Хотите ли вы тотальной войны?

Наука и технологии
Москва, 10.06.2002
«Эксперт» №23 (329)
Конверсия стала ругательным словом потому, что в ней не участвовали настоящие предприниматели

Какого только вэпэкашника не передергивало от ставшего популярным в начале 90-х слова "конверсия". Конец холодной войны обернулся помимо национального еще и профессиональным унижением: ученым и конструкторам, занимавшимся супертехнологиями, предложили выпускать сковородки и картофелекопалки вместо (или вместе, что не меняет сути дела) баллистических ракет и фазированных антенных решеток. Аргументация была на редкость примитивной. Грубо говоря, она сводилась к следующему: "Ваши ноу-хау могут быть востребованы только на реальном рынке, а ему нужны сковородки, а не баллистические ракеты".

Идиотизм подобных формулировок сегодня очевиден. Занимались мы на самом деле не конверсией, а "конверсией". Процессу модификации военных технологий в гражданские столько же лет, сколько НТП, достаточно вспомнить, как технологии, разработанные для реактивных истребителей, стали использовать на рынке пассажирских перевозок или как сугубо военный проект создания ядерного оружия обернулся атомной энергетикой, а разработка биологического оружия дала толчок росту нового поколения фармакологических препаратов. Удачных примеров, подобных приведенным, множество, но всех их роднит одно обстоятельство: всякий раз "человекоубийственное ноу-хау" пытались коммерциализовать не на традиционном гражданском рынке, а во вновь создаваемой, не известной доселе бизнесу нише (собственно, в этом и проявляется одна из важнейших ипостасей инновационного предпринимательства).

Пытаться заставить военные КБ и заводы конкурировать в сегментах, давно освоенных "цивильными" фирмами, иначе как вредительством не назовешь. Но чтобы разглядеть новый рынок, под который можно "упаковать" разработанные в сфере ВПК технологии, необходимо предпринимательское воображение - его-то как раз нам зачастую не хватало в последнем десятилетии прошлого века. Конверсия ракетоносителей, стоящих на боевом дежурстве и сокращаемых по СНВ-договорам, хорошо иллюстрирует этот тезис.

Попытка запустить на низкую орбиту полезную нагрузку была сделана еще в 1957 году. Тогда советские ракетчики, сорвав несколько запусков межконтинентальных баллистических ракет, решили вывести на низкую орбиту гражданскую "головку", чтобы отвлечь от своих неудач внимание Хрущева, и ничтоже сумняшеся произвели глобальную инновацию, открыв неизвестный до этого рынок космических запусков. В результате слово sputnik вошло во все языки мира, а анналы истории конверсии пополнились еще одним выдающимся достижением. Однако через сорок лет, когда рынок мобильной спутниковой связи, нуждающийся в низкоорбитальных космических аппаратах, схлопнулся, для конверсии боевых ракетоносителей понадобился поиск новых ниш. Если разработчик "Днепра" (ГКБ "Южное") продолжал идти по проторенному в 1957 году пути, в результате чего проект оказался на грани закрытия, то "Хруничев", НПОмаш и КБ имени Макеева решили искать новые решения. И "космическая спираль", и технологии "невесомого производства" новых материалов и биопрепаратов на небольшом участке баллистической тра

Новости партнеров

«Эксперт»
№23 (329) 17 июня 2002
Калининград
Содержание:
Калининградский вопрос

Редакциооная статья

Международный бизнес
Экономика и финансы
Международный бизнес
Экономика и финансы
Экономика и финансы
Наука и технологии
Наука и технологии
Культура
Реклама