Второе время

Татьяна Гурова
главный редактор журнала «Эксперт»
13 мая 2002, 00:00

В полном соответствии с духом времени, удовлетворив потребность в хлебе насущном, российский средний класс выбирает свободу перемещения в пространстве

Хочу сообщить вам один любопытный факт. Абсолютно ни для чего. Просто, чтобы вы могли порадоваться красоте и, в каком-то смысле, даже совершенству конструкции общественной природы. Однако для того, чтобы сообщить этот факт, мне надо дать несколько довольно развернутых вводных.

"Эксперт" вот уже который год изучает средний класс России. Зачем он это делает - объяснить довольно трудно. Просто как-то раз на глаза автору этих строк попалась статья советских времен философа Михаила Гефтера, в коей было написано, что большая часть бед России происходит из-за того, что в ней отсутствует твердо стоящая на ногах середина. Мысль показалась любопытной, и довольно скоро появился бюджет для доказательства наличия или отсутствия у нас этой середины.

Впрочем, что такое этот самый средний класс, никто твердо не знал. Было понятно, что это некая прослойка между богатыми и бедными. Но где заканчивается богатство? Где начинается бедность?

Западные стандарты мы с негодованием отвергли. И не только уровень дохода, но и, например, обязательность высшего образования. Потому что это у них высшее образование - путь к середине и выше. А у нас сегодня советское высшее образование дает дорогу куда угодно - хоть наверх, хоть глубоко вниз. В общем, стандартов у нас не было, и приходилось опираться на общие мировоззренческие установки.

На этом пути нас между делом поддержал Иозеф Шумпетер, вскользь заметивший, что в 20-е годы в Европе стал формироваться новый средний класс: вместо довольно широкого слоя прежних мелких и средних собственников и примыкающего к ним узкого слоя управляющих крупных фабрик появилось новое массовое сообщество - сообщество клерков и менеджеров всех мастей.

Этот человек (в смысле Шумпетер) говорил крайне важные вещи. Он не высчитывал уровень дохода и не определял IQ, он указывал на социальные признаки, которые во вполне определенных исторических условиях позволяли достаточно большому кругу людей добывать приличный для этого времени доход. Когда-то это были лавочники, а потом - клерки. То есть здесь мы вышли на принципиально важную особенность середины - принадлежность своему времени, или актуальность.

Во времени же прекрасно разбирался Фернан Бродель. Он делил единое историческое время на три составляющие. Первое - самое быстрое время. Время, измеряемое выборами президентов, сменой кабинетов министров, переговорами по ПРО, поддержкой антитеррористических операций. В этом времени живут элиты, остальные за ним только наблюдают.

Третье время - самое медленное. Его течение не заметишь, читая газеты. Это время принадлежит жизни народа. Его шаг - как минимум полвека. Течение этого времени определяет дух нации, ее способность защищаться, нападать, отстаивать свою особенность или, напротив, легко и без сомнений подражать другим. Элиты плохо видят это время, замечают его только в те редкие минуты, когда сама история вынуждает их произносить: "Братья и сестры! К вам обращаюсь я, друзья мои..."

Но есть между этими двумя крайностями еще одно - второе время. Его шаг измеряется десятилетиями. В рамках этого времени мы замечаем появление автомобиля, Феллини, магнитофона, "Битлз" и Кубрика; а потом рождение Интернета, глобализацию, дисконтные карты, Мадонну и Педро Альмадовара. Это время принадлежит и определяется тем самым интересующим нас средним классом. И именно в этом смысле главный признак принадлежности к среднему сословию - современность человека, его соответствие текущему не быстро и не медленно времени.

Но как, спросите вы, измерить это соответствие? Когда видишь какого-то человека, то лишь по внешним признакам, по тому, как и о чем он говорит, легко определить, к какой социальной среде он принадлежит. Но когда мы вступаем на зыбкий путь социологических опросов, мы должны спросить что-то конкретное у большой массы людей. Что?

Мы задавали множество вопросов, помимо этого был составлен перечень предметов, владение которыми должно было уточнить и материальное положение, и социальный статус человека. Причем не могу не указать на одну любопытную деталь: равно как владение тем или иным предметом указывало на классовое соответствие, так и, наоборот, массовость владения чем-либо должна была указать на некоторую глубинную суть современного российского среднего класса, а значит, и на суть текущего мимо нас второго среднего времени. Попробую пояснить.

У нас было десять знаковых предметов: автомобиль, компьютер, сотовый телефон, телевизор с большой диагональю, видеокамера, шкаф-купе, пластиковая карта, мебель со встроенной техникой, дисконтная карта и посудомоечная машина. Все эти предметы, с одной стороны, могли принадлежать только достаточно обеспеченным, по нашим меркам, людям, с другой же - то, что люди выбирают, многое говорит о среднем русском. Если, к примеру, средний класс наш был бы таким бюргерско-домовитым, то первые излишки средств он должен был бы пустить на шкаф-купе и видеокамеру. А если бы он был склонен к демонстрации, то ему прежде всего нужен был бы современный телевизор и мобильный телефон. Но наши средние продемонстрировали предельное слияние со временем.

Чего жаждем мы сегодня, после удовлетворения потребности в хлебе насущном? И чего мы жаждем больше, чем богатства и карьерного успеха? Свободы жаждем, во всех ее проявлениях. А что из современного материального мира может хоть немного удовлетворить эту страсть? В полном соответствии с этим духом времени выбирает наш средний класс прежде всего два предмета - автомобиль, обеспечивающий свободу выбора пространства реального, и компьютер, дающий возможность выбирать пространство виртуальное. Наш средний класс выбирает свободу перемещения.

Напоследок сообщу, что великий Генри Форд желал нам именно этого: "Я построил машину для большинства. Она будет сделана из самых лучших материалов, самыми лучшими работниками. Будет иметь самую простую конструкцию, которую только смогут придумать современные инженеры. Любой человек с приличной зарплатой сможет ее купить. Вместе с ней он и его семья проведут много приятных часов на просторах, данных нам Господом".