Смотреть подано

Культура
Москва, 25.03.2002
«Эксперт» №12 (319)
В Центре имени Мейерхольда вышел спектакль "Арто и его двойник" - обильное меню в помощь пище духовной

Помните главный кошмар детства? Сидишь в театре, до антракта далеко. На сцене кипит самовар и аппетитно закусывают купцы Островского, а ты тихонько, не дыша, пытаешься развернуть заначенную шоколадку. Но шуршит предательская фольга, и классная руководительница, пронзая тебя всевидящим оком, шипит: "Прекрати немедленно!". И глубокое отвращение к прекрасному пронизывает твою душу.

Театр - одно из самых репрессивных по отношению к зрителю искусств. Шоколадками не шурши, во время спектакля не ходи, заснул - не храпи, мобильный и пейджер отключи. И ни в коем случае, под страхом общественной смерти, нельзя есть. В издевательстве над публикой театр уступает разве что классической музыке. Возможно, именно поэтому публика отдает предпочтение кинематографу. Ведь в актуальности сюжетов и остроумии диалогов Аристофан и сейчас даст фору голливудскому сценаристу. Но в театре людям неудобно и голодно. Театральная публика стареет на глазах, как в "Сказке о потерянном времени". Молодые зрители не понимают, ради каких таких достижений искусства они должны сидеть в жестких, узких креслах, где и ноги-то не вытянешь. И вместо стакана с попкорном и банки пива мусолить в руках программку.

Эсхил с маслинами

Связь театра с едой уходит в самую глухую древность. Премьеры великих древнегреческих пьес напоминали пикник на свежем воздухе. Афинское семейство, пользуясь законным выходным, уходило в театр на целый день, предусмотрительно запасаясь винцом, хлебом, сыром и маслинами. Так, распивая и закусывая, смотрели граждане Афин "Орестею" и "Царя Эдипа". И ничего, Эсхил с Софоклом не обижались.

"Гамлет" в театре "Глобус" шел под выкрики торговцев, продававших эль и апельсины. "Слуга двух господ" - под разговоры в ложах, где тоже не воздерживались от еды и питья. Русский народный театр начинался на ярмарке и служил естественным дополнением к масленичным блинам и холодной водке. Однако как только хозяином театра стал режиссер, эту вольницу моментально прекратили. Театр превратился в храм, и худшим оскорблением Мельпомены было пожевать что-нибудь между стенаниями Нины Заречной. Все же древний инстинкт жив в публике до сих пор. Посмотрите, как заходит народ в зрительный зал - вяло, озираясь, нога за ногу. И как бодро, перепрыгивая через ступеньки и обгоняя слабых на повороте, мчится та же толпа в буфет в антракте.

"Чайка" под соусом

Нельзя сказать, что театры совсем забыли о естественных потребностях зрителя. Тем более что, подкармливая публику, они умудряются зарабатывать на жизнь. Директора сдают площади государственных театров в аренду барам и ресторанам. И Мельпомена не в обиде: за счет арендных поступлений актеры получают небольшую прибавку к скудной зарплате. Естественно, аренду платят практически полностью черным налом. Совсем недавно театральная общественность пришла в ужас, когда правительство издало указ о том, что театры должны сдавать всю свою выручку в государственное казначейство. Впрочем, указ быстро замяли.

Обычный театральный буфет тоже может стать золотым дном дл

У партнеров

    «Эксперт»
    №12 (319) 25 марта 2002
    Отставка геращенко
    Содержание:
    "В укреплении рубля нет ничего плохого"

    Свое последнее развернутое интервью в качестве главы Банка России Виктор Геращенко дал первому заместителю главного редактора "Эксперта" Никите Кириченко

    Разное
    Обзор почты
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Рейтинг
    Реклама