Россия - это много Гонконгов

Тема недели
Москва, 17.06.2002
«Эксперт» №23 (329)
Европейцы предлагают России отпустить Калининград в "свободное плавание" и тем самым решить проблемы региона. Москва не хочет запускать процесс развала страны, но пока не знает, как противостоять нажиму Евросоюза

Россия и Евросоюз, только недавно объявившие о "стратегическом партнерстве", близки к серьезному столкновению. Не только дипломатическому - не исключены варианты экономического и политического давления друг на друга. При этом повод на первый взгляд кажется совершенно несерьезным.

Это не договор по противоракетной обороне, не антидемпинговые пошлины на нашу сталь и не взращенные на гормонах куриные ноги. Причиной ожесточенного спора между Москвой и Брюсселем стал всего-навсего вопрос о введении виз для российских граждан, которые после 2004 года (когда Польша и страны Балтики предположительно вступят в ЕС) захотят на поезде или автомобиле отправиться из России в Калининград и наоборот. Европейцы также собираются контролировать все грузопотоки, циркулирующие между областью и "большой землей". Наше же предложение о создании так называемых транзитных коридоров (которые могут пройти через территорию Литвы и Польши), не подконтрольных европейским властям, Брюссель отметает прямо с порога.

Почему "транзитный вопрос" оказался столь чувствительным для обеих сторон? Европейцы утверждают, что их волнует распространение преступности, СПИДа и нелегальная иммиграция. Москва делает упор на соблюдение прав человека. Однако реально накал страстей объясняется совсем другими мотивами. Вопрос в том, останется ли Калининград в составе России и, что еще более важно, будет ли создан прецедент отделения от РФ "русского" региона. Ведь именно к этому, по логике вещей, должна привести реализация политики ЕС в отношении Калининграда.

В Кремле, судя по всему, понимают, что ставки высоки. После нескольких месяцев "особо близких" отношений с Западом, подписаний различных договоров и пактов будет очень неприятно получить от Европы откровенный удар ниже пояса. Особенно в свете того, что многие в России считают прозападную политику крайне недальновидной. Кроме того, стратегический проигрыш Калининграда неизбежно нанесет ущерб международному авторитету России. Начавшаяся вокруг анклава игра - это своеобразный тест для Владимира Путина и его новой внешнеполитической доктрины, проверка нашей способности строить равноправные отношения с Западом не только в тех случаях, когда речь идет о "борьбе с международным терроризмом".

Дипломатический марафон

Россия и Евросоюз последние две недели, без преувеличения, только и делали, что обсуждали проблему Калининграда. Причем с конца мая, когда в Москве состоялся саммит Россия-ЕС, до середины июня - проведения в Санкт-Петербурге форума Совета государств Балтийского моря - градус дискуссии постоянно повышался. Инициатором откровенного разговора выступила российская сторона в лице Владимира Путина. И Евросоюз, ранее представлявший эту проблему как обычную формальность в двусторонних отношениях, реагировал необычайно жестко. За гладкими юридическими формулировками отчетливо проступили некие стратегические интересы Европы. Стало очевидно, что "калининградский узел" в ближайшие месяцы станет самым актуальным вопросом в наших отношениях с Западом.

На

Новости партнеров

«Эксперт»
№23 (329) 17 июня 2002
Калининград
Содержание:
Калининградский вопрос

Редакциооная статья

Международный бизнес
Экономика и финансы
Русский бизнес
Международный бизнес
Культура
Реклама