Изо всех сил

Павел Быков
18 марта 2002, 00:00

Для Америки агрессивная внешняя политика нынешней администрации представляет не меньшую угрозу, чем для России

Американцев вдруг стало как-то слишком "много". В считанные месяцы американские военные по-хозяйски обосновались почти уже в десятке стран - от Киргизии до Йемена и от Филиппин до Грузии. Джордж Буш объявил о существовании "оси зла", включающей Ирак, Иран и КНДР. Пентагон внес изменения в ядерную доктрину, которые предполагают применение атомного оружия против России, Китая, КНДР, Ирана, Ирака, Ливии и Сирии (причем критерии применения сформулированы весьма расплывчато). Попросту наплевав на ВТО, США повысили пошлины на импортируемую сталь и умудрились настроить против себя одновременно Россию, ЕС, Китай, Японию, Южную Корею, Австралию, Бразилию и другие страны. Наконец, особую озабоченность вызывает настойчивое желание Вашингтона добиться смены власти в Ираке.

Подобное поведение американцев не только вызвало волну раздражения по всему миру, но и заставило многих даже благожелательно настроенных по отношению к США политиков и комментаторов подозревать Америку в проведении имперской политики. Особенно ярко недовольство проявилось в России, интересы которой задевались американцами особенно часто. Антиамериканские настроения в российском обществе вышли на уровень, сопоставимый лишь с периодом начала операции НАТО против Югославии. Возникло ощущение, что Россия потерпела колоссальное геополитическое поражение, что вокруг страны сжимается кольцо неприятельских войск и вот-вот американцам удастся построить всемирную империю...

И хотя ситуация действительно очень серьезная, взвешенный анализ говорит, что для Америки нынешнее развитие событий представляет не меньшую угрозу, чем для России.

Звездно-полосатый десант

Джордж Буш и его команда делают совсем не то, что собирались. Восемь лет республиканцы критиковали администрацию Клинтона за необоснованно частое использование американских военных за рубежом, за распыление частей и т. д. Команда Буша пришла к власти под лозунгом "Вернуть американские войска домой". Если бы ей удалось быстро выполнить то, что она собиралась, то на Балканах уже год как не было бы ни одного американского солдата. И это не преувеличение - еще весной 2001 года американцы планировали вывод войск с полуострова (европейцы, кстати, этому крайне сопротивлялись).

В начальный период афганской кампании администрация Буша лоб в лоб столкнулась с пагубными последствиями оборонной политики предшественников - возникли сложности с формированием боеспособного кулака для проведения операции.

Сегодня Белый дом вынужден продолжать клинтоновскую по своей сути политику. Подразделения по двести, пятьсот, тысяче человек разбросаны по огромным территориям. Список целей антитеррористической операции постоянно растет. Несмотря на обострение ситуации в Афганистане, американцы всерьез готовятся к вторжению в Ирак. Кадровые военные вновь не слишком довольны политикой Белого дома. Представить себе такую картину еще полгода назад было просто невозможно. Этот негатив несколько компенсируется резким увеличением военных расходов, однако, как выясняется, операция в Афганистане оказывается в разы дороже, чем предполагалось ранее, а текущие расходы из-за географической эскалации антитеррористической операции постоянно растут.

Американцы со своими разбросанными по разным странам мира "когортами" и "легионами" сильно подставляются - более удобную мишень для нанесения внезапного удара придумать сложно. Недавний эпизод с неожиданным сопротивлением талибов и сторонников "Аль-Каиды" на востоке Афганистана - лишь первый звонок. США имеют все шансы серьезно увязнуть в Афганистане, и не только в нем. Вероятность такого развития событий возрастает, поскольку США во многих странах стремятся использовать незначительные контингенты, а из опыта тех же балканских войн последних лет (можно вспомнить и афганский опыт СССР) хорошо известно, что там, где нет подавляющего военного преимущества, армейские офицеры вынуждены "договариваться" с местными полевыми командирами и криминальными авторитетами, втягиваются в их бизнес (особенно это касается районов производства и транспортировки наркотиков). Из-за этого подразделения могут оказаться вовлеченными в конфликты, о которых центральное командование имеет слабое представление.

А принимая участие в множестве вялотекущих конфликтов и имея за спиной Афганистан, начинать войну против Ирака значит очень сильно рисковать.

По лезвию бритвы

Рискованность нынешнего положения США станет еще более очевидной, если вспомнить, что осенью прошлого года Америка на самом деле была на волосок от краха. В США начиналась рецессия, которая легко могла превратиться в длительную депрессию. Разгорался скандал вокруг банкротства Enron, который запросто мог опрокинуть администрацию Буша с ее сомнительной победой на выборах. За предшествовавшие полгода Белый дом успел серьезно испортить отношения с Китаем и Европой. Выход из Киотских соглашений, противоречия в области международной торговли и антимонопольной политики, использование боеприпасов с обедненным ураном во время войны на Балканах, вопрос о смертной казни, попытка выйти из ближневосточного мирного процесса - все свидетельствовало о том, что раскол между ЕС и США углубляется.

События 11 сентября на время смягчили противоречия. Однако реакция европейцев на теракты была вялой (ПАСЕ даже приняла "недружественную" США резолюцию), Китай отмалчивался. Из "мягкой" изоляции Америку вывела быстрая и ясно выраженная Владимиром Путиным поддержка России. Чтобы понять, какой эффект она имела, достаточно вспомнить, сколь длинную паузу взял Китай, прежде чем высказаться в поддержку антитеррористической коалиции. И все потому, что склонность администрации Буша к односторонним, зачастую очень грубым действиям не слишком поощряла к проявлению дружеских чувств.

Уязвимость США была видна невооруженным глазом и в более поздний период - еще не забылись посвященные бомбардировкам Афганистана пресс-конференции, на которых американские официальные лица демонстрировали главным образом растерянность. Она исчезла лишь после того, как была задействована мощь Северного альянса, который Россия, Иран и Таджикистан создавали несколько лет (отсутствием такой силы, кстати, отличается ситуация вокруг Ирака). Войска же генерала Дустума, на которые изначально делали ставку США, оказались слабоваты.

История не имеет сослагательного наклонения, однако помнить, что события могли бы развиваться совсем по другому сценарию, полезно хотя бы для того, чтобы понять: сегодня ситуация стремительно возвращается к состоянию начала сентября 2001 года (особенно очевидно это стало после повышения импортных пошлин на сталь). За очередные полгода пребывания в Белом доме республиканцы сделали все, чтобы вызвать неприязнь у остального мира.

Два в одном

Сегодня эйфория от быстрого успеха в Афганистане толкает США на войну против Ирака. Вопрос лишь в том, когда и, что неизмеримо важнее, во главе какой коалиции Америка начнет свой поход на Багдад. США вполне однозначно дали понять, что одной из основ их новой внешнеполитической стратегии является принцип гибкого формирования коалиции для решения тех или иных проблем. И именно то, как формируется сегодня американцами коалиция для операции в Ираке, является главной угрозой стабильности в регионе и представляет основную опасность для позиций США в мире.

Коалиция формируется по принципу: поддержка выгодной ЕС и арабским странам модели ближневосточного мирного урегулирования в обмен на "добро" американским планам в отношении Ирака. Две, пожалуй, самые жгучие проблемы региона оказываются жестко увязаны, порождая на редкость взрывоопасное сочетание. О том, что это именно так, свидетельствуют неожиданно острые дискуссии в ООН: всегда считавшийся абсолютно проамериканским Кофи Аннан вдруг жестко выступил против планируемой операции США по отстранению Саддама Хусейна от власти. Возражения оказались забыты после поддержки Америкой первой резолюции СБ ООН, в которой напрямую говорится о палестинском государстве. На что министр иностранных дел Франции Юбер Ведрин с удовлетворением заметил: текст резолюции показывает, что США разделяют позицию ЕС по ближневосточному мирному процессу. Причем все это происходит накануне и в самом начале поездки вице-президента США Дика Чейни по странам Ближнего Востока, основная цель которой - убедить правительства стран региона поддержать американскую операцию.

Неожиданный эпизод с Кофи Аннаном не случайность. В свое время администрация Клинтона приложила массу усилий, чтобы сместить его предшественника Бутроса Бутроса Гали и поставить во главе ООН Аннана. И это несмотря на то, что Бутрос Гали, как человек, пользующийся огромным авторитетом и имеющий широкие связи в странах Движения неприсоединения (в Югославии в том числе), и как один из создателей Кэмп-Дэвидского мирного договора 1978 года, был идеальной кандидатурой для патронажа реальных мирных переговоров на Балканах и Ближнем Востоке. Однако в 1998 году Бутроса Бутроса Гали убрали и поставили на его место Аннана, после чего стали реальностью натовские бомбардировки Югославии и начались разговоры об отправке европейских миротворцев на Ближний Восток.

История с Аннаном лишний раз демонстрирует, что ни о каком строительстве "демонической" администрацией Буша глобальной империи речи не идет - США вынуждены всерьез считаться с мнением других крупных игроков. Плохо то, что в эйфории американцы готовы заключить сомнительную сделку. Весьма вероятным выглядит примерно следующий сценарий развития событий. Американцы добиваются в Ираке больших или меньших успехов, однако происходит это не так быстро и не так легко, как они ожидали. Чтобы сохранить коалицию, США будут вынуждены постоянно оказывать давление на Израиль, причем тем большее, чем дольше будет затягиваться операция в Ираке (так уже было во время "Бури в пустыни"). Однако перейти определенную грань не могут ни США (в своем давлении), ни Израиль (в своем отступлении). Дестабилизация же на одном из театров ведет к дестабилизации на двух остальных (есть еще Афганистан). В общем, врагу такого не пожелаешь.

Главное же, непонятно, почему американцам так хочется повоевать с Ираком. Очевидно, что люди вроде замминистра обороны Пола Вулфовица десять лет мечтали "добить Саддама", но почему ради исполнения их мечты США должны с разбегу прыгнуть на минное поле?

Пределы силы

Безусловно, в администрации Буша сидят не дураки - в конце концов, именно эти люди выиграли холодную войну, и что-то наверняка им видится иначе, чем стороннему наблюдателю. Значительная ставка американцами, по всей видимости, делается на то, что все основные игроки прекрасно понимают: сегодня единственная альтернатива военно-политическому доминированию США - глобальная анархия. Никто в анархии не заинтересован, Россия прежде всего, поэтому вынуждена поддерживать Америку.

Пока американцам удается использовать свое уникальное положение - с 11 сентября позиции Америки заметно укрепились. Однако сегодняшние действия США убеждают мир в том, что эта анархия будет лучше, чем порядок по-американски. Вот, к примеру, тезисы, которые содержал доклад, подготовленный для космического командования США в прошлом году под наблюдением министра обороны Доналда Рамсфелда: после милитаризации космоса (в рамках проекта ПРО и других) превосходство США в космосе будет сочетаться с превосходством на земле, на море и в воздухе, что позволит защитить интересы США в эру, когда глобализация скорее всего увеличит разрыв между богатыми и бедными (цитируем по британской Guardian). Вряд ли подобная формулировка вызывает оптимизм у кого-либо за пределами США.