Анархист за десять долларов

Культура
Москва, 13.05.2002
«Эксперт» №18 (325)

Три года назад имя Ману Чао было известно в Москве очень немногим и невозможно было представить, что спустя пару лет весть о его концерте в ДК имени Горбунова станет главной сенсацией московской весны.

Как ни парадоксально, в Москве народная любовь к Ману Чао началась с Мадонны. Эта предприимчивая дамочка всегда отличалась умением окружать себя талантливыми андерграундными музыкантами и использовать их себе во благо. Так случилось и с испанским анархистом - богиня мейнстрима включила в саундтрек фильма "Лучший друг" его песню "Bongo Bong". Песенка попала в поле зрения "Радио Максимум", которое стало ее усиленно ротировать. Далее подключились отечественные пираты, и лето-2000 прошло под песни из альбома "Clandestino".

На самом же деле все началось очень давно, с французской панк-группы Mano Negra, которую в конце 80-х годов в Париже организовали братья Тонино и Мануэль Чао, дети политэмигрантов из франкистской Испании. Группа, названная в честь испанской террористической организации "Черная рука", вошла в историю как французский The Clash - левацкий панк-рок они смешивали не только с ямайским реггеем, но и с музыкой "рай", принесенной во Францию арабскими иммигрантами.

В середине 90-х Ману распустил группу и уехал на историческую родину, в Испанию. Поселившись в Барселоне в квартире, где, по его словам, у него была спальня и студия в гостиной (роль гостиной играла площадь перед домом), он записал сольный альбом незатейливых песенок - тот самый "Clandestino". Этот веселый и одновременно грустный коктейль из реггея, сальсы, румбы, фламенко, на смеси испанского, французского, португальского, английского, с фрагментами речей вождя мексиканских партизан субкоманданте Маркоса и голосом нашего Левитана стал даже безо всякого промоушна бешено популярен в континентальной Европе и Южной Америке (сегодня продано уже три миллиона копий). Искренность, раздолбайский пофигизм, зажигательное веселье, пронзительная грусть, дух свободы - "настоящее" люди ценят, сколько бы им ни промывала мозги поп-индустрия.

Любовь народная оказалась так сильна, что на нее никак не повлияло и то, что спустя три года Ману выпустил довольно-таки халтурный альбом "Следующая станция - Надежда", который составил из старых наработок и набросков. Благодаря неожиданному успеху Ману Чао, получила известность и испанская андерграундная музыка, и многие его друзья, у которых сейчас пластинки выходят одна за другой. Они, кстати, шутя назвали этот стиль "мексиканский панк" - у нас это звучало бы примерно как "белорусский панк".

В последнее время Ману Чао стал настоящей иконой антиглобалистов, благодаря не только общему анархистскому духу своих песен, но и антиамериканским взглядам и текстам. Между прочим, от московских промоутеров он потребовал, чтобы стоимость билетов не превышала десяти долларов, и им насилу удалось втолковать ему, что если билеты не будут стоить хотя бы 500 рублей, то им не удастся свести концы с концами.

Новости партнеров

«Эксперт»
№18 (325) 13 мая 2002
Макропрогноз
Содержание:
Наука и технологии
На улице Правды
Реклама