Филиппинский вариант для Кавказа

Шамсудин Мамаев
11 марта 2002, 00:00

Посылая своих военных в Грузию, Америка признает ее "несостоявшимся государством"

Вашингтон продолжает расширять свою антитеррористическую операцию: президент США Джордж Буш санкционировал на прошлой неделе отправку ста американских военнослужащих в Йемен. Там они будут заниматься тренировкой и сопровождением местных подразделений антитеррора при проведении военных операций, то есть тем же, чем уже больше месяца занимаются американские солдаты на Филиппинах. Йемен как возможное убежище для высшего руководства "Аль-Каиды" в рейтинге американских спецслужб числится сразу после Пакистана - в этом родовом очаге семьи бен Ладенов существуют не контролируемые правительством территории.

"Некоторые правительства слишком робки перед лицом террора. Не заблуждайтесь: если они не будут действовать, то будет действовать Америка", - заявил Джордж Буш, разъясняя свою концепцию "оси зла". Осуществляемая сейчас Вашингтоном антитеррористическая операция на Филиппинах и уже запланированные им операции в Грузии и Йемене являются наглядным свидетельством того, как Вашингтон собирается исполнять роль международного полицейского. "Если мы лишим 'Аль-Каиду' мест, где террористы могут собраться, передохнуть и начать тренировать молодняк, то угроза будет маргинализована", - так объясняют американские спецслужбы философию своей глобальной полицейской операции.

Сейчас американцы проверяют на наличие тайных убежищ "Аль-Каиды" территории "несостоявшихся государств", заявляя, что политическая слабость и коррумпированность их правительств, беспомощность их армий и наличие сильных джихадистских тенденций среди населения или его части создают тепличную среду для подобных лежбищ. Очевидно, что Грузия со своим Панкисским ущельем никак не могла избежать подобной проверки. Так что встрявшая между Филиппинами и Йеменом американская миссия в Грузии выглядит вполне логично и значительно более буднично, чем это поначалу показалось Москве. Реакция российских политиков была гневной, отметил российский президент Владимир Путин на саммите СНГ, потому что грузинские власти не предупредили нас о готовящейся операции. "Всю информацию мы получили от американцев", - подчеркнул он.

С фланга на фланг

"Мы очень плотно консультировались с Россией по вопросу о террористической деятельности в Грузии. Консультации начали еще в октябре. Мы говорили об этом (о возможности отправки в Грузию военных советников. - 'Эксперт') еще на октябрьской встрече, во время переговоров в рамках рабочей группы по Афганистану. Мы не сомневаемся, что террористическая сеть с участием боевиков 'Аль-Каиды' в Панкиси представляет опасность не только для Грузии, но и для России", - такую версию возникновения американской программы антитеррористической операции в Грузии предложил Александр Вербшоу, посол США в России. И, если проанализировать события тех октябрьских дней, станет очевидной причина удивительно благодушного отношения Кремля к возможности появления американских советников в Грузии.

Центральным вопросом безопасности своей страны Эдуард Шеварднадзе называет "противодействие желанию России вести военные операции против Чечни с территории Грузии"

Первая попытка Вашингтона и Москвы координировать антитеррористические усилия на Кавказе состоялась в конце сентября прошлого года, когда Владимир Путин, предложив чеченским боевикам сдать оружие в обмен на амнистию, согласился на переговоры своего полпреда Виктора Казанцева с помощником Масхадова Ахмедом Закаевым, а Джордж Буш призвал "чеченских руководителей" порвать все связи с Усамой бен Ладеном и его организацией "Аль-Каида". Парламентская ассамблея Совета Европы в свою очередь предложила Аслану Масхадову как "последнему легитимно избранному президенту Чечни" принять участие в инициированном ассамблеей межчеченском переговорном процессе, чтобы выработать принципы нового мирного урегулирования. Однако попытка эта провалилась: боевики отказались сдавать оружие, а Масхадов прервал все контакты с ПАСЕ. Сенсацией же стала реакция Тбилиси - вместо проведения антитеррористической "зачистки" в Панкиси грузинские спецслужбы организовали тайную переброску отрядов чеченских боевиков из Панкисского в Кодорское ущелье на территорию Абхазии.

В начале октября прошлого года президент Грузии Эдуард Шеварднадзе прилетел в Вашингтон. В своей лекции для специалистов американского Института Средней Азии и Кавказа он призвал рассматривать Грузию не как "южный фланг российского стратегического пространства", а скорее как "северный фланг горизонтального пояса стратегических интересов Турции и НАТО, протянувшегося от Турции и Израиля до Средней Азии". А "центральным вопросом безопасности Грузии" назвал противодействие "желанию России вести военные операции против Чечни с территории Грузии". Особый смысл этому последнему тезису придало то, что за день до лекции отряд Гелаева вместе с грузинскими партизанами атаковал абхазское село Наа - очевидно, что в то время, как грузинские спецслужбы прикрывали вторжение чеченских боевиков в Абхазию, грузинский президент пытался делать то же самое в Вашингтоне. Другими словами, в октябре Тбилиси назначил Вашингтону свою цену участия в антитеррористической операции в Панкиси - восстановление грузинского суверенитета над Абхазией.

Идея грузинского президента использовать косовский прецедент для организации интервенции НАТО в Абхазию хорошо известна. Однако сентябрьские теракты в Америке, сделав Вашингтон и Москву союзниками, превратили этот план в утопию. Новый, озвученный в Америке проект оказался еще слабее. Сбитый в те дни вертолет ООН продемонстрировал только способность Шеварднадзе к самым грязным провокациям. В результате никто из западных "друзей" грузинского президента не поддержал - ему не только не дали запрошенных турецких миротворцев для Абхазии, но еще и настоятельно потребовали вывести грузинские войска из Кодорского ущелья. Более того, Совбез ООН подчеркнул, что, поддерживая территориальную целостность и суверенитет Грузии, он тем не менее не намерен навязывать свое решение абхазам. А Вашингтон и Москва приступили к согласованию своей операции по "зачистке" Панкиси.

Военно-политические джунгли

"Понятно, что Грузия сама не может справиться с этой проблемой. Если ей будет достаточно американских советников - ради бога. Если нужна международная контртеррористическая операция, то это вопрос, который должен решаться после консультаций между Россией и США. Кроме того, решение по этому вопросу должен принимать Совет Безопасности ООН. Напомню также, что введение иностранных войск на территорию Грузии невозможно без соответствующего решения грузинского парламента", - так описал Михаил Маргелов, глава Комитета Совета Федерации РФ по международным делам, юридическую сторону дела.

Однако хотя Эдуард Шеварднадзе уже почти три года не скрывает своего желания увидеть натовских солдат в Абхазии, он никогда не изъявлял желания увидеть американских солдат в Панкиси. Не говоря уже о российских войсках. Другими словами, использование указанной Маргеловым процедуры для ввода американских солдат в ущелье нереально: она гарантированно спровоцирует попытку Тбилиси увязать операцию в Панкиси с абхазской проблемой. Да и российский политический истеблишмент явно не готов к такому резкому развороту. И Вашингтон решил действовать по филиппинскому образцу - там, чтобы обойти аналогичные юридические препятствия, он объявил о посылке американских военнослужащих "на совместные учения с филиппинской армией".

Тбилиси еще в прошлом году пытался назначить Вашингтону цену за согласие на участие американцев в антитеррористической операции в Панкиси - восстановление грузинского суверенитета над Абхазией

"Последняя встреча (рабочей группы по Афганистану. -. 'Эксперт') состоялась в Вашингтоне восьмого февраля. Мы сообщили, что наша программа в Грузии приближается к фазе воплощения в жизнь. Она тренировочная. Также предусматривается поставка техники и оборудования для грузинских военных. Нет никаких планов США посылать туда боевые части для проведения военных операций в Грузии", - сообщает Александр Вершбоу. И добавляет, что со стороны Москвы последовала "реакция понимания". Видимым результатом такого взаимопонимания стало заявление (через три дня) временного поверенного в делах США в Грузии Филиппа Ремера о десятках моджахедов, бежавших из Афганистана в горы Кавказа. Почти тут же прозвучали слова высокопоставленных российских чиновников о возможности нахождения в ущелье даже самого бен Ладена.

Для того чтобы представить, как будет проходить антитеррористическая операция в Грузии, обратимся к филиппинскому опыту. В мае прошлого года связанная с бен Ладеном филиппинская исламская вооруженная группировка "Абу-Сайаф" захватила в заложники трех американцев и семнадцать филиппинцев, а в начале июня была блокирована вместе с ними в здании госпиталя на острове Базилан, куда боевики пришли за медикаментами для своих раненых товарищей. Несколько часов шла ожесточенная перестрелка между осажденными боевиками и окружившими их военными, а ночью солдаты, блокировавшие запасной выход из здания, были зачем-то отозваны, и боевики ушли в лес. После чего они почему-то отрубили голову одному из американских заложников. С тех пор филиппинская армия и силы безопасности безуспешно гоняются за боевиками, но в успех уже мало кто верит - все считают, что бандитов спасает коррумпированность филиппинской армии. И теперь 600 американских военных специалистов, включая 160 спецназовцев, поддерживаемых вертолетами, самолетами и самой современной аппаратурой слежения, будут тренировать и сопровождать в боях 5 тыс. солдат этой армии, участвующих сейчас в поиске боевиков (число последних оценивается в 80-200 человек).

Сложность местной ситуации заключается в том, в политическом спектре Филиппин с маленькой, но агрессивной "Абу-Сайаф", больше похожей на бандитскую группу, чем на религиозное движение, соседствуют значительно более серьезные и мощные мусульманские движения. Крупнейшими из них являются Национально-освободительный фронт Моро (MNLF), подписавший мирное соглашение с правительством еще в 1996 году, и Исламский освободительный фронт Моро (MILF). Последний насчитывает 120 тыс. членов - два года назад он организовал серию терактов в Маниле, но в августе прошлого года подписал перемирие. В свое время MILF поставил для антисоветского джихада в Афганистане несколько сотен бойцов, и эти филиппинские "афганцы" поддерживают контакты со своими бывшими соратниками из "Аль-Каиды". Однако филиппинское правительство категорически не разрешило американцам преследовать партизан MILF. Так что контроль в зонах боев получается обоюдный: если американские советники будут следить за тем, чтобы филиппинская армия должным образом воевала с "Абу-Сайаф", то филиппинцы будут присматривать за американскими спецназовцами, которым нельзя воевать с партизанами MILF.

Аналогия с Грузией здесь очевидна: "Абу-Сайаф" легко ассоциируется с теми ваххабитскими моджахедами, которых США намерены уничтожить в Панкиси, а партизаны MILF - с чеченскими боевиками Руслана Гелаева, которых Эдуард Шеварднадзе не намерен давать в обиду. Тут есть, правда, и существенные различия: во-первых, грузинская армия пока не намерена гоняться ни за какими бандитами, и американским советникам просто некого сопровождать. Во-вторых, рядом с Филиппинами нет России.

Сообщающиеся сосуды

Основополагающим тезисом грузинского президента при любых переговорах о Панкиси является утверждение о том, что эту проблему для Грузии создала Россия, и если последняя решит проблему Чечни, то автоматически, сама собой, разрешится и проблема Панкиси. Тридцатого ноября прошлого года состоялась встреча российского и грузинских президентов, где Эдуард Шеварднадзе предложил свой, "гуманный", метод решения проблемы Панкиси: возможной антитеррористической операции грузинских войск должна предшествовать предварительная эвакуация чеченских беженцев силами российского МЧС. Условие на первый взгляд вполне рациональное, поскольку его выполнение резко уменьшило бы количество "горючего материала" в регионе. Однако Москва не могла его выполнить по той простой причине, что беженцы за пределами Чечни чувствуют себя в большей безопасности, чем внутри, и, соответственно, ехать никуда не хотят.

Эта тупиковая ситуация взорвалась 8 января этого года, когда местные жители перекрыли дорогу в Панкиси и в ультимативной форме потребовали от властей предпринять "зачистку" ущелья с целью освобождения грузинских заложников. И через неделю грузинские силовики были вынуждены начать перенос постов МВД внутрь ущелья. Однако при этом Тбилиси всячески подчеркивал, что речь идет именно об антикриминальной, а не об антитеррористической "зачистке" ущелья.

Уже через два дня после того инцидента Вашингтон неожиданно, впервые после долгого перерыва, осудил "чрезмерное применение силы российской армией в Чечне", а сессия ПАСЕ приняла резолюцию с рекомендацией Москве начать переговоры с Масхадовым. Другими словами, Запад вновь начал добиваться политического урегулирования чеченской проблемы. Масхадов пошел на определенные уступки - впервые он объявил Зелимхана Яндарбиева, Мовлади Удугова, Шамиля Басаева и Ваху Арсанова виновниками трагедии, пережитой Чечней в последние годы. Москва приветствовала это заявление, но дала понять, что одних слов недостаточно. Ее диалог с Закаевым прервался - выполнять рекомендацию ПАСЕ в части переговоров с Масхадовым Москва по-прежнему не намерена. Соответственно и Тбилиси имеет основания не спешить с "зачисткой" Панкисского ущелья.

Президент Чечни Аслан Масхадов потерял свою легитимность в глазах Москвы 1 октября 1999 года - после его неоднократных заявлений о том, что войну в Дагестане спровоцировал Борис Березовский, взрывы в Москве организовала ФСБ, а участие Шамиля Басаева во вторжении в Дагестан ничего не значит. "Кто такой Басаев? - сказал тогда Масхадов. - Обыкновенный гражданин Ичкерии. И участие в любом конфликте - это его личное дело. И никто ему запретить не может". С тех пор его позиция по этому вопросу практически не изменилась, и, соответственно, политический тупик сохраняется. А разгорающийся сейчас фарс с взаимными обвинениями Бориса Березовского в адрес российских спецслужб и наоборот способен только осложнить ситуацию. Поэтому вероятность достижения какого-либо политического урегулирования путем переговоров между Москвой и Масхадовым близка к нулю, даже если такие переговоры начнутся. Американская операция в Панкиси все же может изменить ситуацию к лучшему. Например, если Тбилиси и Вашингтон покажут пример Москве и добьются того, чего так и не удалось достичь Ахмаду Кадырову - реального сотрудничества боевиков Руслана Гелаева в борьбе с ваххабитскими моджахедами. Что, впрочем, вряд ли.