Шило на мыло

Максим Рубченко
13 мая 2002, 00:00

Ротация аудиторских компаний - необходимое, но не достаточное средство реформы отрасли

На прошлой неделе совет директоров "Газпрома" должен был объявить победителя тендера на аудит финансового отчета газового концерна за текущий год. Однако в последний момент было объявлено, что победителя определят на заседании совета директоров, которое состоится не ранее 20 мая. Вероятно, это решение вызвано тем, что 15 мая Арбитражный суд Москвы рассмотрит иск фонда Hermitage Capital Management Ltd. против PricewaterhouseCoopers (PWC) с требованием признать заведомо ложным аудиторское заключение по бухгалтерской отчетности ОАО "Газпром" за 2000 год, а 20 мая суд рассмотрит аналогичный иск с требованием признать заведомо ложной оценку взаимоотношений "Газпрома" с группой "Итера". По мнению истца, PWC скрыла факты, характеризующие "Итеру" как основного конкурента "Газпрома". В частности, заключение PWC о том, что "Итера" "никогда не стремилась к конкуренции с 'Газпромом' на зарубежных рынках", противоречит действительности, так как она в течение пяти лет отобрала у последнего две трети рынка газа в странах ближнего зарубежья.

К 6 мая, когда должно было состояться заседание совета директоров "Газпрома" по вопросу об аудиторе концерна, все, по слухам, было уже решено: директора, в том числе от государства и менеджмента компании, готовы принять предложение миноритариев и вместо PWC утвердить аудитором другую компанию с мировым именем - Deloitte & Touche. Теперь, судя по всему, "Газпром" хочет дождаться судебного решения. Вероятно, если суд не признает виновность PWC, то компания имеет все шансы сохранить газового монополиста в качестве клиента. В противном случае решение относительно аудитора "Газпрома" будет автоматически принято в пользу Deloitte & Touche. Побочным, но весьма важным эффектом такой смены может стать решение о введении в России практики регулярной ротации аудиторов.

Прелести постоянства

В свете вышесказанного никому, наверное, не покажется удивительным тот факт, что наиболее активным противником ротации аудиторов в нашей стране является именно PricewaterhouseCoopers. "Разговор об обязательной ротации аудиторских фирм возникает каждый раз, когда какая-нибудь крупная компания объявляет о своей несостоятельности, - отмечает партнер PwC Леонид Шнейдман. - Тем не менее лишь очень немногие страны, например Италия, фактически применяют эту процедуру, а еще несколько стран, в частности Бразилия, рассматривают возможность ее введения".

По мнению г-на Шнейдмана, мировая практика на сегодняшний день выработала целый комплекс защитных механизмов, обеспечивающих объективность и независимость аудиторских фирм. Это, в частности, обязательная ротация партнеров аудиторской фирмы, обязательный анализ хода аудита с участием второго партнера аудиторской фирмы, консультации по важным вопросам с опытными партнерами ее головного подразделения, которые не несут никакой ответственности за доходы или расчеты с клиентами. Кроме того, по мнению Леонида Шнейдмана, гарантией от злоупотреблений аудитора могут служить "естественное желание любого профессионала продемонстрировать высочайшее мастерство во имя сохранения и защиты отношений со своими клиентами, а также профессионального имиджа" и "серьезнейшие последствия некачественной работы аудитора для его репутации, риск санкций и даже судебного преследования как для отдельных партнеров аудиторской фирмы, так и для фирмы в целом". Если прибавить к этому еще и "дисциплинарные процедуры и процедуры внутреннего контроля качества, установленные самой аудиторской фирмой", то "можно с полной уверенностью утверждать, что все эти механизмы контроля за качеством вместе взятые в значительной мере гарантируют сохранение аудиторами объективности и независимости в процессе проверки финансовой отчетности компании", - считает Леонид Шнейдман. По нашему мнению, его уверенность заслуживала бы самого глубоко уважения, если бы не тот печальный факт, что весь перечисленный "комплекс защитных механизмов" ничуть не помешал руководству Enron подтасовывать финансовую отчетность при содействии аудиторской компании с мировым именем.

Впрочем, объективности ради стоит обсудить те проблемы, которые, по мнению представителя PricewaterhouseCoopers, сулит ротация аудиторов. Во-первых, "она затруднит создание базы накопленных знаний в области аудита и сохранение богатого отраслевого опыта, имеющего исключительно большое значение для проведения эффективного аудита". На наш взгляд, все не так страшно. Просто опыт и знания, которые накапливаются сегодня в одной фирме, будут накапливать и другие аудиторы, получившие доступ к данному клиенту в процессе ротации. Разумеется, кому-то из них придется начинать работу с более низкого уровня знаний, чем у предшественника, но вряд ли стоит переоценивать значение этого фактора. В конце концов, все компании "большой пятерки", например, обладают примерно одинаковым уровнем качества работы и квалификации специалистов.

Второй аргумент Леонида Шнейдмана против ротации аудиторов заключается в том, что "при обязательной ротации выигрывают фирмы, имеющие более низкие стандарты качества, поскольку спрос на их услуги не упадет в такой степени, в какой это в обычных условиях диктуется более низким качеством их услуг". Здесь тоже имеет место некоторое преувеличение. Никто ведь не говорит о том, что на смену компании "большой пятерки" обязательно должна прийти фирма, занимающая пятисотую строчку в рейтинге аудиторов. У клиента всегда есть и будет возможность выбрать аудитора из достаточного числа примерно равных по квалификации фирм.

"Введение требования периодической смены аудиторов приведет не только к серьезной дезорганизации работы аудиторских фирм и их клиентов, но и к резкому росту издержек на аудит без соответствующей отдачи, - продолжает Леонид Шнейдман свои возражения. - Всякий раз при смене аудитора компании потребовалось бы подвергнуться дорогостоящей и трудоемкой процедуре выбора аудитора. После этого компании пришлось бы знакомить персонал вновь избранной аудиторской фирмы с зачастую сложными и территориально разбросанными структурами компании, ее производством, отраслью и внешними условиями. Всякий раз, когда аудиторская фирма приступала бы к работе с новым клиентом, она имела бы минимальные накопленные знания о компании, ее персонале, деятельности и системах. К тому же аудиторской фирме пришлось бы знакомиться с присущими компании рисками в области бухгалтерского учета, контрольных процедур, составления финансовой отчетности и оценивать эти риски. Все эти дополнительные затраты были бы значительными, а вероятным результатом стали бы большие издержки на менее эффективный и действенный аудит".

Подобные утверждения являются наиболее распространенным аргументом против смены аудиторов. Спорить с ними довольно сложно, потому что только аудиторы знают, сколько реально времени и усилий требуется для того, чтобы "освоить" нового клиента. И разумеется, все они уверяют непосвященную публику в том, что дело это очень длительное и чрезвычайно сложное. При этом, однако, никогда не приводится никаких объяснений, обоснований, расчетов, подтверждающих необходимые дополнительные затраты времени и сил на познание специфических особенностей нового клиента. Неудивительно, что подобные рассуждения выглядят довольно сомнительно. "Разговоры о том, что при длительной работе с хозяйствующим субъектом специалисты аудиторской компании узнают технологию, вникают в какие-то тонкости и так далее, - это ложный посыл, и он не имеет ничего общего с реальным положением дел", - утверждает аудитор Счетной палаты РФ Михаил Бесхмельницын, один из авторов идеи о законодательном утверждении ротации аудиторов в России.

Впрочем, реальное значение приведенного аргумента можно вполне наглядно и красноречиво продемонстрировать на примере из жизни. Года четыре назад развернулась конкурентная борьба между PricewaterhouseCoopers и российской фирмой "Топ-Аудит" за аудит компании "Транснефть". Понятно, что нефтепроводная монополия - структура достаточно специфическая. Специалисты "Топ-Аудита" с нуля создали систему бухгалтерского и финансового учета в этой компании и, естественно, знали все особенности этой отчетности лучше, чем кто-либо другой. Но PricewaterhouseCoopers это не смутило, и они переманили клиента у "Топ-Аудита". Заметим, что о необходимости длительного изучения клиента и "связанных с этим дополнительных затратах и падением качества аудиторских проверок" специалисты PWC тогда не заикались.

Ротация не панацея

На самом деле главное сомнение в эффективности ротации аудиторов основывается на обстоятельстве, которое никто из аудиторов не оглашает: профессиональная этика аудиторского сообщества запрещает выносить сор из избы, то есть рассказывать об ошибках своих коллег. Выражается это, например, в том, что в западных странах работу аудиторов компаний "большой пятерки" проверяют коллеги из другой фирмы, входящей в ту же самую "пятерку". И за все время проверок компаниями "большой пятерки" друг друга ни разу не было выявлено каких-либо нарушений или недоработок. Поэтому вероятность того, что новый аудитор, придя в порядке ротации в компанию, будет вскрывать ошибки своего предшественника, невелика.

Впрочем, почему бы не помечтать? Предположим, признает Московский арбитражный суд компанию PWC виновной в сокрытии информации о сделках "Газпрома". Как мы уже говорили, новым аудитором "Газпрома" при этом автоматически будет назначен Deloitte & Touche, который окажется перед непростым выбором: либо "сдать" своего предшественника, обвинив его в некачественной работе, либо блюсти принципы профессиональной этики, рискуя собственной репутацией. Что предпочтет в этой ситуации нормальный руководитель компании? Правильно - сдать конкурента, наплевав на корпоративную этику. А вслед за Deloitte & Touche, глядишь, и другие аудиторские компании начнут тыкать друг в друга пальцем с криком: "А он врет!" И достоверность аудиторских заключений резко повысится, и качество проверок возрастет, и ротация аудиторов станет реальным инструментом их взаимного контроля друг за другом.

Однако кроме ротации аудиторов сегодня разрабатываются и другие предложения по решению проблемы достоверности аудиторских заключений. "Должна быть ужесточена лицензионная деятельность, - считает Михаил Бесхмельницын. - К формальным признакам, особенно в отношении аудиторских компаний, которые уже поработали на рынке, мы должны добавлять мнение тех, кто столкнулся с работой этой компании. Со своей стороны Счетная палата в моем лице будет высказывать свое мнение о деятельности любой аудиторской компании, если она не будет соответствовать нормам и правилам, которые приняты нашим законодательством и в нашей практике. Независимо от того, кто сколько на этом рынке работает и кому принадлежит. И если, например, подтвердится информация, что PWC скрывала от акционеров какие-то сделки 'Газпрома', я буду настаивать на том, чтобы предприятия, где есть государственный пакет акций, с этой компанией никаких отношений не имели".