Лицом к экономике

Никита Кириченко
17 июня 2002, 00:00

На вопросы "Эксперта" отвечает первый заместитель председателя Банка России Андрей Козлов

- Андрей Андреевич, в чем специфика момента в развитии российской банковской системы?

- Основой политики Центрального банка в последние три года было обеспечение стабильности банковской системы. Это расчистка от обанкротившихся банков, преодоление кризиса девяносто восьмого года и его последствий, разработка законодательства о банкротстве и реструктуризации кредитных организаций. Сегодня эти задачи в основном решены. Банковская система восстановилась после кризиса, суммарные активы на двенадцать процентов выше, чем были в самый лучший период девяносто седьмого-девяносто восьмого годов. Но этого мало. Структурные проблемы остаются. Например, сорок три процента всех кредитов в банковской системе предоставлено экспорториентированным отраслям топливно-энергетического комплекса. А если туда добавить крупные системообразующие предприятия нефтехимии и металлургии, то будет больше шестидесяти процентов. Очень мало остается на долю всей остальной экономики, малого бизнеса, отраслей, ориентированных на внутренний рынок. И наша задача - как-то сместить этот баланс. Причем не путем административных указаний, а путем создания мотиваций для банков.

Пришла пора думать о том, как строить отношения между банковской системой и экономикой наиболее эффективно. Именно этим вопросам и был посвящен очередной банковский конгресс в Санкт-Петербурге.

- Каковы главные проблемы российских банков?

- Проблема банковской системы России сейчас в том, что в целом этот бизнес не очень прибыльный. Банковские операции слишком дороги. Себестоимость их слишком высока, и банки, выходящие на конкурентный рынок, вступающие в жесткую конкуренцию, к сожалению, не могут заработать много денег, не могут показать очень большой прибыли, чтобы стать интересными для инвесторов - как российских, так и иностранных.

Центральный банк и законодательство по банковской деятельности часто критикуют за то, что мы налагаем излишнее бремя на коммерческие банки и в плане отчетности, и в плане усложнения процедур, которые заставляют банки нести дополнительные расходы. Мы сейчас думаем над тем, чтобы эти барьеры снять, чтобы банки активнее шли в регионы, в малый и средний бизнес, в реальную экономику.

- Почему банки недостаточно активно кредитуют малый и средний бизнес?

- Там нет кредитных историй, нет данных о том, как развивалась кредитоспособность заемщиков, а есть сложные проблемы с регистрацией залога и даже с судебным истребованием залога в случае, если предприятие-должник становится банкротом.

Мы собираемся подготовить изменения законодательства, предложить их правительству и Государственной думе, чтобы эти проблемы для банков снять.

- Расскажите, пожалуйста, о том, как идет работа по созданию системы гарантирования вкладов населения.

- Наша задача - сделать систему гарантирования понятной и прозрачной для граждан, обеспечить защиту широких слоев вкладчиков, особенно некрупных.

Самая сложная проблема - решить, какие банки мы будем допускать в систему гарантирования вкладов. Нужно перепроверить все банки. Причем логика этих проверок должна отличаться от традиционной. До сих пор Центральный банк больше смотрел на форму, чем на содержание, больше проверял действия банков, сравнивал их с нашими инструкциями. В данном случае нам надо будет оценить, насколько банки-кандидаты на участие в системе гарантирования вкладов не представляют риска для системы в течение ближайших двух-трех лет. Мы не хотели бы, чтобы после введения системы гарантирования сразу же начались проблемы с банкротством и с выплатами. Таким образом, эта сплошная проверка должна быть сконцентрирована на будущей жизни банка, а не только на прошлых ошибках.

- Будут ли какие-то особые условия участия в системе гарантирования вкладов у Сбербанка?

- Мы предполагаем, что Сбербанк войдет в систему гарантированных вкладов на общих основаниях, но с двумя временными исключениями. Первое исключение - отчисляемые Сбербанком взносы будут концентрироваться не в общей массе фонда гарантирования, а в специальном фонде. После того как через несколько лет Сбербанк полностью войдет в систему, деньги объединятся. Это сделано для того, чтобы в случае банкротства небольших банков Сбербанк не спонсировал бы их своими деньгами.

Второе исключение состоит в том, что в переходный период вкладчики Сбербанка будут продолжать пользоваться стопроцентной гарантией своих вкладов со стороны государства. Это важно для того, чтобы не вызвать волнения частных вкладчиков в период создания и отладки системы гарантирования.

- Всех волнует тема приватизации крупнейших госбанков. Каково ваше мнение по этому вопросу?

- Вопрос о приватизации Сбербанка сейчас не стоит. Мы считаем, что Сбербанк нужно оставить в руках государства, а именно Центрального банка, ввести систему гарантирования вкладов, перевести Сбербанк на общий режим функционирования этой системы - на все это потребуется несколько лет. И только когда доля Сбербанка в общем объеме вкладов снизится, скажем, хотя бы до пятидесяти процентов, можно снова начинать думать о его приватизации.

Что касается Внешторгбанка, то есть закон, по которому ЦБ должен выйти из капитала ВТБ в нынешнем году, уступив свой пакет правительству. В дальнейшем правительство решит, как ему распорядиться теми видами банковского бизнеса ВТБ, которые окажутся у него в руках.

- Какова позиция ЦБ в отношении степени открытости российского банковского сектора при вступлении страны в ВТО?

- Окончательное решение еще не принято, но предварительная позиция, которую выражают банкиры и с которой я соглашаюсь, состоит в следующем. Иностранные поставщики банковских услуг должны иметь возможность предоставлять услуги российским резидентам только путем коммерческого присутствия в России и в основном в виде создания дочерних обществ или участия в капиталах российских банков. Предложение иностранцев разрешить работать в России филиалам инобанков не поддерживается российской стороной. Наши банкиры считают, что это окажет чрезмерное конкурентное давление на них.

Я думаю, что никаких особых изменений в банковской системе вступление России в ВТО не принесет. Прежде всего потому, что, как я уже сказал, банковская система в России не очень прибыльна и привлекательна для инвесторов. Сейчас доля иностранного капитала в российской банковской системе составляет семь целых восемь десятых процента, то есть не дотягивает до планки двенадцать процентов, которая была установлена в качестве предельной пять-шесть лет назад и сегодня уже не действует.