Через четыре года

Алексей Хазбиев
заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
14 января 2002, 00:00

Начинается самая масштабная за всю историю России реформа оборонно-промышленного комплекса

До 2006 года около половины из более чем 1700 российских оборонных предприятий сменят профиль деятельности или закроются. Оставшиеся же будут объединены в 75 вертикально интегрированных холдингов, которые впоследствии предполагается преобразовать в 40-50 концернов. На начальном этапе главным собственником в этих концернах будет выступать государство, а в дальнейшем контроль над ними постепенно будет переходить к отечественному частному бизнесу. Реформу, на которую выделено более 30 млрд рублей, предполагается провести в беспрецедентно короткий срок - четыре года.

Тотальная американская реформа

Российское правительство (в отличие, например, от американского) реформой ОПК не занималось более десяти лет. Власти США и американские оборонные корпорации приступили к реструктуризации после окончания холодной войны, когда мировой рынок вооружений начал "схлопываться". По данным Лондонского международного института стратегических исследований (IISS), с 1987 года он пребывает в стагнации - его емкость сократилась почти в 2,5 раза (в 1987 году в мире было продано вооружений на 78,6 млрд долларов, в 2000-м - на 29,3 млрд).

Тем не менее доля США на сужающемся рынке вооружений выросла с 25% до 40-43%, тогда как доля России упала с 37% до 11-14%. Произошло это не только вследствие расширения НАТО на Восток и фактического захвата американцами рынка военной техники стран Центральной и Восточной Европы. ОПК Соединенных Штатов проходит процесс жесткой реструктуризации.

В начале 90-х консалтинговая компания Booz Allen & Hamilton сделала прогноз, согласно которому не менее 80 из 100 ведущих американских оборонных корпораций должны исчезнуть к 2002 году. Некоторые из них обанкротятся, другие продадут свой бизнес, чтобы переориентироваться на гражданскую сферу, а кое-кто перехватит большую часть рынка военной техники за счет приобретения "чужих" заказов. Элементы этого прогноза уже подтверждаются. Например, корпорация Lockheed приобрела компанию Martin-Marietta и отделение военных самолетов фирмы General Dynamics. А вот General Electric ушла из оборонки полностью.

Процесс концентрации ОПК Соединенных Штатов усилился к середине 90-х, когда произошел пик слияний. Самое громкое из них - покупка Boeing компании McDonnell Douglas и Rockwell AeroSpace, в результате чего возникла корпорация, контролирующая более 50% мирового рынка самолетов и половину американского рынка военно-космической продукции. Lockheed Martin после четырех месяцев секретных переговоров приобрел за 10 млрд долларов компанию Loral Corp.. Сейчас этот гигант с оборотом более 30 млрд долларов способен производить практически весь спектр военной продукции - от истребителей F-16 и F-22 до ракет и электронных оборонительных систем для ВМС. Фирма Northrop слилась с фирмой Grumman, образовав гигант Northrop Grumman, который тут же приобрел Westinghouse Electronics Systems, Wout Aircraft, Logicon и еще ряд более мелких корпораций в аэрокосмической области. А компания Raytheon стала владельцем E-systems, Chrysler Technologies, Texas Instruments и еще нескольких компаний, разрабатывающих электронику. Таким образом, в ОПК Соединенных Штатов остались только четыре гиганта. Консолидация обеспечила им высокую эффективность: удельный объем производства в расчете на одного работающего в оборонном секторе вырос со 137 тыс. долларов до 153 тыс. и продолжает увеличиваться.

Разрыв цепочек

В России же, считает Борис Кузык, бывший советник президента России по ОПК, а ныне генеральный директор холдинга "Новые программы и концепции", все было наоборот. Он говорит: "Команда Егора Гайдара считала ОПК монстром, которого надо задавить, и тогда будет все в порядке". Итоги приватизации для большинства оборонных предприятий имели катастрофические последствия. Например, в военном авиастроении конструкторские бюро ведущих корпораций - "Миля", "Сухого", "Туполева" - были приватизированы отдельно от связанных с ними серийных заводов. У собственников КБ моментально возник конфликт с владельцами серийных производств. Первые стремились создавать новые виды вооружений, но не имели на это средств, а вторые хотели тиражировать и экспортировать технику, разработанную еще в советское время. Так, один из серийных заводов корпорации АВПК "Сухой" - Иркутское авиационное производственное объединение (ИАПО) - контролируется частными акционерами. Завод не намерен вкладывать миллиарды долларов в создание самолета нового поколения, хотя исправно выполняет экспортные контракты с Индией на поставку Су-30МКИ (их сумма оценивается более чем в 4 млрд долларов).

Точно такая же ситуация сложилась с разработчиком систем ПВО С-300П государственным НПО "Алмаз". Эту корпорацию тоже предполагалось сделать вертикально интегрированной, но один из ключевых производителей элементов системы С-300 - Московский радиотехнический завод - так и не вошел в ее состав. Контрольным пакетом его акций владеет АО "Оборонительные системы", которое никак не может договориться с "Алмазом" об эффективном взаимодействии.

При приватизации в 1992-1993 годах Московского вертолетного завода имени Миля (МВЗ) 42% его акций купили американские компании Oppenheimer Corp. и Sikorsky (прямой конкурент "Миля" на мировом рынке вертолетов), государству же досталось чуть более 31% акций. Завод в соответствии с нашими законами утратил возможность разрабатывать боевые вертолеты.

Тем не менее даже при такой деконцентрированной структуре наш ОПК продает оружия на сумму около 4 млрд долларов в год, что позволяет держаться на плаву трем-четырем десяткам оборонных предприятий, но не дает им возможности разрабатывать новую технику и финансировать НИОКР. объем гособоронзаказа по сравнению с восьмидесятыми годами упал более чем в сто раз, а средний уровень загрузки предприятий ОПК сейчас не превышает 22%. Мы практически полностью перестали разрабатывать новую технику, получили множество иностранных акционеров на оборонных предприятиях, разорвали технологические цепочки между конструкторами и заводами, продолжая содержать непомерно раздутую структуру ОПК.

Как считает гендиректор НПО "Алмаз" Игорь Ашурбейли, все это привело к значительному снижению темпов научно-технического развития страны, и в первую очередь фундаментальной науки. "Научный потенциал тает с каждым днем, - говорит г-н Ашурбейли, - средний возраст работающих на предприятиях ОПК составляет около шестидесяти лет, а целый пласт молодых специалистов за последние десять лет был просто вымыт из оборонки". Гендиректор сказал, что за это время из "Алмаза" в представительство Samsung ушло около сотни высококлассных системных программистов.

"Конечно, последствия десятилетнего провала мы почувствуем позже, но он не обернется катастрофой, если мы немедленно начнем реформу", - говорит Игорь Ашурбейли. Все опрошенные "Экспертом" руководители оборонных предприятий считают, что при проведении реформы и построении многопрофильных вертикально интегрированных военных концернов, как в США, необходимо учитывать потенциал не только внешнего и внутреннего рынка вооружений, но и рынка высокотехнологичной продукции в целом.

Часть средств, вырученных от бизнеса в гражданских проектах, интегрированным структурам необходимо будет направить на разработку новых видов военной техники, но сосредоточить силы стоит лишь на тех направлениях, где близок и ожидаем успех, где разработчики уже вплотную подошли к созданию конкурентоспособных опытных образцов.

Какое оружие нам нужно

Самое важное из этих направлений - создание истребителя пятого поколения. По прогнозам американских аналитиков, мировой рынок истребителей в отличие от всего общего рынка вооружений будет расти. Емкость его увеличится с 8,4 млрд долларов в 2000 году до 17,1 млрд долларов в 2007-м. В этот период на рынке будут доминировать американские F-15 и F-16, французский истребитель "Рафаль", российский Су-27 и его модификация Су-30. В 2004-2005 годах ситуация начнет постепенно меняться в пользу Америки. США все активнее будут продвигать уже летающий тяжелый истребитель пятого поколения F-22 Raptor. Перспективы экспорта F-22 ограничены из-за его слишком высокой цены - более 130 млн долларов за штуку. В настоящее время ВВС США предполагают закупить 339 таких машин на 43 млрд долларов и привлечь к этой программе своих союзников, чтобы увеличить объем производства и, соответственно, снизить цену. Западные аналитики утверждают, что увеличение серии с 400 до 800 единиц позволяет снизить цену каждого самолета на 15%, а дальнейший рост серии до 1200 единиц - еще на 13%. Таким образом, снизить цену F-22 Raptor до 95 млн долларов США вполне могут. Но даже при этом приобретать эту машину смогут позволить себе только очень богатые страны. Именно в такие союзные Америке государства - Южная Корея, Япония, Израиль, Тайвань и нефтяные монархии Персидского залива - в первую очередь предполагает продавать эти истребители Пентагон. Хотя F-22 Raptor более тяжелая и дорогая машина, ее появление на рынке существенно сузит возможности сбыта как "Рафалей", так и Су-30. Но главный удар по нашему экспорту "Сухих" будет нанесен в 2005 году, когда лицензионные производства Су-30 в Индии и Китае заработают на полную мощность. По словам гендиректора АВПК "Сухой" Михаила Погосяна, модернизация Су-30 имеет примерно двухлетнюю перспективу. К 2005 году объемы продаж Су-30 резко упадут, а к 2015 году сойдут на нет. В 2009 году США предложат к продаже свой легкий ударный истребитель F-35 по цене примерно 50 млн долларов. Партию опытных образцов таких машин Lockheed Martin уже построил, а в течение двадцати лет собирается построить более 3 тыс. самолетов. Кроме того, в период с 2005-го по 2009 год на рынке начнутся продажи европейского истребителя "Еврофайтер", который по своим качествам вплотную приблизится к машине пятого поколения. Но даже в этих условиях жесточайшей конкуренции Россия имеет хороший шанс сохранить и укрепить свои позиции на рынке боевых самолетов, если ускорит создание истребителя пятого поколения. Сейчас прототип такой машины имеет только АВПК "Сухой", который начал создавать ее в 1983 году. На программу самолета пятого поколения будет выделено 1,5 млрд долларов. Сумма эта невелика, но, по словам Михаила Погосяна, на те работы, которые будут проводить российские специалисты за 1,5 млрд долларов, на Западе потребовалось бы 10 млрд долларов. Если это так, то Россия в состоянии до 2008 года провести полномасштабные ОКР нового самолета и выпустить установочную партию - несколько десятков машин. Что же касается серии, то г-н Погосян заявил нам, что может быть произведено от 500 до 1000 новых истребителей. Если F-35 американцы будут продавать, как и планировали, по 50 млн долларов при серийности в 3000 штук, то российский истребитель будет стоить 35-45 млн долларов уже при серии в 1000 единиц, превосходя американский аналог по ряду тактико-технических характеристик.

Проект, прямо связанный с созданием нового истребителя, - разработка новых систем ПВО. России - единственная в мире страна, выпускающая всю "линейку" систем ПВО от сверхближнего (комплекс "Игла") до сверхдальнего радиуса действия (С-400). Все новые российские системы ПВО, как по техническим, так и по ценовым критериям, превосходят зарубежные аналоги. По словам Игоря Ашурбейли, на создание системы Patriot PAC-1 американцы потратили более 7 млрд долларов, но получили комплекс, существенно уступающий даже ранним версиям систем С-300 (максимальная дальность пуска ракеты с PAC-1 - всего 60 км, тогда как у С-300ПМУ - 90 км). Новая разрабатывающаяся система PAC-3 также уступает последним версиям С-300.

Проходящая сейчас испытание система С-400, несомненно, будет превосходить по техническим характеристикам модернизированные версии PAC-3. Западные эксперты полагают, что С-400 будет эффективна от 20 до 50 лет и сможет сбивать не только крылатые ракеты "Томагавк", но и тактические баллистические ракеты на любых высотах при максимальной дальности 400 км. Первый дивизион С-400 будет поставлен на боевое дежурство в ближайшее время и войдет в систему ПВО Москвы.

Сейчас США уделяют большое внимание обороне от тактических ракет и создают новую систему THAAD (Theater High-Altitude Air Defence), которая будет обеспечивать работу так называемого первого уровня НПРО. На нее будет выделено 17 млрд долларов. Сейчас к этому проекту подключен Lockheed Martin, который должен поставить новую систему в серию к 2007 году. Сказать, что С-400 сможет конкурировать с THAAD, не берется никто. Учитывая, что от разработки до серийного выпуска системы ПВО уходит 10-15 лет, России, по словам гендиректора "Алмаза", уже сейчас надо закладывать новую систему.

Конструкторское бюро машиностроения (Коломна) создало систему "Арена", проходящую сейчас государственные испытания. Эта система с высокой вероятностью способна защитить танк от поражения противотанковыми гранатами, управляемыми и неуправляемыми ракетами, выпускаемыми из всех видов пехотного оружия. "Арена" обнаруживает и уничтожает любые цели, летящие к танку. Выживаемость танка, оснащенного такой системой, увеличивается вдвое, а цена возрастает всего на 20%. По данным журнала "Экспорт вооружений", объем продаж танков в мире составит с 2002-го по 2008 год более 2000 штук. Поставляя бронетехнику, оснащенную "Ареной", Россия может претендовать как минимум на 25% мирового рынка танков.

Еще один вид новых вооружений, который может принести России неплохие деньги, - боевые корабли. По данным американской консалтинговой компании AMI, мировой рынок военного кораболестроения в ближайшие 15 лет оценивается в 236 млрд долларов. Мы обладаем новейшими технологиями в производстве эсминцев, корветов и атомных подводных лодок. В течение ближайших пяти лет планируется завершить строительство атомной подводной лодки нового поколения "Юрий Долгорукий", которая по ряду характеристик, в частности вооруженности, должна превосходить существующие в мире подлодки аналогичного класса. Другое направление - производство нового поколения корветов с использованием технологии "стелс". Первый такой корабль, "Стерегущий", разработанный ЦМКБ "Алмаз", был заложен 21 декабря прошлого года на "Северной верфи" в Санкт-Петербурге. "Стерегущий" будет оснащен современными ударными противоракетными комплексами, стомиллиметровыми универсальными артиллерийскими комплексами, а также комплексом типа "Каштан" со сверхзвуковыми ракетами, способными поражать низколетящие цели на расстоянии до 10 км.

Наконец, у России есть технологии создания противокорабельных ракет, прежде всего ракеты "Москит". Это единственная в мире ракета, скорость которой на малых высотах превышает 2800 км в час. Сбить "Москит", летящий на высоте 3-6 м над уровнем моря, вообще невозможно. "Москит" пробивает корпус любого корабля и взрывается внутри. Такой удар способен потопить не только корабль среднего класса, но и крейсер. При разработке этой ракеты было применено более 30 изобретений и научных открытий. Например, в ней впервые был использован комбинированный ракетно-прямоточный двигатель. При условии некоторых доработок "Москит" можно использовать как ракету "воздух-поверхность" и установить на истребитель пятого поколения.

В подготовке материала принимал участие Андрей Виньков