Разорванный мир

Георгий Клейнер
21 января 2002, 00:00

Фрагментированность российского хозяйства - основное препятствие для экономического роста

Есть ли экономический рост в России? Чтобы ответить на этот вопрос, придется, как это ни парадоксально, сначала ответить на вопрос, есть ли в России полноценная экономическая жизнь.

Вопрос нетривиальный. Дело в том, что экономическая жизнь - системное явление. Несомненно, что российская экономика активно функционирует, причем в последний год оживление наметилось в ряде отраслей, до того пребывавших в глубокой коме, например в машиностроении. Однако обращает на себя внимание то обстоятельство, что различные составляющие экономики развиваются с впечатляюще различной интенсивностью. Какой бы срез экономики ни взять - отраслевой, территориальный, по формам собственности, по размерам предприятий, - всюду можно заметить значительную разницу в темпах и качестве роста, а местами и спада. Нарушена и сбалансированность между отдельными подсистемами народного хозяйства: инновационные процессы недопустимо отстают от производственных, рост инвестиций - от роста сбережений населения и т. д.

Есть немало ярких примеров вопиюще несбалансированного развития. Так, в микробиологической промышленности за десять месяцев прошлого года достигнут наивысший среди других отраслей темп роста (188%). Вместе с тем она является лидером по доле убыточных предприятий (свыше 65%). Второе место по темпам роста за этот период занимает полиграфическая промышленность, где доля убыточных предприятий, наоборот, минимальна (10%). Наряду с этим в медицинской промышленности, заканчивающей год с падением примерно на 5%, доля убыточных предприятий также одна из самых низких - 15%. Можно заметить также, что слишком высокая доля межотраслевых потоков идет не напрямую, внутри национальной экономики, а по экспортно-импортным схемам.

Все это говорит о том, что имеющиеся сейчас в экономике институциональные механизмы обеспечения сбалансированного развития отдельных подсистем, как рыночные, так и административные, пока что недостаточно эффективны. За десять лет постпланового развития экономика страны перестала быть "единым народно-хозяйственным комплексом" (речь идет не о едином управлении, а о системном функционировании) и приобрела явственные черты несистемности, фрагментарности. Экономика фактически распадается на отдельные компании и корпорации. Если же вглядеться еще пристальней, то и в рамках одной корпорации или консолидированной группы предприятий и организаций мы увидим предприятия, находящиеся на совершенно различном уровне и имеющие различную скорость развития. Фрагментарность экономики дополняет и питает фрагментарность социума.

Эта фрагментарность экономики - основное препятствие для экономического роста. По сути дела, в рыночных условиях истинной мерой экономического роста является не столько темп роста ВВП, сколько степень внутренней консолидации экономики. Устойчивый экономический рост в отличие от экономического спада - привилегия целостных и сбалансированных систем.

Стратифицированная по всем направлениям экономика является неустойчивой, поскольку неблагоприятные изменения внешних условий в том или ином секторе не могут быть компенсированы за счет ресурсов других секторов. Внутренние спрос и предложение, образующие становой хребет экономики, не ориентированы друг на друга, нескоординированы и развиваются по разным траекториям. Фрагментарность экономики локализует конкуренцию и провоцирует инфляцию, поскольку производители начинают ориентироваться на максимальную цену спроса. Для фрагментарной экономики характерны и низкий уровень взаимного доверия агентов, и вытекающая отсюда несклонность к долговременным инвестициям. В такой экономике низка эффективность использования всех видов ресурсов, поскольку фрагментарность препятствует их перетоку в точку наивысшего спроса. Концепция "точек роста" как локомотивов экономической динамики непригодна для фрагментированной экономики.

Так где же проходит передовая линия борьбы за экономический рост? К сожалению, ни на какой карте эту линию обозначить флажками нельзя. Подобно знаменитой в математике непрерывной кривой Пеано, заполняющей собой весь квадрат, она проходит едва ли не через каждый экономический объект, комплекс, систему. Там, где нарушается целостность, где отсутствует сбалансированность, где те или иные институциональные барьеры препятствуют установлению межагентских и межсистемных связей, там и скрываются резервы роста. Борьба ведется на институциональном поле, а это - фронт без флангов.

Дефрагментация российской экономики сейчас - необходимое и достаточное условие экономического роста. При этом нет никакой нужды призывать к созданию замкнутой экономики в условиях мировой глобализации. Границы национальной экономики должны быть открыты, но не столько для импорта товаров, сколько для импорта самих глобализационных процессов, призванных усилить внутреннюю интегрированность российской экономики.