Мозговой штурм

На проведенной "Экспертом" конференции чиновники, бизнесмены и аналитики взвешивали плюсы и минусы вступления России в ВТО

Ничего не поделаешь, но такой поистине судьбоносный для страны процесс, как вступление в ВТО, мы по старой русской традиции успеваем осознать только задним умом. Коль скоро мы ввязались в это дело и даже договорились с Западом по большинству вопросов, то остановить этот процесс вряд ли возможно. На прошедшей на днях конференции "Открытая Россия, мировая экономика и конкуренция. О национальной экономической стратегии и присоединении к ВТО" (конференцию организовали журнал "Эксперт", Высший научно-консультационный совет, Институт "Восток-Запад" и Европейский деловой клуб) никто не предлагал отсрочить прыжок в холодную воду международной конкуренции. Однако ожидание нелегких испытаний настраивало на деловой разговор. Важно и приятно, что у экономической элиты появилось осознание того, что ВТО - инструмент достижения определенной цели, а потому неплохо бы эту цель иметь и научиться этим инструментом пользоваться, дабы не покалечиться.

На границе тучи ходят хмуро

"Плата за вступление в ВТО будет высокой, но нельзя игнорировать правила, по которым ведется девяносто процентов мировой торговли", - говорит Валерий Орешкин, директор ВНИКИ. Обсуждение того, как эту плату минимизировать, стало одним из лейтмотивов конференции.

Российские бизнесмены и политики наконец-то стали воспринимать западных как нормальных бизнес-конкурентов, которые не гнушаются ни политическими, ни экономическими методами, чтобы расширить свою рыночную власть и дискриминировать контрагентов, что вполне соответствует жесткой рыночной практике. В кулуарах прозвучало квалифицированное мнение, что недавнее присвоение России рыночного статуса скорее всего является давлением на нас с целью скорейшего вступления в ВТО на невыгодных нам условиях и что уже с осени этот рыночный статус может откликнуться нам потоком компенсационных исков. Хотя представители развитых стран политкорректно заверяли, что они поддерживают равноправную интеграцию России в мировое хозяйство, все понимают, что "свободная торговля - это абстрактная вещь, а вступление в ВТО - это высокополитизированный процесс", как выразилась Сара Кэри, председатель совета директоров фонда "Евразия". Позицию России в этом процессе сильной назвать никак нельзя. Депутат Госдумы Константин Ремчуков поведал собравшимся о своей частной беседе с одним из высокопоставленных еврочиновников, который заявил, что процесс вступления России в ВТО вообще не может сопровождаться переговорами: Россия покупает входной билет, на котором ЕС написала правила поведения для русского пассажира.

Нашу переговорную (позволим себе считать ее таковой) позицию ослабляет то, что у нас нет четкого понимания собственного интереса от вступления в ВТО. Иностранцы настроены по поводу вступления России в ВТО более оптимистично; это, по-видимому, объясняется тем, что они-то себе цели этого процесса сформулировали очень четко: они стремятся войти на наши рынки товаров и услуг и в то же время максимально защитить свои.

Сам факт интеграции в мировую экономику, безусловно, не может быть однозначно оценен как негативный. Но если "минусы от вступления проявятся сразу и неизбежно", говорит профессор Орешкин, то за плюсы, что дадут о себе знать только в долгосрочной перспективе, придется еще повоевать. Примеры того, что в результате вступления в ВТО экономическое положение страны может резко ухудшиться, уже есть. После того как Польша вступила в ВТО, напомнил вице-президент АРБ Валерий Попков, темпы экономического роста страны упали с 7% в 1999 году до 1,5% в 2001-м, безработица взлетела до угрожающих 18%, пришло в упадок сельское хозяйство, банковская система утратила суверенитет и действует не столько на благо роста экономики страны, сколько в интересах глобального капитала.

Участники конференции не исключают того, что многие ожидаемые плюсы на деле лишь усугубят ранее существовавшие проблемы. Небезынтересно отметить, что воззрения теоретиков и практиков на действия плюсов разошлись. Так, теоретики, выступавшие на конференции, полагают, что вступление в ВТО вернет в страну ранее выведенный капитал и даже остановит процесс его утекания. А вот практики убеждены в обратном. Но все сходятся в том, что ВТО не станет панацеей от антидемпинговых мер в отношении наших экспортеров.

Впрочем, некоторые плюсы все-таки могут возникнуть "автоматически". Например, улучшение экономической среды. Ни одну страну не принимают в ВТО, если она не приведет свое законодательство в соответствие с международными требованиями. В России выполнение этих требований приведет к долгожданной транспарентности финансовой и бухгалтерской отчетности. А президент группы компаний IBS Анатолий Карачинский убежден, что вступление в ВТО поспособствует развитию в России информационных технологий, а заодно и поможет стране решить проблему пиратства.

Будь бдителен

Конференция показала, что российская элита понимает неизбежность вступления в ВТО, с одной стороны, а с другой - что последствия этого шага зависят не столько от отношения к нам Запада, сколько от наших собственных действий. Как метко сказал Константин Ремчуков, самое важное - относиться к членству в ВТО не как к самоцели и не как к злому року, а видеть в нем инструмент достижения собственных целей. А потому нам нужно следовать детальной инструкции по его эксплуатации.

Первый ее пункт - понять, какие цели мы преследуем, вступая в ВТО. Для этого "необходимо публично обсуждать последствия вступления России в ВТО", как заявил Олег Дерипаска, председатель совета директоров компании "Базовый элемент". Действительно, цели и последствия этого шага часто остаются неясны. Константин Ремчуков назвал один из таких парадоксов: "ВТО необходима только для доступа к рынкам готовой продукции. В структуре же нашего экспорта она составляет только девять процентов, экспортеры сырья и так в целом чувствуют себя неплохо, антидемпинговые меры в основном применяются к стальному бизнесу. Но стоит ли из-за этого ставить под удар всю экономику?"

Многие участники говорят, что необходимо популяризировать процесс интеграции России в мировую экономику. Представители ключевых отраслей российской экономики - от сельского хозяйства до финансов - выступили на конференции с четко сформулированными позициями по своим отраслям. Забавно, что в каждом выступлении ситуация в отрасли в целом оценивалась положительно, подробно описывались возможные ужасы от вступления в ВТО - и следовал парадоксальный вывод о необходимости скорейшего туда вступления.

Во-вторых, необходимо досконально знать все правила международной торговли, на чем особенно настаивает опытнейший переговорщик, экс-министр финансов Александр Лившиц. Юридические тонкости, формулировки, мелочи - все это может стоить стране огромных потерь. Экономист напоминает, что мы до сих пор страдаем от подписанного восемь лет назад соглашения о правилах торговли с ЕС, поскольку тогда мы допустили расплывчатые формулировки. Необходимо четко следить за всеми изменениями в соглашениях, особенно сейчас, когда Россия обрела статус страны с рыночной экономикой, что поменяло ход ее вступления в ВТО. "Получив статус, Россия попадает в необычную ситуацию, когда рыночный статус есть, а членства в ВТО нет. В этой ситуации нам не страшен специальный антидемпинг, но против нас могут применяться законы об экспортных субсидиях, где для членов ВТО предусмотрен особый режим, и тут нас могут закидать пошлинами. Если доказан факт экспортного субсидирования российской продукции, то иностранцу не надо доказывать ущерб, надо просто зафиксировать факт субсидии. Покопавшись в российской истории, такие факты обнаружить совсем несложно. Не являясь членом ВТО, мы не можем ей пожаловаться. Единственный выход для нас в таком случае - вести почти безнадежные договоры с США и ЕС, чтобы к нам, пока мы не вступили в ВТО, все же относились как к ее члену, и не идти ни на какие специальные режимы", - считает Александр Лившиц. Все сошлись во мнении, что для того, чтобы получить наиболее благоприятные условия работы на мировом рынке, необходимо использовать политические меры, условно говоря, обменивать борьбу с террористами на торговые уступки и последовательно продавливать интересы страны.

Эксперты отмечают, что мы практически не владеем инструментарием ВТО, зациклившись на его тарифной составляющей. "Китай нас может задавить своей дешевой обувью. Но если мы будем грамотно применять те нормы и стандарты, которые приняты у нас, например, что в детской обуви нельзя использовать резиновую подошву, то у нас китайцев не будет. Мы очень мало знаем о санитарном, фитосанитарном контроле, об экологических нормах. У нас не хватает хорошо подготовленных кадров, в первую очередь юристов, чтобы грамотно эксплуатировать эти механизмы защиты", - говорит профессор Орешкин. И многие с ним соглашаются.

Наконец, одна из самых важных мер - подготовить экономику страны к большой игре. По мнению Сары Кэри, требования, которые налагают правила ВТО на законодательство, способствуют тем реформам, которые проводит правительство. Но большинство участников указывает на нечеткую позицию государства в развитии конкурентных преимуществ страны при том, что этот вопрос сейчас требует срочного решения. Многие не без самоиронии отмечают, что вряд ли что-то реально сдвинется с мертвой точки, если ВТО не будет висеть над нами дамокловым мечом: "Да, не хочется. Но мы никогда не станем сильными и крепкими без жестокой международной конкуренции", - признает Валерий Окулов, генеральный директор "Аэрофлота". Тем более что с каждым раундом переговоров, как справедливо заметил профессор Орешкин, правила вступления усложняются: "Через пять-десять лет нам придется вступать совсем в другую ВТО. А вот Россия вряд ли за это время изменится, нам нужен внешний толчок, который позволит повысить конкурентоспособность".