Кто реформирует политические институты?

Владимир Мау
17 июня 2002, 00:00

Экономические реформы и либерализация хозяйства не должны отрываться от политической базы. Ликвидировать этот существующий сегодня разрыв призваны экономисты

Экономическая ситуация в России находится в, так сказать, "межеумочном" состоянии. С одной стороны, вроде бы все движется в нужном направлении. Рост продолжается, хотя его темпы и замедлились. Постепенно происходит структурная перестройка. Ряд макроэкономических параметров лучше, чем в странах процветающего Запада. Политическая стабильность налицо. Внешнеполитические приоритеты такие, о которых любой инвестор может только мечтать.

С другой стороны, очевидны серьезные проблемы. Несмотря на политическую и макроэкономическую стабильность, инвестиции практически не растут. Иностранные инвесторы интересуются почти исключительно топливно-энергетическим комплексом и связанными с ним отраслями транспорта.

Лучше всего сложившуюся ситуацию характеризует разрыв между процентными ставками по депозитам и кредитам. Если первые давно уже ниже инфляции (отрицательны в реальном выражении), то вторые устойчиво высоки и недоступны для тех, кто готов вкладывать в производство. Нынешние процентные ставки отражают главную особенность российского инвестиционного климата. Речь идет о значительных транзакционных издержках, или, иными словами, об остающихся высокими политических и правовых рисках прямых вложений в нашу экономику.

Признание этого факта заставляет экономических идеологов и экспертов разных политических групп выдвигать свои предложения по решению проблемы. Левые уверены, что не обойтись без резкого расширения роли государства, по своему усмотрению (и, разумеется, "в интересах народа") перераспределяющего ресурсы в пользу приоритетных отраслей. Правые, напротив, настаивают на снижении государственной нагрузки на экономику, на проведении реформ, стимулирующих предпринимательскую активность. Представители большого бизнеса отстраивают свои ФПГ, которые, объединяя финансовые и промышленные структуры, обеспечивают снижение инвестиционных рисков внутри себя (что, впрочем, мало способствует общей инвестиционной привлекательности России). А над всем этим - известное требование президента к правительству быть более амбициозным, обеспечить повышение темпов экономического роста. Отвечая своим идеологическим установкам и указаниям главы государства, все участники дискуссии предлагают принять комплекс законодательных мер в экономической сфере - от дерегулирования и дебюрократизации до ужесточения госрегулирования.

Переломный характер "текущего момента" состоит как раз в ослаблении роли экономических реформ в развитии страны вообще и в развитии ее экономики в частности. До недавнего времени мы были сосредоточены на экономической сфере, слово "реформы" было неотделимо от определения "экономические". И сейчас, когда вопросы инвестиций и экономического роста продолжают оставаться в центре внимания, общественное мнение (и прежде всего политическая элита) привычно обращается к сфере экономического законодательства. Выдвигаются новые и новые предложения, касающиеся того, как бы сделать экономические законы более продвинутыми, более соответствующими чаяниям бизнеса.

Между тем практика свидетельствует и здравый смысл подтверждает: инвестиции более энергично идут не в ту страну, где лучше всего экономическое законодательство, а в ту, где правила игры понятны и предсказуемы. Это с очевидностью демонстрирует все тот же Запад и отчасти Китай. Тамошние законы отнюдь не являются образцами либерализма, однако именно они притягивают инвесторов в последнее десятилетие.

Разумеется, сказанное не следует воспринимать как недооценку либерализации и дерегулирования. В постиндустриальном мире именно либеральная экономическая система является главной предпосылкой для ускорения экономического роста, прорыва к новым технологиям. Однако экономическое реформирование и либерализация не должны отрываться от политической базы. Такой отрыв наша страна уже однажды проходила, с очень тяжелыми потрясениями: в 1992-1993 годах была предпринята попытка создать рыночные механизмы при сохранении советской политической системы. Это привело к острому кризису, завершившемуся принятием новой Конституции, "подтянувшей" политические отношения до уровня экономических.

По сути, ситуация сегодня похожая, хотя, надеюсь, и не чреватая новыми потрясениями. Политические и правовые институты современной России опять отстали от институтов экономических. Либеральная экономика не может функционировать без эффективной (т. е. справедливой) судебной системы, без эффективной (т. е. защищающей, а не обирающей граждан) полиции, без эффективного (т. е. по крайней мере некоррумпированного) госаппарата. В предыдущие годы мы совершили подлинный прорыв в сфере экономического законодательства, заложив основу для устойчивого функционирования экономики. Однако какими бы хорошими ни были экономические законы, они оказываются бессмысленными и неприменимыми - без соответствующей политической инфраструктуры.

Словом, мы должны сконцентрироваться на проведении реформ: судебной, военной, реформе госаппарата и правоохранительной системы. Кто их будет проводить? Рискуя вызвать всеобщую критику, выскажу предположение: разработкой политических реформ должны будут заняться экономисты. Во всяком случае именно экономисты смогли провести наиболее последовательные и, уверен, наиболее эффективные в стратегическом плане реформы последнего времени.