Деревья не растут до небес

Сергей Смирнов
14 января 2002, 00:00

Американская экономика вступила в длительную полосу нестабильности

Начиная со второй половины 1993 года экономика США росла головокружительно быстрыми темпами. В течение семи лет, до II квартала 2000 года включительно, ВВП и потребительские расходы ежеквартально увеличивались в среднем на 1%, а инвестиции в оборудование и программное обеспечение - на 3% (соответственно, 4 и 12,4% в годовом исчислении). Выпуск высокотехнологической промышленной продукции (компьютеров, включая компоненты к ним, и средств связи) рос в течение этого времени еще быстрее - в среднем на 8,4% за квартал (38,2% в годовом исчислении!). При этом обычных признаков приближающейся рецессии, таких как ускорение инфляции или стремительное накопление запасов, не наблюдалось. Адепты новой экономики даже выдвинули тезис о том, что внедрение компьютеров, оптоволоконной связи, лазеров и Интернета ведет к эпохальному прорыву в уровне производительности труда, якобы позволяющему одновременно сокращать безработицу, увеличивать зарплату и наращивать прибыль, не разогревая инфляцию.

Впрочем, к концу 90-х некоторые диспропорции в экономике США стали чересчур очевидными, чтобы не вызывать беспокойства. К их числу прежде всего относились явная перегретость рынка акций высокотехнологических компаний и небывало низкий, близкий к нулю, уровень личных сбережений. Настораживали также постоянный рост занятости, чреватый раскручиванием инфляции и рост дефицита торгового баланса, увеличивающий зависимость США от притока капиталов с мировых финансовых рынков.

Аварийная посадка

Особенно беспокоила экспертов перегретость фондового рынка. Опыт Японии, в течение почти десяти лет так и не сумевшей преодолеть негативных последствий лопнувшего фондового "пузыря", красноречиво показывал всю серьезность ситуации. Когда во второй половине 2000 года после серии последовательных повышений ставки ФРС, призванных "охладить" экономику, появились первые признаки замедления, это особой тревоги не вызвало. Сценарий "мягкой посадки", предполагающий, что рыночные агенты проявят наконец умеренность в наращивании своего спроса, считался не только наиболее вероятным, но и наиболее предпочтительным вариантом развития экономики. Однако события неожиданно стали разворачиваться по сценарию не "мягкой", а "аварийной посадки". Вместо некоторого замедления темпов роста, произошло сокращение производства, и экономика вступила в фазу открытой рецессии.

Снижение выпуска промышленной продукции началось еще в июле 2000 года. С сентября того же года стали стремительно падать цены на акции компаний высокотехнологического сектора. Кроме того, в III квартале резко сократились прибыли корпораций, замедлился рост инвестиций в оборудование и программное обеспечение, а также обозначилось снижение экспорта американской продукции вследствие уменьшения спроса со стороны внешнеторговых партнеров США.

С января 2001 года началось падение производства компьютеров и средств связи. Это было довольно неожиданно. Не только потому, что все привыкли к астрономическим темпам роста этого сектора, но и потому, что, по имеющейся тогда информации, перенасыщения экономики этой продукцией не происходило.

С апреля 2001 года стала сокращаться занятость. В конце ноября, когда все тенденции окончательно обозначились, Национальное бюро экономических исследований США объявило, что последний пик был достигнут экономикой в марте 2001 года и, стало быть, с апреля началась рецессия. Период непрерывного подъема по общепринятой классификации НБЭР США продолжался ровно десять лет - с марта 1991-го по март 2001 года. Это на четырнадцать месяцев превысило предыдущий национальный рекорд, поставленный в 1960-е годы.

Наконец, в III квартале 2001 года на 1,3% в годовом исчислении снизился ВВП. Основной причиной этого стало замедление роста потребительских расходов с привычных 3-4% до 1% в годовом исчислении вследствие шока, вызванного терактом 11 сентября.

Прямой ущерб, нанесенный террористами, по разным оценкам, составил от 30 до 60 млрд долларов. Впрочем, прямые убытки американского бизнеса в значительной мере будут покрыты за счет помощи из федерального бюджета и страховых выплат японских страховых и перестраховочных компаний.

Более серьезные последствия связаны с тем психологическим шоком, который пережили американские потребители в сентябре (тогда реальные потребительские расходы снизились сразу на 1,2%). Хотя к концу года ситуация в целом стабилизировалась, выручка авиаперевозчиков и гостиничного сектора еще не скоро вернется к прежним объемам, а главное, стимулирование спроса было достигнуто за счет беспрецедентных льгот и скидок (среди них наибольшую известность получили беспроцентные кредиты на приобретение новых автомобилей). Вследствие этого уменьшились текущие прибыли розничной торговли и сократились прогнозы будущих продаж.

Самые радикальные изменения произошли в бюджетной политике. При Клинтоне ликвидация бюджетного дефицита считалась одной из важнейших стратегических целей экономической политики, а достижение профицита, соответственно, одним из важнейших достижений клинтоновской администрации. Буш занял принципиально иную позицию. В начале января 2002 года он открыто заявил: "Я говорил американскому народу, что нация может иметь дефицит во время войны, национальной угрозы или рецессии. Сейчас мы имеем и то, и другое, и третье".

Защита Гринспена-Буша

В течение всего 2001 года ФРС оперативно и агрессивно реагировала на ухудшение экономической конъюнктуры снижением уровня процентных ставок. Первое снижение было проведено 3 января, последнее (одиннадцатое по счету) - 11 декабря. За год ключевая ставка по федеральным фондам уменьшилась с 6,5% годовых до 1,75% - самого низкого уровня за последние сорок лет. Два позитивных эффекта этой политики очевидны уже сейчас. Это приостановка падения основных фондовых индексов и продолжение строительного бума, подпитываемого удешевлением кредитов.

Инструменты бюджетной политики оказались менее эффективными. Проведенный Бушем возврат "переплаченных" налогов (38 млрд долларов) привел не к желаемому стимулированию потребительских расходов, а к кратковременному увеличению личных сбережений. Принятый после 11 сентября пакет чрезвычайных мер (40 млрд долларов) удовлетворил "первоочередные потребности" авиапромышленности и военного сектора, но стимулирующего эффекта на всю экономику не оказал. Более объемный пакет (100 млрд долларов), предложенный Бушем, прошел палату представителей, но был заблокирован демократической оппозицией в сенате.

Таким образом, ФРС пока фактически остается один на один с продолжающейся рецессией.

Мгновенное фото

Можно сказать, что в экономике США сейчас три основных очага нестабильности - промышленность (прежде всего производство компьютеров и средств связи), инвестиции и корпоративные прибыли.

Последние данные за III квартал 2001 года дают весьма мрачную картину как по инвестициям, так и по рентабельности, однако она, возможно, уже несколько "устарела". Во всяком случае, более оперативные данные по промышленности гораздо оптимистичнее. Хотя к ноябрю 2001 года промышленное производство сократилось на 6,5% по сравнению со своим пиком в июне 2000-го (выпуск компьютеров и средств связи - на 16,4%, автомобилей - на 10,3%), однако в ноябре снижение составило только 0,3%. Целый ряд косвенных индикаторов, прежде всего конъюнктурный индекс менеджеров по закупкам (NAPM) указывает на то, что в декабре промышленное производство также уменьшилось, но темп падения был еще меньше, чем в ноябре.

Таким образом, есть некоторые основания считать, что темпы падения американской экономики замедляются.

Ключевые риски

В то же время ситуация по-прежнему остается довольно неустойчивой.

Во-первых, неясно, как поведет себя американский потребитель. Пока он "держался молодцом", удерживая на плаву всю экономику. Потребительские расходы составляют две трети ВВП, и серьезного спада ВВП в США просто не может быть, если потребительские расходы растут. Но что будет, когда скидки и льготы, введенные в конце прошлого года, будут отменены? А если безработица будет и дальше расти? До сих пор потребление оставалось стабильным, несмотря на снижение занятости (возможно, сказывался так называемый эффект богатства), но долго ли это может продолжаться? Между тем сейчас уровень безработицы представляется слишком низким по сравнению с уровнем использования производственных мощностей. Когда коэффициент использования мощностей последний раз (около двадцати лет назад) был на нынешнем уровне (чуть больше 75%), безработица составляла не 5,8%, а 8-9% рабочей силы. Следовательно, можно ожидать дальнейшего роста безработицы. Как на это отреагируют потребители? Неужели по-прежнему будут сберегать менее 1% своих доходов?

Во-вторых, скидки и льготы, предоставленные потребителям, ложатся бременем на прибыль компаний - "бесплатных завтраков не бывает". Смогут ли фирмы, прежде всего автомобилестроительные, дождаться улучшения конъюнктуры, или они будут вынуждены пойти на новое сокращение работающих, за которым, в свою очередь, может последовать уменьшение потребительского спроса и т. д.?

В-третьих, хотя отсутствие инфляционной угрозы позволяет ФРС еще немного снизить свою ставку, что будет, если рецессия затянется? Когда абсолютный уровень ставки приближается к нулю, действенность этого испытанного оружия центральных банков сходит на нет, как это уже давно произошло, например, в Японии.

В-четвертых, бюджетный дефицит, появление которого в ближайшем будущем весьма вероятно, вовсе не давая гарантии выхода экономики из рецессии, в среднесрочном плане способен породить серьезные проблемы. Пример Японии в этом смысле опять-таки показателен.

Наконец, появление бюджетного дефицита увеличивает зависимость экономики США от притока иностранных инвестиций. Пока в этой области особых проблем нет, но они могут возникнуть, если более устойчивая еврозона сможет оттянуть на себя часть средств с мировых финансовых рынков.

Переплатили

Все эти сюжеты на самом деле не дают ответа на один элементарный вопрос: почему рецессия в США началась тогда, когда она началась, не раньше и не позже? Попробуем кратко ответить на этот вопрос, проанализировав соотношение тенденций изменения производительности труда, заработной платы, цен и прибыли.

Исходя из общих соображений, можно сказать, что корпорации имеют возможность безболезненно для себя повышать заработную плату своим работникам, если рост измеренного в текущих ценах выпуска опережает рост расходов на оплату труда. Однако сопоставление темпов прироста почасовой выработки (также измеренной в текущих ценах) и оплаты труда в несельскохозяйственном секторе США показывает, что начиная со второй половины 1997 года первый показатель обычно уступает второму. В результате доля трудовых издержек в цене продукции, имевшая с этого момента устойчивую тенденцию к росту, в середине 2000 года вышла на уровень, характерный для кризиса начала 90-х годов. Соответственно, доля прибыли в цене снизилась, что и породило проблемы с прибыльностью американских компаний. Это потянуло за собой торможение инвестиций и в конечном счете спровоцировало спад.

Основные причины роста удельного веса трудовых издержек, на наш взгляд, заключаются в том, что в США установилась негласная практика постоянной индексации заработной платы, а возможностей переложить рост издержек на цену готовой продукции в нынешней низкоинфляционной среде компании лишены. В итоге рост производительности труда оказывается недостаточным, чтобы обеспечить компаниям необходимую прибыль.

Вплоть до III квартала 2001 года доля трудовых издержек росла, а прибыли - снижалась. Более поздних данных пока нет, но известно, что до конца 2001 года почасовая оплата росла, а инфляции практически не было. Поэтому можно предположить, что в последние месяцы 2001 года ситуация мало изменилась, а значит, проблемы, связанные с низкой прибыльностью будут еще какое-то время преследовать американские компании.

Как обычно в условиях спада, американские корпорации решительно сокращают персонал (с марта по декабрь 2001 года было уволено 1 млн 367 тыс. работников). Однако традиционный способ снижения издержек сейчас оказывается неэффективным. Поскольку оставшимся работникам заработная плата увеличивается больше, чем растет их выработка, нагрузка на прибыль возрастает. Похоже, что в нынешних условиях эффективнее было бы не увольнять работников, а пойти на уменьшение их заработной платы.

Что дальше

Впрочем, имеющиеся прогнозы остаются довольно оптимистичными. Большинство экспертов считают, что спад ВВП в США закончится уже в I (в крайнем случае - во II) квартале 2002 года, а на годовом уровне нынешняя рецессия вообще не проявится. Ожидается также, что инфляция останется умеренной и немного возрастет лишь в 2003 году.

Считается, что в еврозоне ситуация окажется несколько лучше, а в Японии - несколько хуже, чем в США. В 2003 году все основные страны должны преодолеть спад. По крайней мере нынешний, конъюнктурный.

Новая долгосрочная волна роста развитых экономик наступит не ранее того момента, когда технологические и организационные достижения новой экономики будут освоены и начнут давать реальную экономическую отдачу.