Потише, пожалуйста!

Игорь Бунин
25 февраля 2002, 00:00

Почему судьба шестого телеканала не волнует российское население

Новая конфигурация телевидения возникла не только потому, что ее создания добивалась власть. Она вполне удовлетворяет запросы основной части населения, а это не менее важно. Россияне устали не только от "чернухи", как это обычно принято считать, - стилистика НТВ Гусинского и Киселева им тоже перестала нравиться. Ранее, как правило, лишь сторонники КПРФ и ЛДПР негативно воспринимали информацию с подтекстом, иронию в освещении ключевых политических событий, попытку телевидения занять позицию суперарбитра в спорах с участием власти, апелляцию к мнению "цивилизованного мира" (подразумевающую, что Россия к нему не относится). Теперь же зрителей, недовольных такой подачей информации, намного больше. И это не только "молчаливое большинство", одобряющее политику Путина, но и часть либералов, в основном из числа сторонников СПС.

Стилистика телеэфира неразрывно связана с процессами, происходящими в обществе. Новый тренд в медиапространстве нельзя отделить от феномена психологической стабилизации: ирония, торжествовавшая в период "бури и натиска", утратила статус социальной нормы. При этом последний всплеск позитивного интереса к "критикам" на политическом телеэкране был связан с фигурой Доренко, который, по сути дела, порвал с либеральной традицией и заменил иронию известной по советским временам сатирой.

Телевидение перестает играть роль властителя умов - это уже не эрзац политпартии или оппозиции, не проводник идей, способных мобилизовать общество. Оно уже не стремится активно интерпретировать новости. На первый план выходят задачи, обусловленные другими факторами - регионализацией (приоритет местных новостей), социальной дифференциацией зрительской аудитории и деполитизацией - наиболее рейтинговыми являются развлекательные шоу, приводящие в ужас взыскательную аудиторию.

Телевидение превращается в средство передачи информации, за которым большинство населения не признает право на позицию, противоречащую настроениям общества (например, на жесткую критику сверхпопулярного президента). По мнению россиян, оно не должно разрабатывать темы, которые им надоели (в частности, тема борьбы групп влияния в Кремле). Очень хорошо это показывают исследования фонда "Общественное мнение": самые высокие положительные оценки получили информационные выпуски РТР и нового НТВ, а программа Киселева, умерившая свою оппозиционность, но сохранившая старую стилистику, вызвала неприятие. В период борьбы вокруг ТВ-6 телезрителей заботило в основном то, что перестает работать единственный негосударственный канал федерального значения.

Граждане России устали от конфликтов, смысла которых они часто не понимают. Они не хотят вникать в их подробности, смаковать детали интриг - это интересует только профессионалов да безнадежно политизированные 5% населения. Показательно, что во время исследования фокус-группы, проведенного Центром политических технологий, из всех представителей "семейной" группы влияния респонденты вспомнили лишь Волошина. Абрамович с Мамутом и новые игроки, как, например, питерское окружение президента или банкир Пугачев, общественного интереса не вызывают.

А вот Аллу Пугачеву знают и помнят. И спорт в спокойной России начала 2002 года тоже любят посмотреть. Люди сейчас готовы воздвигнуть психологический барьер между собой и информационно-пропагандистскими потоками, содержащими критику в адрес руководства. Неудивительно, что государственное телевидение, обслуживающее популярную власть, объективно добивается более весомых рейтингов - ведь есть потребность в самоутверждении, а не в самобичевании или самоедстве. Носители же противоположной тенденции не могут рассчитывать на сколько-нибудь значимую общественную поддержку.

Да и большая часть "продвинутой" телеаудитории также не особенно обеспокоена проблемами свободы слова. Российские телеканалы не смогли адекватно ответить на запросы этих наиболее требовательных телезрителей. Причем это касается как новостных, так и развлекательных программ. В то же время спутниковое телевидение позволяет российским "яппи" смотреть программы мировых каналов (в первую очередь CNN). Поэтому очевидна тенденция маргинализации российских СМИ в наиболее "продвинутых" социальных группах.

Сложившаяся конфигурация электронных СМИ вполне соответствует принятому властью и поддержанному обществом курсу на усиление позиций государства. В то же время она сохраняет возможность для существования негосударственных структур на медиа-рынке, хотя и в сильно ослабленном виде. Объективная потребность в них по-прежнему есть, так как различным группам влияния, сохраняющимся в условиях складывания моноцентрического государства, нужны собственные медиаресурсы. Это способствует сохранению информационного плюрализма, хотя и в более ограниченных по сравнению с 90-ми годами масштабах. Нельзя сбрасывать со счетов и "фактор Запада" - если российская власть и дальше пойдет по пути вестернизации, без независимого ТВ обойтись не удастся. А это означает, что в средне- и долгосрочной перспективе негосударственные электронные СМИ могут не только сохраниться, но и постепенно расширить сферу своего влияния.