Муза Зеленого мыса

Культура
Москва, 10.06.2002
«Эксперт» №23 (329)
В Москве впервые выступила Сезария Эвора. Ее диковинный креольский диалект понимает весь мир. Потому что пожилая босоногая певица из Кабо-Верде знает все о любви и печали

Ей шестьдесят с гаком. Она родилась в портовом городе Миндело, который когда-то был обязательным местом остановки всех кораблей, идущих к Новому Свету и мысу Доброй Надежды. Петь, пить и любить начала одновременно. Из-за гитариста Эдуардо, за которым она бродила по приморским тавернам в шестнадцать лет, мир слышит сейчас этот по-прежнему молодой голос. Эдуардо женился и навсегда уехал из Кабо-Верде. Бог весть где он теперь. А она топчет сцены всего мира своими босыми черными пятками.

Сезария выросла в семье музыкантов (Эвора говорит, что в Кабо-Верде каждый второй - музыкант). Нигде не училась. Пела морны - портовые романсы - песни моряков, грузчиков и их женщин. До того как Кабо-Верде получила независимость от Португалии, там по закону нельзя было ходить без обуви по тротуарам и площадям. Это было скрытой формой сегрегации - понятно, у кого нет денег на ботинки. В детстве она ни о чем так не мечтала, как о паре туфель: "Каким-то образом мы мастерили их из консервных банок". В память о том времени теперь она выступает босиком.

Молчание Кабо-Верде

Свой полный зал в парижской Олимпии Эвора собрала в 51 год - в этом возрасте мало что может изменить характер и жизненные привычки. Она видела столько дней, морей, стран и лиц, что уже почти ничто на свете не способно ее заинтересовать.

В 1975 году в Кабо-Верде к власти пришел промарксистский режим. Страна переживала тяжелую экономическую депрессию. По улицам разрешили ходить босиком - иначе улицы вообще бы опустели. Десять лет Эвора молчала - горе, гнев и усталость лишили ее голоса. Десять лет она пила, а ее город нищал, пустел и беднел. В 34 года она осталась на обочине, отлично зная, что "Кабо-Верде - страна, где у музыкантов нет будущего". Никто не верил, что она поднимется вновь, эта немолодая, косолапая и чуть косящая негритянка. Через десять лет Эвору уговорили всего лишь раз спеть с кабо-вердскими музыкантами на сборном альбоме, и одна песня стала началом ослепительной мировой карьеры. Теперь Сезария Эвора платит восемьдесят процентов всех налогов Кабо-Верде. "Я нормально зарабатываю", - равнодушно улыбается она на пресс-конференции.

Музыка в черно-белом

Во время американского турне Эворы на ее концерте таяли и млели Мадонна и Дэвид Бирн. Она записывала песни для фильмов Эмира Кустурицы и мелодрам с Гвинет Пэлтроу. Она любит Фрэнка Синатру, Шарля Азнавура, Нат Кинг Кола. Эвора никогда не училась петь, до сих пор не владеет ни одним музыкальным инструментом и курит как паровоз. Продюсер пытался разбудить в ней азарт и алчность, обещав за отказ от курева купить ей роскошную машину. Авто ей немножко жалко. Но бороться ради этого со своими пороками Сезарии вовсе не интересно.

Эвора ничего не скрывает: ни бедного детства и побега из единственной в своей жизни школы - при монастыре. Ни неразборчивости в личной жизни, ни усталости, ни равнодушия к собственной звездности и упрямой верности устойчивым привычкам. В Кабо-Верде все равно ничего не скроешь - в городе, где каждый знает тебя не просто в лицо, н

Новости партнеров

«Эксперт»
№23 (329) 17 июня 2002
Калининград
Содержание:
Калининградский вопрос

Редакциооная статья

Международный бизнес
Экономика и финансы
Международный бизнес
Экономика и финансы
Международный бизнес
Наука и технологии
Наука и технологии
Русский бизнес
Международный бизнес
Культура
Реклама