Далекий Город Солнца

Культура
Москва, 18.02.2002
«Эксперт» №7 (314)
Легенда русского конструктивизма Иван Леонидов доказал, что архитектурные идеи живут без камня и бетона

Конструктивист Иван Леонидов, столетие со дня рождения которого отмечается в эти дни, - из тех явлений, что подпитывают комплекс "Россия - родина слонов". Леонидов повлиял на таких гигантов архитектуры ХХ века, как Ле Корбюзье и Райт, и придумал то, чем до сих пор пользуются архитекторы от Москвы до Бразилиа и от Нью-Йорка до Гонконга. И сделал он это, не построив ни одного здания.

Небожитель

Иван Леонидов - фигура легендарная, если не сказать харизматическая, упоминание его имени всегда было знаком причастности к неофициальной истории отечественной архитектуры. Он - творец хрестоматийных шедевров конструктивизма, он же - самый далекий от строительства представитель нашего архитектурного авангарда. Никто из его единомышленников, отстраненных от дел в период пресловутой борьбы с "формализмом" в 30-50-е, не построил так неприлично мало, как Леонидов, - лишь лестницу в одном из санаториев Кисловодска. Если в этой истории и есть что-то позитивное, так это то, что его идеи дошли до нас не испорченными ни произволом строителей, ни дрянными стройматериалами, загубившими не один памятник конструктивизма.

Первую из своих канонических работ - проект Института библиотековедения имени Ленина - Леонидов создал, когда ему было двадцать четыре года. Он составил институт из двух объемов - узкого параллелепипеда (книгохранилище) и шара (аудитории), возносящихся над широкой платформой. Современники увидели в этом супрематические построения, сошедшие с полотен Малевича в пространство города, и признали проект революционным. Но не осуществили.

Не был реализован и другой его знаменитый проект - Дом Наркомтяжпрома на Красной площади - три разные по высоте и силуэту башни, соединенные между собой на разных высотах переходами. Зрелище могло быть феерическим - ведь у одной из них должны были быть стеклянные стены, и вечером этот столп света видела бы вся Москва. Позже Фрэнк Ллойд Райт построил такую сияющую башню для лаборатории компании Johnson.

Долой "леонидовщину"!

Дом Наркомтяжпрома Леонидов создал в период, когда с ним уже боролись. Боролись не просто с Леонидовым, а с "леонидовщиной", ставшей в 30-е страшным ругательством. Означало оно, как писал журнал "Искусство в массы", "слепое подражание западным образцам, фетишизм архитектурных форм, развивающихся независимо от классовой борьбы, и игнорирование вопросов экономичности сооружений". Архитектор между тем делал бесчисленные проекты клубов, совучреждений и городов. На конкурс на Дом Центросоюза он подал проект, который восхитил соревновавшегося с ним Ле Корбюзье. Недаром кое-что от проекта Леонидова есть в здании, построенном французским мэтром на Мясницкой.

Сам Леонидов в 30-е так ничего и не построил, если не считать той санаторной лестницы. В Академии архитектуры, где он работал после войны, ему поручали то большие градостроительные проекты, то разработку осветительной аппаратуры. Потому, в конце концов уйдя отовсюду, он проектировал только для себя. Проектировал то, что и положено настоящему утописту и мечтател

У партнеров

    «Эксперт»
    №7 (314) 18 февраля 2002
    Телекоммуникации
    Содержание:
    Разное
    Обзор почты
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама