Неразгаданная загадка

Александр Ивантер
первый заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
11 марта 2002, 00:00

Попытка раскрыть секрет некапиталистического развития стран третьего мира не увенчалась успехом

Перуанский экономист с мировым именем Эрнандо де Сото решает в своей книге амбициозную задачу. Как следует из подзаголовка, он берется объяснить, "почему капитализм торжествует на Западе и терпит поражение во всем остальном мире". Запад при этом, видимо, следует трактовать в расширительном, а не в чисто географическом смысле (ведь вполне капиталистическая Япония находится на Востоке) - как область расселения людей, чья хозяйственная деятельность имеет своей целью накопление капитала. Впрочем, оставим придирки. Перед нами не высоколобая экономическая монография, а читающаяся взахлеб яркая публицистика.

Так чем же, по мнению де Сото, первый мир отличается от третьего? Почему последний не накапливает капитал, а пропасть в доходах между богатыми и бедными странами все увеличивается? Может, там живут ленивые бесталанные люди? Отнюдь нет: "Города стран третьего мира и бывших социалистических стран кишат предпринимателями. Вам не удастся побывать на среднеазиатском рынке, в латиноамериканской деревне или воспользоваться услугами московского такси без того, чтобы кто-либо не попытался втянуть вас в сделку. Обитатели этих стран обладают талантом, энтузиазмом и поразительной способностью извлекать прибыль практически из ничего". Многолетние полевые исследования команды де Сото позволили ему сделать приблизительные оценки накопленного в странах третьего мира богатства. Они действительно впечатляют - масштаб сбережений включая стоимость недвижимости и имущества жителей "третьего мира" превышает 9 трлн долларов. Это почти ВВП США, настоящая альтернативная Америка! Вся же беда, как считает автор, в том, что все эти огромные ресурсы имеют ущербную правовую форму: дома построены на земле, права собственности на которую оформлены неадекватно; права собственности предприятий не определены, а сами они не инкорпорированы. Другими словами, ненадлежащее оформление собственности не позволяет обратить ее в капитал. Именно поэтому народы, освоившие практически все, что было изобретено на Западе - от канцелярских скрепок до ядерных реакторов, не в состоянии произвести капитал, который сделал бы их отечественный капитализм работоспособным.

На этом, однако, усилия автора по разгадыванию загадки капитала исчерпываются. И невольно возникает ощущение, что тебя обманули. Выходит, стоит только задокументировать на западный манер и свести в единую базу данных информацию об активах и их собственниках, чтобы капитализм в странах третьего мира расцвел пышным цветом? Что-то совсем не верится. Тем более что сам автор пишет: западные страны сами в течении многих десятилетий избавлялись от пут собственной дикости и выстраивали единую, транспарентную и незыблемую систему прав собственности. "Такое положение вещей утвердилось не более 200 лет назад. В большинстве стран западной культуры интегрированные системы регистрации недвижимости появились не более 200 лет назад, темы регистрации недвижимости появились не более 100, а, скажем, в Японии чуть больше 50 лет тому назад. Пестрота норм и правил, направляющих отношения собственности, была некогда обычной для всех стран". Так почему же "западные" народы смогли проделать эту работу? Почему они были заинтересованы в ней, а миллионы сегодняшних египтян, сирийцев и перуанцев не делают и не желают делать этой работы, несмотря на назойливые рекомендации МВФ и Мирового банка?

Проблема де Сото в том, что он смотрит на обитателей третьего мира глазами западного человека, считая почему-то, что его родные перуанцы должны быть непременно похожи на лакированных западных собственников. Но если взглянуть непредвзято, абсолютно не понятно, чем реестр акционеров Morgan Stanley так уж лучше неформальных, устных, общинных договоренностей о владении захудалыми хибарами на окраине Каира. Да, эти последние - де Сото абсолютно прав - не "производят" капитал в западном смысле слова. Но эти договоренности столь же уважаемы и незыблемы, как бухгалтерские книги американских инвестиционных банков. То, что эти обычаи и договоренности не зафиксированы в общенациональной базе данных, - проблема западных бизнесменов, но вовсе не проблема для обитателей филиппинских трущоб или бразильских фавел. Они не недоумки или недоразвитые, они просто другие. Они по-другому живут. Живут так, как им удобно. Живут в мире, где жизненные цели не сливаются с деньгами.

Западные исследователи ломают голову над истинными мотивами, движущими обитателями третьего мира. Они почему-то считают, что худые мальчишки, разводящие костры и гоняющие мяч на многокилометровых зловонных помойках Каира, ежесекундно страдают от нищеты и думают только о том, как бы им обратить накопленное богатство в капитал. Не рискну предположить, что мальчишки счастливы, но о капитале они не думают, это уж точно.

О глубинных мотивах своих земляков де Сото, к сожалению, нам ничего не сообщает. Именно поэтому загадка капитала - западного и альтернативных ему - так и осталась неразгаданной.