По ганзейским тропам

Михаил Алексеев
13 мая 2002, 00:00

Нынешняя экспансия западноевропейского капитала на постсоветский телекоммуникационный рынок напоминает историю шестисотлетней давности

Современные маневры капитала на европейской арене все больше напоминают давний сюжет, когда в бассейне Балтийского моря началось формирование Ганзейского союза, покрывавшего территорию северной Германии, Скандинавию, прибалтийские народы, Новгородские земли и простиравшегося до Туманного Альбиона.

Основа союза городов и земель, оформленного с 1358 года в Ганзейскую лигу купцов, если хотите, его business case - это капитализация участников за счет доступа к необыкновенно емким и динамичным рынкам друг друга, многие из которых были комплиментарны и предлагали на экспорт весьма дефицитные товары. В известной степени Ганзейские торговые пути и связи позволили английским и немецким предпринимателям освоить рынки менее развитых, но открывающихся для торговли образований Восточной и Северной Европы. Возможность торговать с Прибалтикой и Новгородом, а через российские речные пути с Киевом и Москвой стала для ганзейских купцов реальной альтернативой выходу на более развитые и конкурентные рынки Средиземноморья.

Конечно же, современная картина экспансии германских транснациональных корпораций и скандинавских фирм в России и СНГ не повторяет буквально событий многовековой давности. Однако можно провести довольно много параллелей между тем, что происходило тогда, и началом XXI века.

Германский и скандинавский бизнес первыми начали движение в страны Восточной Европы и Россию, как только их рынки стали открываться для остального мира и просыпаться от полувековой спячки. Готовность потомков ганзейских купцов "осваивать" новые пространства была щедро вознаграждена доступом к емкому "непуганому" рынку, располагающему достаточным платежеспособным потенциалом. Пусть пушнину сегодня заменяет нефть и газ, платят за них "русским купцам" все той же звонкой монетой.

Сегодня германский и скандинавский капиталы доминируют на российском рынке связи (прежде всего сотовой) и весьма внушительно присутствуют в других странах Восточной Европы и СНГ. Рынок вознаграждает пионеров: российские операторы демонстрируют более высокие показатели доходности на одну линию, нежели их европейские коллеги. А уж про потенциал и говорить нечего: число абонентов только в двух сетях МТС и "Вымпелкома" (всего более 6 млн) уже превышает, например, население Норвегии. Норма рентабельности российских операторов связи остается на уровне 35-45%, а в некоторых региональных компаниях, где ежемесячный доход на абонента по-прежнему превышает 40 долларов, достигает 50-55%. В Западной Европе о таком и не мечтают. Там резко сокращаются темпы прироста абонентской базы, падают продажи новых терминалов. Развертывание систем третьего поколения пока не по зубам большинству операторов, да и экономическая отдача от их эксплуатации может разочаровать владельцев не меньше, чем некогда столь "перспективные" проекты типа "Иридиум" или глобальные интернет-магазины.

На этом фоне существенную роль может сыграть пресловутое объединение Sonera и Telia. Объединенный оператор, по существу, будет иметь активы почти во всех бывших республиках СССР (за исключением самых неразвитых рынков и стран, где идут вооруженные столкновения). Нет сомнения, что объединенный оператор не остановится на пути консолидации и территориальной экспансии. Уже идут переговоры о подключении к нему датчан. Следующим логическим шагом был бы разговор с норвежским оператором Telenor. Учитывая современную рыночную капитализацию Telenor и то обстоятельство, что она во многом базируется на активах в России ("Вымпелком" с рыночной капитализацией около 1,5 млрд долларов) и на Украине ("Киевстар", который, по оценкам аналитиков, может стоить от 0,8 до 1,2 млрд долларов), норвежцам придется прислушаться к предложению нового объединенного оператора, если таковое поступит.

Думается, что германские потомки ганзейских купцов не будут сидеть сложа руки перед угрозой "заполнения" рынка исключительно скандинавскими капиталами. По всей вероятности, Deutsche Telekom со своими партнерами из "Cистемы Телеком" предпримет все необходимое для завершения приобретений в Белоруссии и увеличения доли в украинском операторе GSM. Однако остановить процесс скандинавской консолидации будет сложно. Таким образом, все это может закончиться разделением рынка стран СНГ между двумя основными игроками: с одной стороны - скандинавы, с другой - немцы.

Не мешало бы, однако, вспомнить, что "ганзейская ось" объединяла Новгород, Любек, Брюгге и...Лондон. Именно оттуда и может к нам "нагрянуть" новый стратегический инвестор. В самом деле, и Vodafone, и Orange с их глобальными амбициями должны были бы подумать о присутствии в этой самой динамично развивающейся части мирового рынка связи. А "купить", если что, для английского оператора норвежский Telenor - вполне посильная задача: рыночная капитализация у Vodafon - 85,5 млрд долларов, а у Telenor - 7 млрд.