Наш главный аргумент - нефть

4 февраля 2002, 00:00

Конец минувшей недели премьер Михаил Касьянов провел в Соединенных Штатах. Его визит состоял из двух частей - переговоров с американской администрацией по вопросам российско-американского экономического сотрудничества и участия во Всемирном экономическом форуме, который в этом году переместился из швейцарского Давоса в Нью-Йорк.

Впрочем, и российско-американские переговоры, и появление на "Давосе" служат одной цели - активизации экономического взаимодействия между Россией и Америкой. В Вашингтоне, встречаясь с министром торговли США Дональдом Эвансом и представителем США на торговых переговорах Робертом Зелликом, российский премьер пытался убедить американскую администрацию придать России статус страны с рыночной экономикой и уменьшить число ограничений по доступу российский товаров на американский рынок. Особое значение для российской стороны имел вопрос об отмене внешнеторговой поправки Джексона-Вэника (она налагает ограничения на продажу России высокотехнологичного оборудования и передачу технологий). Если она будет отменена, это даст импульс притоку иностранных инвестиций в страну и развитию сотрудничества в сфере высоких технологий. Американцы пообещали решить эти вопросы в рабочем порядке в течение трех-четырех месяцев.

В Нью-Йорке же задачей премьера стало убеждение международных финансовых кругов в необходимости вести "нормальный" бизнес с Россией, отказавшись от "реликтов холодной войны". А эти самые реликты по-прежнему дают о себе знать. За год правления республиканской администрации США торговый оборот между двумя странами снизился на 10%. Несмотря на то что в 2001 году российский фондовый рынок стал одним из самых быстрорастущих рынков мира, иностранные инвестиции в страну текут, как и раньше, небольшим ручейком. Финансовые круги США в своей инвестиционной тактике по-прежнему руководствуются американской внешнеполитической стратегией и, несмотря на недавние перемены, все еще смотрят на Россию с некоторой опаской. И не вкладывают в нее деньги. Правда, в этих кругах все больше говорится о России как об альтернативном (в противовес арабским странам) стратегическом поставщике нефти на мировой рынок. Именно эту тему активно поднимали партнеры Касьянова по переговорам как в Вашингтоне, так и в Нью-Йорке.