Изгнание из рая

Максим Рубченко
10 июня 2002, 00:00

До закрытия кипрских офшоров осталось меньше трех лет

Столь любимый россиянами Кипр ждет налоговая реформа, вызванная предстоящим вступлением этой страны в ЕС. 3 июня 2002 года долгожданный законопроект об изменении налогового законодательства был окончательно согласован в правительстве Кипра и направлен в палату представителей. Предполагается, что парламент ратифицирует его до конца июня. Составляющих готовящейся реформы три: трехпроцентное (до 13%) увеличение ставки НДС с 1 июля с последующим подъемом до 15%, введение дополнительного 20-процентного налога на сигареты и - самое главное - установление единой ставки корпоративного налога на прибыль для всех компаний (и местных и офшорных) в размере 10%. Судьба существующих офшорных фирм оговорена в законопроекте отдельно: они будут платить налог на прибыль по сегодняшним ставкам (4,25%) до 2005 года.

Ожидается, однако, что повышением налоговых ставок дело не ограничится, поскольку для выполнения условий ЕС Кипру придется фактически отменить режим конфиденциальности для владельцев местных компаний. Сегодня сведения о них хранятся в центральном банке Кипра, который может разглашать их только по решению суда (к слову сказать, за последние четверть века ни одного подобного вердикта кипрские суды не вынесли). С 2003 года вся эта информация может стать общедоступной.

Неудивительно, что кипрские реформы достаточно болезненно воспринимаются в России, поскольку этот средиземноморский остров давно стал важной частью отечественного бизнес-пространства. Не зря же западные финансисты шутят, что у России есть идеальная банковская система - на Кипре. А если серьезно, то, по данным нашей официальной статистики, Кипр занимает третье место стран - инвесторов в российскую экономику, уступая лишь США и Германии, а объем кипрских накопленных инвестиций в Россию практически такой же, как у Франции и Великобритании. Остров может похвастаться и еще одним показателем: свыше 80% кипрских инвестиций в экономику России - прямые (все прочие страны и близко не подошли к такому значению). И это при том, что из платежного баланса Кипра следует: ежегодные прямые инвестиции этой страны во все экономики мира не превышают мизерных 15 млн долларов. Объяснение этому парадоксу известно всем - от имени кипрских компаний в Россию инвестируется капитал наших же, российских фирм. Да и существенная доля зарплат сотрудникам отечественных коммерческих предприятий выплачивается с кипрских счетов. Объясняется все опять-таки очень просто: по законам острова зарплата иностранных служащих офшорных компаний, живущих за пределами Кипра, выплаченная через кипрские банки, не облагается подоходным налогом.

Сегодня на Кипре зарегистрировано более 50 тыс. иностранных компаний. Точное количество фирм, учрежденных нашими соотечественниками, неизвестно - специалисты говорят о 3-25 тыс. Впрочем, это не так уж важно: в любом случае Кипр сегодня - важная часть российской экономики, и его судьба нам совсем небезразлична. Но прежде чем строить прогнозы на будущее, стоит поговорить о причинах закрытия этого офшорного рая.

Смерть "безбилетникам"

Кипр стал очередной жертвой войны, развернутой в последние годы против офшорных зон ведущими международными организациями во главе с Евросоюзом и Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Основная претензия к офшорным зонам известна: устанавливая символические ставки налогообложения, они занимаются "налоговым демпингом", переманивают мобильный капитал из других стран и тем самым разрушают налоговую базу развитых государств. В общем, офшорные зоны - это "безбилетники" мировой экономики, беззастенчиво пользующиеся общественным богатством, создаваемым другими странами.

Комиссия ЕС еще в 1997 году выпустила свой доклад о вредной налоговой конкуренции, а в июле 2001-го даже инициировала расследование в отношении одиннадцати корпоративных налоговых схем в восьми странах ЕС на предмет их соответствия договору о Европейском союзе.

Главной мишенью европейских борцов с офшорами остается Гибралтар - единственная "официальная" офшорная зона, входящая в Евросоюз. Сейчас ЕС проводит расследование в отношении двух льготных налоговых режимов, действующих на этой территории, - для компаний типа Exempt и Qualifying, стараясь доказать, что они не соответствуют правилам Союза. Гибралтар пытается оспорить правомерность самого этого расследования в Европейском суде, но пока безуспешно.

ОЭСР через год после Комиссии ЕС выпустила собственный доклад под названием "Вредоносная налоговая конкуренция", где были сформулированы главные критерии "вредоносности": нулевое или номинальное налогообложение, строгая конфиденциальность и отсутствие эффективного обмена информацией с налоговыми органами других стран и "недостаточная прозрачность в действии закона и административных правил".

Что касается методов борьбы с вредоносной налоговой практикой, то ОЭСР разработала девятнадцать рекомендаций, касающихся внутреннего законодательства стран-участниц организации, налоговых договоров и международного сотрудничества. Сюда вошли, в частности, рекомендации, касающиеся: внедрения законодательных мер, ликвидирующих выгоды от использования офшоров (например, законодательство о контролируемых иностранных компаниях); облегчения доступа налоговых властей к банковской информации; отчетности резидентов в отношении зарубежных операций; обмена информацией и взаимодействия налоговых органов разных стран.

В том же докладе приводился список стран, формально соответствующих критериям налогового убежища. Все они были приглашены к сотрудничеству с ОЭСР, то есть им было предложено сделать формальное заявление о принятии основных принципов доклада и взять на себя обязательство в определенные сроки изменить свои законы и практику таким образом, чтобы исключить вредоносную налоговую конкуренцию.

В 2000 году ОЭСР выпустила новый список, в который вошли тридцать пять стран и территорий - практически все существующие офшорные зоны. Сегодня подавляющее большинство стран, включенных в "список-2000", уже обязались сделать свою налоговую систему прозрачной и обеспечить обмен налоговой информацией со странами-участницами ОЭСР. Оставшиеся "непримиримые" - Андорра, Вануату, Либерия, Лихтенштейн, Маршалловы Острова, Монако, Науру, Панама и Самоа - являются реальными кандидатами на включение в готовящийся список "налоговых убежищ, отказывающихся от сотрудничества". В отношении этих государств члены ОЭСР уже в апреле 2003 года намерены выступить с "согласованными действиями". Правда, в чем будут заключаться эти действия, пока неясно.

Погибаю, но не сдаюсь

Как видим, офшорные зоны не собираются сдаваться без боя или ограничиваться тихим саботажем. Например, Вануату, тихоокеанское островное государство, известное своими офшорными банками, наотрез отказалось присоединиться к инициативе ОЭСР. Премьер-министр Вануату заявил, что его страна уже и так "продемонстрировала приверженность принципам эффективного международного сотрудничества и прозрачности" и достигла достаточного уровня регулирования офшорных банков и компаний, а что касается инициативы ОЭСР, то к ней у Вануату "имеются серьезные замечания".

Более того, офшоры объединяются в оппозицию. В марте 2001 года для противостояния антиофшорным инициативам ОЭСР была создана Международная организация по налогам и инвестициям (International Tax & Investment Organisation, ITIO), в которую вошли тринадцать малых развивающихся государств, в основном из Карибского региона.

Аргументов у членов ITIO два. Первый: нет никакой разумной причины, по которой все государства были бы обязаны вводить одинаковые или даже просто сопоставимые ставки налогообложения. В каждой стране свои условия: у кого-то богатые природные ресурсы, у кого-то - избыток рабочей силы, у кого-то - плодородные земли. А в большинстве офшорных зон чуть ли не единственным "национальным ресурсом" является именно возможность привлечения международных инвесторов низкими налоговыми ставками и благоприятным инвестиционным климатом в целом, включая инфраструктуру, коммуникации, персонал etc. А создание такого благоприятного климата уже никак не назовешь нечестной конкуренцией.

Второй довод состоит в оспаривании самого понятия "похищение налоговой базы". Если, скажем, английская компания покупает товар в Германии и продает его во Францию, то насколько очевидно право именно Великобритании облагать эту самую фирму налогами? И не стоит ли признать, что перемещение финансового бизнеса в офшорные зоны - это столь же закономерный процесс, как и перемещение производства бытовой электроники из США и Европы в Малайзию и на Тайвань?

Несколько неожиданную поддержку получили офшорные зоны со стороны США, которые до прихода в Белый дом Дж. Буша-младшего были полностью солидарны с инициативой ОЭСР. Однако в мае 2001-го секретарь казначейства США Пол О`Нил сделал заявление, в котором требования ОЭСР расценивались как попытка вмешательства во внутренние налоговые дела других стран. Будучи согласны с необходимостью эффективного обмена информацией, США тем не менее сочли инициативу ОЭСР чрезмерно широкой и фактически устранились от ее поддержки. Возможно, причина тут в том, что нынешняя администрация Штатов декларирует стремление к снижению налогов. А может быть, все дело в том, что США сами оказались уличены "во вредоносной налоговой конкуренции" из-за налоговых льгот экспортерам.

Так или иначе, столкнувшись с подобным отпором, ОЭСР была вынуждена смягчить свои требования. "Формально достигнута полная победа - почти все офшорные зоны сдались на милость ОЭСР, согласившись со всеми ее требованиями, - отмечает президент компании Roche & Duffay Геннадий Матвеев. - Однако по ходу дела амбициозные замыслы гармонизации мировой налоговой системы уступили место всего лишь требованию обмена налоговой информацией со странами ОЭСР. Так что офшорным зонам удалось отстоять свое законное право не брать налогов. В итоге офшорные зоны живы и здоровы. Может быть, даже более здоровы, чем раньше, в смысле придания более цивилизованного лица офшорному бизнесу".

К словам г-на Матвеева можно добавить, что для российских компаний, работающих с офшорами, главным источником проблем являются не ОЭСР с Европейским союзом, а родной Центробанк, составивший собственный, почти в полсотни позиций, черный список офшорных зон - куда там ОЭСР с его девяткой "непримиримых"!

Мы не прощаемся

Но вернемся к проблемам российских владельцев кипрских офшоров. Подавляющее большинство относится к предстоящим переменам налогового климата философски. "У всех еще есть достаточно времени, чтобы подумать о том, что произойдет дальше, - говорит заместитель генерального директора инвестиционной компании 'Проспект' Эдуард Нейгебауэр. - В любом случае десять процентов налога на прибыль - это не двадцать четыре, которые существуют в России. Опять же, десять процентов выплачивается с прибыли, под которой понимается выручка минус все расходы. А статья расходов там достаточно серьезная - туда можно включить практически все: представительские расходы, рекламные и все остальное. Там нет такого налогового кодекса, как в России, там все гораздо проще, и, безусловно, все равно получается выгодно работать через Кипр".

Специалисты не ожидают и сокращения кипрских инвестиций в Россию. "Для кипрских инвесторов главное - не ставка налога на прибыль, а наличие Соглашения об избежании двойного налогообложения между Россией и Кипром, - считает Эдуард Нейгебауэр. - Там четко прописано, что доход от операций с ценными бумагами резидентов Кипра, не имеющих постоянного представительства в России, облагается налогом на Кипре. Изменение этого соглашения в сторону ужесточения гораздо серьезнее отразилось бы на объемах инвестиций, чем нынешнее повышение ставки. Но пока об этом речи не идет, так что больших потрясений я не жду абсолютно".

Так что с Кипром прощаться рано. На сегодняшний день единственные, кто действительно серьезно пострадал от кипрской налоговой реформы, - это регистраторы офшорных компаний: спрос на кипрские офшоры стремительно падает. Цены на регистрацию компаний на Кипре по сравнением с прошлым годом уменьшились на треть и продолжают снижаться. А достойной альтернативы острову Афродиты из других офшорных зон регистраторы предложить не могут.

Тем не менее тенденция очевидна - число традиционных офшорных зон неуклонно сокращается. Три года назад из офшоров выпала Ирландия, со следующего года - Кипр. Объявлено о предстоящем закрытии для компаний-нерезидентов Британских Виргинских островов. Так, глядишь, лет за двадцать-тридцать офшоры вообще будут вытеснены куда-нибудь в окрестности Антарктиды. И на этом их славная и драматическая история закончится.

В статье использованы материалы, предоставленные компанией Roche & Duffay

Черный список офшоров по версии Банка России

1. Княжество Андорра
2. Антигуа и Барбуда
3. Содружество Багамских Островов
4. Барбадос
5. Государство Бахрейн
6. Белиз
7. Государство Бруней Даруссалам
8. Республика Вануату
9. Зависимые от Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии территории
10. Отдельные административные единицы Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии (Нормандские о-ва, о-ва Гернси, Джерси, Сарк, Мэн)
11. Гренада
12. Республика Джибути
13. Доминиканская Республика
14. Ирландия (Дублин, Шеннон)
15. Республика Кипр
16. Китайская Народная Республика (Гонконг)
17. Республика Коста-Рика
18. Острова Кука (Новая Зеландия)
19. Республика Либерия
20. Ливанская Республика
21. Княжество Лихтенштейн
22. Великое Герцогство Люксембург
23. Республика Маврикий
24. Малайзия (о. Лабуан)
25. Мальдивская Республика
26. Республика Мальта
27. Республика Маршалловы Острова
28. Республика Науру
29. Нидерландские Антильские Острова
30. Ниуэ (Новая Зеландия)
31. Объединенные Арабские Эмираты (Дубаи)
32. Республика Панама
33. Португальская Республика (Макао), о. Мадейра)
34. Независимое Государство Самоа
35. Республика Сейшельские Острова
36. Федерация Сент-Китс и Невис
37. Сент-Люсия
38. Сент-Винсент и Гренадины
39. США (Виргинские острова США, Содружество Пуэрто-Рико, штат Делавэр)
40. Королевство Тонга
41. Суверенная Демократическая Республика Фиджи
42. Французская Республика: о. Кергелен, Французская Полинезия
43. Демократическая Социалистическая Республика Шри-Ланка
44. Швейцарская Конфедерация (кантоны Женева, Невшатель, Фрибург, Цуг)
45. Ямайка
46. Латвийская Республика
47. Черногория

Источник: ЦБ РФ