Чудо производительности

Павел Быков
3 июня 2002, 00:00

Производительность труда в США растет ударными темпами. Это компенсирует хроническое падение производительности капитала, которому позарез нужны новые суперпроекты взамен не оправдавших надежд информационных технологий

Америка вновь демонстрирует миру "экономические чудеса". Неожиданно быстрый выход из рецессии сменился внушительным подъемом - в первом квартале 2002 года рост ВВП составил 5,6% в годовом исчислении. А производительность труда возросла за то же время на рекордные за последние девятнадцать лет 8,6%. В последние годы именно быстрый прирост почасового выпуска продукции был ключевым фактором процветания американской экономики, поскольку именно более высокие по сравнению с другими развитыми странами темпы роста производительности труда привлекали в США инвесторов со всего мира. Последние данные экономической статистики позволили главе ФРС Алану Гринспену даже заявить о "чуде производительности", которое должно обеспечить Америке устойчивый экономический подъем в ближайшем будущем.

Без преувеличения можно сказать, что в последние годы словосочетание "производительность труда" стало в США магическим. Стоит повысить производительность труда - и ты способен сотворить "экономическое чудо". На деле далеко не все так просто. Само по себе повышение эффективности труда явление, конечно, позитивное. Но сегодня быстрый рост производительности в США маскирует серьезные структурные проблемы экономики. Суть их в том, что информационные технологии не стали в 90-е годы очередным суперпроектом, способным инициировать новую волну продолжительного экономического роста, а ничего другого США предложить пока не могут.

Труд и капитал

Рост производительности труда имеет для Америки принципиальное значение по одной простой причине. Он остро необходим, чтобы компенсировать начавшееся в конце 60-х годов падение производительности капитала. По официальным данным, с 1966 года эффективность его использования в США снизилась уже на 40%. Хуже того, согласно исследованиям экономиста из Northwestern University Роберта Гордона, одного из ведущих американских специалистов в этой области, после бурного роста в первой половине XX столетия к середине 90-х эффективность использования капитала в США опустилась ниже уровня конца XIX - начала XX века. Американская экономика становится все более капиталоемкой, и главное, что может заставить инвестиции течь в США, а значит, обеспечить стране экономический рост, - это более эффективное использование трудовых ресурсов. Проще говоря, основным источником прибыли становится не внедрение в производство технологических новинок, а более интенсивное использование рабочей силы.

Тенденция к снижению производительности капитала в США, по мнению Гордона (и его точку зрения разделяют многие экономисты), носит фундаментальный характер и связана с ослаблением позитивного влияния технологической революции XIX-XX веков, вызванной внедрением "большой четверки" технологий (электричество, двигатель внутреннего сгорания, химия и нефтехимия, развлечения-информация-связь). После того как к рубежу 60-70-х годов прошлого столетия эти технологии были в полной мере освоены, двигать рост производительности капитала, полагает Гордон, стало нечему.

Снижение эффективности использования капитала с течением времени - беда большинства развитых экономик. Число масштабных проектов, в которых отдача на вложенный капитал высока, не так уж много, и по мере развития экономики их становится все меньше, а потенциал старых исчерпывается. "В целом, рассматривая большие циклы, можно заметить, что в любой растущей экономике производительность капитала падает, в то время как производительность труда растет. Это всего лишь отражает тот факт, что труд замещает капитал. Например, беднейшие страны Африки имеют практически бесконечную производительность капитала просто потому, что они вообще не используют капитал", - сказал "Эксперту" один из руководителей проекта консалтинговой компании McKinsey по изучению проблемы производительности.

Однако в случае США данная тенденция имеет сегодня особое значение, поскольку речь идет об экономике-лидере, занимающей в мировой хозяйственной системе привилегированное положение. Дело в том, что положение это не является чем-то само собой разумеющимся и незыблемым. Взамен на имеющиеся преференции (право эмиссии мировой резервной валюты, например) Америка должна формулировать для мировой экономической системы долгосрочные цели развития, то есть находить сферы выгодного приложения капитала. Однако принципиально новых технологий, способных прийти на смену "большой четверке", до сих пор так и не появилось. Во всяком случае, по динамике производительности капитала в США этого не заметно. Единственное, чего удалось добиться американцам, - несколько притормозить процесс снижения эффективности капитала. По сути, то, что происходит сегодня в США, - это попытка заменить "большие идеи" мерами чисто технического характера.

В итоге главным двигателем экономического подъема в США с начала 70-х годов стал рост производительности труда. Тем не менее даже она не смогла предотвратить заметное снижение темпов роста так называемой многофакторной производительности MFP (MFP - комплексный показатель эффективности использования различных ресурсов (труд, капитал, сырье, энергия), отражает влияние различных дополнительных факторов (НИОКР, появление новых технологий, экономия на масштабах, улучшение организации производства и т. п.), дающей представление об эффективности работы экономики в целом. Если в период экономической экспансии в 80-х суммарный прирост MFP составлял 9,5%, то во время экспансии 90-х, которая была примерно на два года длиннее, он оказался равен 10,5%. И это несмотря на то, что прирост производительности труда в 1991-2000 годах составил 21,1% по сравнению с 15,8% в 1982-1990 годах. Другими словами, увеличение темпов роста производительности труда оказалось не в состоянии компенсировать снижение эффективности использования других ресурсов, прежде всего капитала.

Парадоксы девяностых

Почему же в 90-е годы, несмотря на разговоры о "вступлении человечества в новую информационную эпоху", в США не произошло роста производительности капитала? Главной причиной экономисты называют тот факт, что, поскольку компьютерная революция началась не с появлением персональных компьютеров в 80-х (и уж тем более не с бурным развитием Интернета во второй половине 90-х), а с созданием так называемых мэйнфреймов в 50-х, за сорок лет, то есть к началу 90-х годов, наибольшие выгоды от внедрения вычислительной техники уже были получены. Причем сегодня можно уже довольно определенно говорить, что надеяться на увеличение производительности капитала благодаря развитию информационных технологий в ближайшие годы не приходится.

В самом деле, если в середине 80-х доля информационно-процессингового оборудования и программного обеспечения в основном капитале в экономике США оценивалась примерно в 15%, то в 2000 году она возросла уже почти до 50%. За это время ИТ-инвестиции в основные фонды ежегодно увеличивались с поправкой на инфляцию на 39% (за этот период вложения в строительство и коммунальное хозяйство увеличивались на 1,9% в год; капиталовложения в добычу полезных ископаемых и промышленное оборудование росли на 4-5%; транспортное оборудование - на 8%). Причем основной рост ИТ-инвестиций начался в 1994 году. Начиная с этого года абсолютный объем капвложений в компьютеры и периферийное оборудование практически удесятерился (с 1987-го по 1994 год он вырос в 2,7 раза). Но несмотря на эти, прямо скажем, колоссальные вложения в ИТ, сломать негативную тенденцию в динамике производительности капитала в США так и не удалось.

С другой стороны, сомнителен и тот факт, что информационные технологии в принципе оказали резко положительное воздействие на динамику производительности труда в США. Напротив, как минимум вплоть до начала 90-х годов наблюдалась скорее обратная зависимость между развитием информационных технологий и ростом производительности труда. То есть более широкое использование информационных технологий сопровождалось сокращением темпов роста производительности в экономике в целом: для обозначения этого феномена даже появился специальный термин "парадокс производительности".

Что и где росло

Влияние "всплеска производительности" в ИТ-отраслях на совокупное увеличение темпов роста производительности труда во всей экономике США было ограниченным. Ведь мало того, что доля в ВВП США отраслей, связанных с информационными технологиями, не слишком велика (порядка 7%), так в отдельных отраслях она еще и сокращается. То есть доля отраслей с самыми высокими темпами производительности труда снижается!

Позитивный же эффект от внедрения информационных технологий в остальную экономику тоже не столь велик, как принято считать. Резкий всплеск производительности труда в ИТ-секторе оказался во многом локальным явлением, связанным с фондовым "пузырем", раздутым вокруг Интернета и новой экономики: колоссальный приток денег в молодые интернет-компании вызвал рост потребления вычислительного оборудования и рост производительности в соответствующих отраслях (а также в финансовом секторе, где эффект от ИТ получить проще всего, - его прибыли от интернет-бума на фондовом рынке были огромными). Однако к росту производительности труда в остальной экономике, как показало специальное исследование консалтинговой компании McKinsey, информационные технологии сами по себе имеют слабое отношение.

Наиболее значительный рост производительности труда наблюдался в "непроизводительном" секторе (финансы, услуги), и экономика США росла благодаря этим отраслям. Однако, согласно данным McKinsey, бесспорное позитивное влияние информационных технологий на рост производительности труда имело место, пожалуй, лишь в сфере торговли ценными бумагами (главным образом on-line-торговля) и в телекоммуникационном секторе. Даже в розничной и оптовой торговле, где ИТ существенно повлияли на организацию бизнеса и вызвали ускорение роста производительности труда за счет изменений в способах организации доставки товаров и услуг, все не столь очевидно. Многие эксперты в области торговли указывают, что весьма значительное воздействие на рост производительности в этом секторе связано с циклическими факторами - ростом потребительского доверия, доходов, благосостояния из-за роста фондового рынка. Общий вывод McKinsey таков: хотя в отдельных отраслях воздействие информационных технологий было действительно очень велико, в целом инвестиции в ИТ стали лишь одним из многих факторов, приведших к ускорению роста производительности труда.

Кризис жанра

По-видимому, именно фундаментальная слабость современной американской экономики - отсутствие сферы для прибыльного приложения капитала - привела к тому, что экономическая экспансия 90-х оказалась, пожалуй, наименее мощной из трех периодов длительного непрерывного роста ВВП США. Да, конечно, она была самой продолжительной в послевоенной истории и превзошла по этому показателю и 60-е, и 80-е - этому факту СМИ уделяли особое внимание, - но вот по интенсивности, по своему совокупному экономическому эффекту экспансия 90-х все же уступает и той и другой. Именно к такому выводу еще в 2000 году пришел директор Фонда международного бизнеса и экономических исследований (FIBER) Виктор Зарновитц на основе своего исследования, в котором он проанализировал динамику более чем тридцати параметров экономической активности (инфляция, производительность, занятость, зарплата, прибыли, процентные ставки, международная торговля и т. д.). Так, если в 60-х за 35 кварталов непрерывного экономического роста реальный ВВП США вырос на 51,6% (в среднем 1,47% прироста в квартал), а за 31 квартал экспансии в 80-х - на 37% (1,19% прироста в квартал), то в 90-х за 41 квартал роста американская экономика выросла лишь на 40,8% (чуть менее 1% прироста в квартал).

При этом наибольшие трудности в связи с падением производительности капитала выпали на долю корпоративной Америки. Парадоксально, но быстрый рост производительности труда во второй половине 90-х сопровождался снижением темпов роста прибылей всего нефинансового корпоративного сектора и даже их сокращением. Жесткая прямая связь между этими двумя показателями (растет производительность труда - увеличиваются прибыли) существовала на протяжении почти полувека, однако во второй половине 90-х эта закономерность соблюдаться перестала. Основная причина - возросшая конкуренция. Одних информационных технологий, пришедших на смену "большой четверке", для мировой экономики оказалось слишком мало. Так что, когда в этот сектор со всех сторон хлынули желающие получить свою долю пирога, цены на продукцию отрасли и прибыли обвалились. В течение 90-х годов цены на микропроцессоры упали в двести раз, цены на компьютеры и периферийное оборудование - в одиннадцать с лишним раз. Причем обвальным это падение стало именно во второй половине 90-х.

В результате главной выигравшей от бурного развития ИТ стороной оказались не корпорации, а потребители (а также высокооплачиваемые работники). В принципе, как отмечали эксперты МВФ в своем докладе в октябре 2001 года, так было во время всех технологических революций (начиная с возникновения текстильной промышленности и железных дорог и заканчивая появлением электричества и автомобиля), но никогда еще разница между выигрышем компаний-производителей и потребителей не была столь велика.

Неудивительно, что корпоративный сектор США испытывает сегодня серьезные затруднения. "Если посмотреть отношение корпоративных долгов к доходам, то они высоки как никогда", - сказал "Эксперту" экономист инвестиционной компании FTN Financial Кристофер Лоу. В этих условиях все более очевидно, что доминирующей чертой в поведении корпораций становится весьма осторожное отношение к инвестициям. Как написал недавно журнал Economist, "меньшая, чем ожидалось, отдача на вложенный капитал, по-видимому, приведет к более длительному сокращению инвестиций в ИТ", поскольку "фирмы, которые не получили выгод от своих массированных инвестиций в конце девяностых, все больше задаются вопросами о своих будущих капитальных расходах".

Во многом поэтому инвестиции не растут, хотя экономический подъем уже начался: в первой четверти этого года корпоративные капитальные расходы продолжали падать - пятый квартал подряд. Непонятно, в какие проекты инвестировать. Так что рост производительности труда сегодня позволяет Америке держаться на плаву, но не может решить главную проблему экономики - отсутствие у капитала стратегической цели, которая оправдала бы инвестиции в Америку.

В подготовке статьи принимал участие Петр Кирьян