Зачем нужны пошлины

Кристоф Кордонье
10 июня 2002, 00:00

Введение экспортных пошлин на энергоемкую промышленную продукцию послужило бы как интересам России, так и интересам ЕС

В конце мая председатель Еврокомиссии Романо Проди заверил президента Владимира Путина, что ЕС вскоре предоставит России статус страны с рыночной экономикой. Шаг, сделанный Евросоюзом навстречу России, имеет решающее значение как для ее переговоров о присоединении к ВТО, так и для ее экономики в целом. Ведь во внешнеторговом обороте РФ доля Евросоюза (с учетом стран, вскоре присоединяющихся к ЕС) приближается к 50%, тогда как доля США составляет лишь 5%. Прежде чем заявить о скором признании за Россией рыночного статуса, ЕС, конечно же, заручился ее согласием постепенно выравнять внутренние и внешние цены. Тем не менее многие представители Еврокомиссии восприняли грядущее признание весьма болезненно: они не исключают демпингового давления со стороны российских компаний на своих национальных производителей, что обусловлено разницей между внутренними и экспортными ценами на российские энергоносители.

Цены на энергоносители в России естественным образом ниже, чем в ЕС, в силу нескольких факторов. Первый из них - географический. На территории России залегает треть мировых запасов природного газа; страна вышла на первое место в мире по добыче нефти и в дальнейшем будет только наращивать ее объемы, поскольку для Запада это единственный способ не впасть в чрезмерную зависимость от политически нестабильного Ближнего Востока. К тому же в России огромные мощности по производству электроэнергии.

Затраты на добычу энергоносителей в России относительно низкие, а вот стоимость их транспортировки (особенно газа) достаточно высокая. Так, в Ямало-Ненецком национальном округе промышленные предприятия получают газ по цене 10,2 доллара за 1000 кубометров, в Московской области - уже за 17,7 доллара, а в Западную Европу он поставляется по цене выше 100 долларов. Энергетический потенциал России сосредоточен в основном в Сибири, в силу этого целесообразно превратить энергоносители в продукцию с высокой добавленной стоимостью в непосредственной близости от места добычи. Именно так обстоит дело с предприятиями по производству алюминия, расположенными вблизи огромных гидроэлектростанций в Сибири, с мощностями по производству мочевины, азотных удобрений и метанола. Транспортировка этой продукции существенно менее затратна, чем транспортировка энергоресурсов, - при ее экспорте это обеспечивает России значительные конкурентные преимущества.

Вторая причина, определяющая разницу между внутренними и внешними ценами на энергоносители, связана с политикой образования цен на продукцию естественных монополий. В течение многих лет энергоресурсы, поставляемые РАО ЕЭС и "Газпромом", оплачивались по ценам, которые покрывали лишь незначительную часть издержек замещения основного капитала предприятий данных отраслей. В значительной мере это объяснялось соображениями социального, логистического и геополитического характера. Раньше у этих отраслей не было никакой альтернативы, но в настоящее время у них расширяются возможности экспорта на западноевропейские рынки, а значит, в будущем неизбежен реальный арбитраж между поставками энергии на внутренние рынки и за рубеж.

Третья причина - экспортные пошлины. На нефть и нефтепродукты устанавливаемые пошлины в настоящее время пересматриваются в зависимости от уровня мировых цен. Экспортные пошлины устанавливаются также на древесину и продукцию деревообрабатывающей отрасли, целлюлозу и печатную продукцию, никель, металлолом, чугун и сталь (пошлины на последние были недавно сняты в связи с протекционистскими мерами США) и периодически на сельскохозяйственную продукцию, например на семена подсолнечника. Введение экспортных пошлин диктуется вполне понятным стремлением государства перераспределить в бюджет часть ренты, извлекаемой при добыче сырьевых ресурсов.

Есть и еще одна причина, по которой Россия должна действовать в этой области без особой спешки, особенно накануне вступления в ВТО. Как хорошо известно, макроэкономическим эффектом ренты является такой уровень равновесия обменного курса, который значительно превышает уровень, устанавливаемый в отсутствие ренты. Этот эффект известен под названием "голландская болезнь". Зачастую это ведет к вытеснению производителей других видов экспортной продукции, что предопределяет сильную зависимость экономики от экспорта сырьевых ресурсов и ее поляризацию. Для устранения "голландской болезни" необходимо субсидировать производителей экспортной продукции, не имеющих возможности извлекать такую ренту. Экспортные пошлины, позволяющие сохранять разницу между внутренними и экспортными ценами, играют в России именно такую роль.

Учитывая все вышеназванные факторы, мы полагаем, что ЕС не должен просить Россию отменить экспортные пошлины на энергоносители. Однако Евросоюзу нельзя оставить без внимания и жалобы европейских производителей, утверждающих, что страдают от демпингового давления. Один из возможных способов удовлетворить их претензии - ввести для экспортной энергоемкой промышленной продукции такой же режим налогообложения, какой уже действует в отношении стали и бумажной продукции. Пока единственный очевидный кандидат на введение экспортной пошлины - это производство азотных удобрений, они составляют лишь 1% от общего объема российского экспорта. Помимо всего прочего, введение экспортных пошлин на удобрения могло бы иметь положительный эффект для российского сельского хозяйства.

Введение экспортных пошлин на энергоемкую промышленную продукцию послужило бы интересам как России, так и ЕС. В качестве ответного шага ЕС мог бы отменить импортные квоты на указанные группы товаров. Это предложение могло бы быть включено в повестку дня российско-европейского саммита, проведение которого намечено в ноябре в Копенгагене.