О странных сближениях

Разное
Москва, 10.06.2002
«Эксперт» №23 (329)

На прошлой неделе исполнилось сорок лет со дня расстрела в Новочеркасске. Тогда, 2 июня 1962 года, при разгоне пятитысячной рабочей демонстрации, пришедшей к горкому КПСС с портретами Ленина и скандировавшей: "Мяса! Мяса!" - было убито на месте 26 человек и ранено около ста. Впрочем, некоторые очевидцы утверждают, что жертв было гораздо больше. Двое из офицеров, командовавших воинскими частями, застрелились там же, на площади. При судебной расправе над демонстрантами расстреляли еще семерых, сто четырнадцать человек получили по десять-двенадцать лет лагерей.

На прошлой же неделе, во вторник, по призыву коммунистов семь тысяч человек, в основном пенсионеров, вышли на центральную площадь Воронежа в очередной раз протестовать против повышения коммунальных платежей и требовать отставки мэра, который вынес (а полтора месяца назад сам и отменил) постановления об этом повышении.

Эти события, конечно, несопоставимы: их разделяют не только четыре десятилетия и четыре сотни километров. Первое из них - трагедия, второе - драма с изрядными вкраплениями фарса. Но случайное календарное совпадение, а в придачу - внешняя близость сюжетов позволяют, мне кажется, сделать некие осторожные суждения о сходствах и различиях двух историй.

Главное различие, по-видимому, заключается в том, что ныне коммунисты находятся среди протестующих, тогда они были во власти. А поскольку они относились к себе во власти и к власти как таковой гораздо серьезнее, чем власть нынешняя (что в данном случае нынешней власти следует рассматривать как похвалу), то и взялись стрелять в демонстрантов, а потом сажать недострелянных, чего нынешним и в голову не взошло.

Из того же корня и другое бросающееся в глаза различие: в Новочеркасске люди пошли на площадь, протестуя против конкретных действий центральной власти (с 1 июня того года Н. С. Хрущев на 30% поднял цены на мясо и на 25% на масло), в Воронеже - против конкретных действий местной власти, ссылающихся на крайне расплывчатые жесты власти федеральной. При коммунистах последний вариант был абсолютно немыслим - и потому, что местные власти до микрона знали свое место, - и потому, что центральная власть обычно некоторое время думала перед тем, как что-нибудь сказать. Про "мудрость ленинского ЦК" нам рассказывать не надо - видели; но сначала со звериной серьезностью втемяшивать публике, что в считанные годы (если не месяцы) ее, публику, заставят полностью оплачивать стоимость коммунальных услуг, а потом - вдруг! - не сделав даже паузы, столь же серьезно объяснять, что ничего подобного правительство в виду не имело, а речь тут идет всего-навсего (всего-навсего! это при нашей-то организованности!) об изменении схемы дотирования этих самых услуг... Ничего подобного "волюнтарист" Хрущев и в страшном сне бы себе не позволил.

Отсюда - махровый расцвет местных (например, воронежских) талантов. На фоне такой глубокой продуманности социально-экономической политики центра самым разным людям приходит в головы творческая мысль: а не подергать ли рычагам

Новости партнеров

«Эксперт»
№23 (329) 17 июня 2002
Калининград
Содержание:
Калининградский вопрос

Редакциооная статья

Международный бизнес
Экономика и финансы
Международный бизнес
Экономика и финансы
Экономика и финансы
Наука и технологии
Наука и технологии
Культура
Реклама