и госуправленческие модели. Россия стремительно теряла пункты в рейтинге развитых в технологическом отношении стран.

Объяснения сложившейся ситуации в терминах "злого умысла" или "геополитического заговора" слишком литературны, хотя и небезосновательны. Действительно, доля наукоемких производств и расходов на НИОКР в ВВП развитых стран неуклонно растет, увеличивается и мировой рынок высоких технологий. Сегодня это около 2,3 трлн долларов, к 2010 году, по прогнозам Института экономических стратегий, эта цифра может увеличиться вдвое. Причем из-за резкого сокращения жизненного цикла хайтечных товаров времени на получение сверхприбыли (в широком смысле слова, включая и геополитический выигрыш) остается все меньше, а угроза не получить ничего все больше. Поэтому и корпоративный шпионаж, и подкуп части политической и научной элиты, ответственной за технократическую политику того или иного государства, происходили в истории не раз - и еще не раз произойдут. Нильс Бор, вывезенный из Дании в бомболюке американского бомбардировщика, "невозвращенец" Георгий Гамов, обработанный западными спецслужбами, или Клаус Фукс, завербованный советской разведкой, стали уже примерами из учебников. Что уж говорить о последних нашумевших судебных процессах над Григорием Пасько, Валентином Моисеевым и иже с ними.

Но в нашем случае кажется важным обратить внимание на другую причину неудачи отечественной хайтечной политики - эффективное управление НТП в масштабах страны возможно только с помощью достаточно крупных стратегических проектов, в которые вовлекаются целые пласты национальной экономики, а интеллектуальный ресурс нации претерпевает тотальную мобилизацию. Стохастической деятельности малых и средних инновационных фирм и отдельных групп энтузиастов-разработчиков направляющие должны задавать крупный капитал и государство. Ракетный, атомный, радиоэлектронный проекты - примеры таких "пирамид XX века", которые не только спровоцировали появление новых, но и дали хороший технологический толчок многим "старым" отраслям промышленности. Можно вспомнить о японской национальной программе создания искусственного интеллекта или о французском "атомном ГОЭЛРО", сильно обеспокоившем в свое время американцев. Российская политическая и бизнес-элита ни одного нового сверхпроекта поддерживать не стала, да и старые пустила на самотек. Отчасти вина за это лежит и на нашем научном сообществе, которое долгое время не могло предложить чиновникам и предпринимателям четких стратегических ориентиров, предпочитая равномерно размазывать скудные бюджетные и частные - а были и такие - поступления по "всем важным направлениям", скр

У партнеров

    Реклама