Инновационная революция

Дан Медовников
25 марта 2002, 00:00

Государственная власть, научное сообщество и высокотехнологичный бизнес пытаются превратить Россию в интеллектуальную сверхдержаву

То, что в прошлую среду происходило в Кремле, без всяких скидок можно определить как триумф технократии. Совет по науке и высоким технологиям при президенте РФ, президиум Госсовета и Совет безопасности во главе с Владимиром Путиным определились-таки с тем, что развитие науки и технологий относится к числу высших приоритетов Российской Федерации. Было произнесено немало пламенных речей по поводу того, что иного, кроме инновационного, пути у России нет и вступить на него нужно как можно скорее.

Вновь зазвучали позабытые со времен КЕПС (Комиссия по изучению естественных производительных сил России, образована в 1914 году по инициативе Владимира Вернадского) и продолживших ее дело большевиков призывы сделать науку главной производительной силой общества, а социальный статус ученого и разработчика поднять на достойный уровень. У стороннего наблюдателя могло бы сложиться впечатление, что политическая и деловая элита демонстрирует полную поддержку стремлению научного сообщества страны (прежде всего в лице Академии наук) наращивать расходы на исследования природных закономерностей, с тем чтобы как-нибудь в дальнейшем превратить их в звонкую монету высокотехнологичного бизнеса, который, по статистике, и обеспечивает основную долю прироста ВВП развитых стран. Но впечатление это было бы верным лишь отчасти.

Исправление баланса

Из заглавия документа, подготовленного для высокого собрания - "Об основах политики РФ в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу" - следует, что срок для реформ национальной научно-технической сферы отводится относительно небольшой - около восьми лет. По словам разработчиков, текст "Основ" рождался непросто: возникли проблемы и с наиболее консервативной частью академического лобби, на дух не переносящего само слово "инновации", и с частью чиновничьего корпуса, прежде всего с представителями Минфина, считавшими, что 4% от бюджета, заложенные в программе на финансирование науки и инноваций, - это слишком много. (До сих пор на "новые знания" выделялось в пять раз меньше, хотя пресловутые 4% прописаны в принятом несколько лет назад законе "О государственной научно-технической политике".) Так что окончательный вариант, обсуждавшийся в среду, можно считать вполне удачным компромиссом между академическими учеными, государственными мужами и теми, кто отстаивает во власти интересы инновационного сообщества. Удачным, естественно, прежде всего с точки зрения последнего.

Порадуем наших инноваторов несколькими важными пунктами, которые в итоге появились в "Основах". Во-первых, признано, что одной из главных задач государства на ближайшие несколько лет будет "формирование национальной инновационной системы" (НИС), для чего необходимо, по словам министра промышленности, науки и технологий Ильи Клебанова, "установить правильный баланс распределения ресурсов государства между различными этапами инновационного цикла 'идея-технология-производство продукции, имеющей платежеспособный спрос'". Г-н Клебанов высказался даже еще резче: "Господдержка фундаментальных и прикладных исследований при отсутствии развитой промышленности и системы реализации высокотехнологичной продукции приводит к субсидированию за наш счет экономик других стран. Сегодня российская промышленность испытывает жесткий прессинг иностранных корпораций, имеющий целью вытеснить нашу научно-техническую продукцию не только с международного, но и с российского рынка... при поддержке собственных национальных инновационных систем".

Российская НИС, как, впрочем, и всякая другая, предполагает создание целостной инфраструктуры, включающей в себя как государственные, так и частные организации (в том числе технопарки, инновационно-технологические центры, стартовые, гарантийные и венчурные фонды, инвестбанки etc). Причем государство берет на себя формирование благоприятной экономической и правовой среды, в частности "стимулирование внебюджетного финансирования и создание условий для развития венчурного инвестирования в наукоемкие сектора". Конечно, пока за этим лесом казенных фраз трудно рассмотреть реальные механизмы, стимулирующие скорейшее создание эффективной НИС, но хорошо уже то, что задача поставлена.

По поводу второго важного, с нашей точки зрения, пункта, высказался президент. Владимир Путин уверен, что России необходима "инновационная - с рыночным уклоном - модель организации науки", которая будет определять "суть реформирования науки, в первую очередь академической". "Основами" предусмотрена тотальная инвентаризация научных госорганизаций и реформа РАН, в результате которой будет "высвобождена часть федеральной собственности". Планируется закрыть неэффективные НИИ и лаборатории, а их фонды использовать для поддержки малого инновационного предпринимательства. "Основы" постулируют и порядок переуступки прав РФ на объекты интеллектуальной собственности, полученные за счет средств бюджета, российским товаропроизводителям и "иным инвесторам". У читателя документа невольно возникает ощущение, что грядет новая волна приватизации - на этот раз "интеллектуальной" составляющей хозяйства страны.

Кроме того, будут снижены таможенные пошлины на ввозимое научное оборудование, а исследовательским организациям предоставлены налоговые льготы. Отдельной строкой в "Основах" прописана совсем уж революционная вещь: "поддержка за счет бюджетов всех уровней... подготовки специалистов по инновационному менеджменту" (справедливости ради напомним читателю, что о дефиците инновационных менеджеров как главном тормозе успешного построения НИС наш журнал не переставая пишет уже года три-четыре).

Проекты государственного значения

И, наконец, третье. "Основы" замахиваются ни много ни мало на прогнозирование конъюнктуры НТП. Делается это, правда, в рамках документа расплывчато и робко. Сказано, что государство отберет около десяти "важнейших инновационных проектов государственного значения". Их принадлежность к тем или иным технологическим кластерам можно угадать без труда - горячие на сегодняшний день зоны НТП хорошо известны. Это энергетика (в том числе альтернативная) и энергосбережение, биотехнологии и медицина, новые материалы и химические технологии, IT и электроника, экология, возможно, транспорт и космос. Но конкретные проекты в документе не упоминаются.

Как сообщил Илья Клебанов, сейчас специально созданная экспертная группа рассматривает более 200 предложений, претендующих на статус "проектов государственного значения". Здесь важно отметить, что речь идет именно об инновационных проектах, а не о научных. Условия отбора довольно жесткие - через три года доходы от реализованного проекта должны превысить стартовые инвестиции в пять раз, то есть супертехнология, рынок под которую невозможно просчитать, будет отметаться с порога.

"Эксперту" стало известно, что среди предложений есть такие известные в инновационных кругах разработки, как катализаторы нового поколения для нефтехимии, позволяющие за счет более глубокой переработки нефти в три-четыре раза увеличить стоимость нефтепродуктов на выходе; проект мощной газовой турбины для парогазового цикла; создание ген-модифицированных сельскохозяйственных растений; дальнейшее развитие производства синтетических кристаллов-диэлектриков (заметим, что они уже экспортируются почти на 100 млн долларов в год) и многие другие.

На финансирование "стратегических" проектов Минпромнауки предлагает направлять до 75 процентов ежегодного прироста ассигнований по статье федерального бюджета "Фундаментальные исследования и содействие научно-техническому прогрессу" и лишь 25 процентами прироста поддерживать фундаментальные исследования. Похоже, название статьи бюджета придется менять - инновационная революция совершилась, по крайней мере в головах ключевых чиновников, в том числе и президента.

В подготовке материала принимал участие Ирик Имамутдинов