Среднестатистическое удовольствие

Елена Слатина
4 февраля 2002, 00:00

"Властелин колец" - не иллюстрация к первоисточнику и не голливудский блокбастер

"Когда у вас премьера вот этого крутого фильма, о котором все сейчас говорят и пишут? - спрашивает в кассе кинотеатра 'Ролан' шикарного вида дама. - Он действительно так хорош?" "Сейчас покажу кусочек", - отвечает кассир, щелкает пультом, и на телеэкране появляются войска орков на черных конях, бездонные, небесной синевы глаза Элайджа Вуда, рушащиеся под ногами героев стены... Потрясенная зрительница тут же покупает билет на премьеру.

Хоть и на полтора месяца позже, чем во всем мире, но в российский прокат выходит "Властелин колец" - один из самых дорогих и безусловно самых амбициозных проектов года. Премьера - 7 февраля. В некоторых кинотеатрах билеты стоят по 500 рублей. Бронировать их взволнованные зрители начали за три недели. Такой ажиотаж, кажется, случился впервые в истории нового российского проката.

Первая из трех серий картины "Братство кольца" должна была стартовать в "Пушкинском" на следующий день после мировой премьеры, но планы пришлось поменять - кинокомпания Kinowelt, дистрибутор фильмов XX Centure Fox и New Line в Восточной Европе, не вовремя разорилась, в связи с этим и российская "Гемини-киномир" лишилась прав на лакомый кусок. Увесистый пакет бесхозных фильмов, выставленный на аукцион, приобрел Warner Brothers, а в России владельцем "Властелина колец" автоматически стала компания "Каро-премьер", которая обладает и другим суперпроектом года - "Гарри Поттером". "Каро", дабы не конкурировать сама с собой, решила пустить две многообещающие в коммерческом плане картины в прокат с интервалом в полтора месяца. "Гарри Поттер" выйдет 21 марта, в дни школьных каникул.

Фродо против Гарри

В борьбе за кассу двух мейджеров, New Line и Warner Brothers, уверенную победу пока одерживает последний: "Гарри Поттер" уже подкрадывается к первому миллиарду долларов зрительской любви, а толкиенисты принесли пока чуть больше 300 млн долларов. И это доказывает, что Warner успел - появись "Гарри Поттер" через пять лет, когда стихнет истерия гаррипоттероманов, не видать ему ни сумасшедших тиражей, ни миллиардных бокс-офисов. Со времен выхода "Властелина колец" минуло уже без малого полвека, пик толкиенистского сумасшествия в Европе и Америке пришелся на шестидесятые, и фэнов у фильма, конечно же, значительно меньше, чем могло бы быть. К примеру, в Америке, где в кино принято аплодировать, как в театре, "Властелина" встретили достаточно сдержанно, обошлись без палаточных городков с кострами - традиции, которую американские киноманы переняли у наших фанатов театра "Ленком" десятилетней давности.

И все-таки "Властелина колец" ждали куда больше, а главное, дольше, чем "Гарри Поттера". За пятьдесят лет ни один кинорежиссер не отважился экранизировать эту книгу. Несколько попыток предприняли аниматоры, мультфильм Ральфа Бакши даже остался в истории, но в недоделанном виде - киноискусство не могло одолеть масштаб сложнейшей трилогии Толкиена. Ее и прочитать-то не каждому под силу.

В свое время права на экранизацию у Толкиена купила Metro Goldwin Mayer. Но фильм не состоялся. Продюсер Сол Зайнц, поднявший такие проекты, как "Полет над гнездом кукушки" и "Амадеус", не знал, куда деть эти права, потому что был уверен, что "Властелин колец" на кинопленке - задача невыполнимая, и в конце концов чуть ли не подарил их безумному толкиенисту Питеру Джексону, режиссеру тогда никому не известному, снимавшему какие-то малобюджетные ужастики. Джексон, без ума от счастья, побежал на Miramax, но там ему позволили замахнуться только на два часа экранного времени. Онемев от подобного непонимания, он побрел на New Line, где ему доверили сделать аж целых три фильма. Пятнадцать месяцев Джексон колесил по Новой Зеландии, снял три серии по три часа каждая и теперь собирается интриговать зрителей в течение трех лет - вторая серия появится в прокате накануне нового, 2003, года, а третья - еще через год. Коммерческая выгода такого издевательства над зрителями очень проста: премьеры "Братства кольца" в разных странах разбросаны по разным месяцам, а поскольку почти для всего мира критерием качества фильма являются американские сборы, то создатели не хотят, чтобы одна серия загубила другую: если, не дай бог, вторая серия "Две башни" (название уж больно двусмысленное, Джексон на него так до конца и не решился) окажется хуже и провалится в прокате, то где-нибудь в Турции на "Братство кольца" тоже не пойдут.

За что мы любим Толкиена

Джон Рональд Руэл Толкиен, которого большинство его фанатов считают чуть ли не основателем фэнтези, вовсе не открыл этот жанр. Это литературное течение во многом восходит к рассказам лорда Дансена, который первым описал воображаемые миры. Даже все эти тяжеловесные словари и сложные карты придумал не Толкиен - где-то в Италии начала века писатель, имени которого уже никто не помнит, сопровождал свои сочинения такими вот ключами для понимания.

Толкиен же создал то, что позже Лестер дель Рей, американский писатель и исследователь, назвал epic fantasy - героическую борьбу воображаемых миров с реальным Злом, в которой побеждает реальное Добро. В его романах важен не всепобеждающий герой, как какой-нибудь Конан-варвар у Роберта Говарда, а сама попытка сохранить для людей магию и волшебство, доказать им, что они вправе творить себе мир и жить в нем. Мечтой и задачей Толкиена было создание современного британского эпоса. Хоббиты - это и есть англичане. Толкиен "срисовал" их с ланкастерских стрелков, которые сидели рядом с ним в окопах в первую мировую. Саму же трилогию Толкиен писал в годы второй мировой. Во всех дневниках писатель утверждал, что война никак не повлияла на книгу, однако "Властелина колец" благодарные потомки окрестили энциклопедией всех мировых конфликтов: сражение Зла с Добром - это явное противостояние демократии тоталитаризму. Кстати, в книге орки - злобное племя, которое должно быть полностью уничтожено, - многим отдаленно напоминали русских. И не исключено, что именно поэтому книги Толкиена не публиковались в России до начала девяностых годов. Говорят даже, что Рональд Рейган как-то назвал Россию Мордором (царством зла), после чего на идее перевести трилогию на русский надолго поставили крест.

Свою задачу Толкиен выполнил - "Властелин колец" стал не просто эпосом Британии. Его многолетний труд, в который писатель изящно вплел многие легенды и сказания народов мира, толкиенисты подняли на щит и стали называть Библией XX века.

Что расстроит толкиениста

Толкиениста расстроит многое. Во-первых, его личное Средиземье может не совпасть с предлагаемым. А что может быть хуже, чем надругаться над культурным контекстом поколения. Видения толкиениста - это же святое, кто присвоил себе право их иллюстрировать? И следует сразу признаться, что Питер Джексон никому ничего не навязывает - Средиземье у него просто очень красивое, как та местность, где пасутся коровки, которые дают масло "Анкор".

Но если режиссер так видит - это его право. Но вот чего толкиенист не простит Джексону никогда, так это нерационального использования экранного времени. Из киноверсии выброшены несколько сцен, включая характерообразующие. И это было бы понятно - дословно перенести текст на пленку невозможно, - если бы в фильм не попали несколько новых сцен и диалогов, которых Толкиен не писал. Почему Питер Джексон жертвует каноническим текстом ради собственных фантазий да еще разбавляет их длинными планами, совершенно непонятно и непростительно.

Что восхитит того, кто не читал

Есть жестокое искушение не ждать три года, а приобрести пиратскую кассету. Но от этого поступка лучше удержаться. "Властелин колец" - фильм эпохи зрелищности. Это несомненно. Зрителю нужно небывалое, и он его получает. Разочарованы "Властелином" будут, ну помимо фанатиков, может быть, еще и те, кому не по нраву сам жанр фэнтези, мутантоподобные персонажи и хронометраж три часа. Двести миллионов американских долларов Питеру Джексону хватило на то, чтобы создать невероятное по красоте зрелище, от которого захватывает дух даже у того, кого от Толкиена тошнит.

Странность "Властелина колец" заключается, пожалуй, в его внутреннем противоречии. Этот фильм вроде бы должен заинтересовать поклонников первоисточника, но для них он неадекватен. Голливудским блокбастером его тоже не назовешь - cлишком уж сложен: если книжку не читать, очень многое просто не понятно. "Властелин колец" - такое среднестатистическое развлечение, где каждый должен получить свой кусочек удовольствия. Но кусочек - это ведь не целый торт. Но, с другой стороны, попробовав раз, многим хочется еще - тиражи книг Джона Рональда Руэла Толкиена сегодня в мире взлетели до небес. Так что весьма вероятно, что очень скоро на стенах и в метро снова появятся надписи: "Фродо жив" и "Гэндальфа в президенты".