"Черное золото" для дяди Сэма

Александр Кокшаров
24 июня 2002, 00:00

Энергетический диалог с Соединенными Штатами обещает дать России новый рынок сбыта и привлечь новые инвестиции в нефтяную отрасль

Сотрудничество в области энергетики за последние несколько месяцев превратилось в доминанту отношений между Россией и США. В начале мая министр энергетики РФ Игорь Юсуфов посетил Вашингтон, где встретился с автором новой энергетической стратегии США вице-президентом Ричардом Чейни. Затем Юсуфов отправился на конференцию министров энергетики стран "восьмерки" в Детройт - здесь он поделился с коллегами мыслью о той особой роли, которую в мире может играть Россия, владеющая 12% разведанных ресурсов нефти. Буквально через неделю в Москву с ответным визитом прибыл замминистра энергетики США Роберт Кард - он изучал возможности поставок энергоресурсов из России в Соединенные Штаты. А уже 24 мая в Москве президент России Владимир Путин и его американский коллега Джордж Буш подписали соглашение о начале "энергетического диалога" между двумя странами.

Официально цели этого двустороннего сотрудничества формулируются так - "сократить нестабильность и повысить предсказуемость мировых энергетических рынков", увеличив присутствие на них России. Буш заявил, что США, крупнейший импортер и потребитель нефти в мире, заинтересованы в ослаблении зависимости от нефти из стран Персидского залива, а также в снижении роли ОПЕК на мировом нефтяном рынке. Помочь в реализации этих целей американской энергетической политики должна Россия.

В "энергетическом диалоге" у России есть возможность выступить в двух ипостасях. Во-первых, если Россия будет независима от решений ОПЕК, то она поможет удерживать цены на нефть в таком коридоре, который устраивал бы обе стороны - и производителей в России, и потребителей в США, странах Евросоюза и в Японии. Во-вторых, в перспективе Россия может стать крупным поставщиком нефти для Соединенных Штатов, то есть нарастить экспорт в эту страну с сегодняшних мизерных показателей до нескольких десятков миллионов тонн нефти в год. Если первая цель может быть достигнута достаточно быстро, то для реализации второй задачи России потребуются время и средства. И многие рассчитывают, что часть средств придет из Соединенных Штатов.

Своя игра

Независимость России от решений ОПЕК проявилась еще в прошлом году. Тогда нефтяной картель пытался остановить падение цен в рамках предлагаемого ОПЕК "справедливого ценового коридора" в 22-28 долларов за баррель, резко сокращая поставки нефти на мировом рынке. Картель предложил России и другим экспортерам нефти пойти на аналогичные меры. Бурные дискуссии по этому поводу шли несколько месяцев, и в конце концов Россия пошла на небольшие уступки - с 1 января на полгода официально сократила объем экспорта на 150 тыс. баррелей в день (а ОПЕК настаивала на 500 тыс. баррелей). "Сокращение экспорта изначально носило сезонный характер - многие российские экспортные порты зимой просто скованы льдом, - сказал 'Эксперту' Эндрю Смит, экономист исследовательского института Economist Intelligence Unit (EIU), - Кроме того, словесные заявления России о сокращении экспорта не всегда соответствовали действительности: согласно некоторым оценкам, с началом весны реальный экспорт нефти из России стал расти, преимущественно благодаря использованию схем по реэкспорту из третьих стран".

В результате действия России и других более мелких экспортеров нефти привели к тому, что ОПЕК потеряла способность контролировать мировой рынок нефти - в течение последнего полугода цена одного барреля колебалась в диапазоне 18-23 доллара. Что гораздо меньше, чем того желает ОПЕК, но вполне согласуется с энергетической стратегией США. "Соединенные Штаты, так же как и другие крупные импортеры нефти (Европа, Япония), не хотят платить за баррель нефти больше, чем двадцать-двадцать пять долларов, - отметил в беседе с 'Экспертом' старший научный сотрудник Оксфордского института энергетических исследований Роберт Арнотт. - Более высокие цены на этот товар подрывают возможности экономического роста в этих странах и стимулируют инфляцию".

"Ранее Россия зависела от цены, которую устанавливала ОПЕК. Но сейчас ситуация изменилась: благодаря снижению издержек порог чувствительности для экономики России, когда компании работают с прибылью и в бюджет поступает достаточно средств, составляет всего четырнадцать долларов за баррель, в то время как для бюджета Саудовской Аравии, где девяносто девять процентов доходов формируются за счет нефти - восемнадцать долларов", - сообщил "Эксперту" Виталий Ермаков, аналитик энергетической консалтинговой компании Cambridge Energy Research Associates (CERA). Именно это делает ценовую войну ОПЕК против России маловероятной, что дает нашей стране дополнительный вес в ее отношениях с США и Евросоюзом.

Россия возвращает себе утраченные в 90-е годы позиции на мировом нефтяном рынке. По сравнению с 1999 годом сейчас добыча нефти в России выросла на 18%, а экспорт нефти и нефтепродуктов на 34%. В нынешнем году Россия поставит на мировой рынок 250 млн тонн нефти и нефтепродуктов - больше экспортирует лишь Саудовская Аравия. Экспорт нефти из России растет быстрее, чем нефтедобыча, потому что энергоемкость российской экономики с каждым годом падает.

"Усиление позиций России на мировом нефтяном рынке в последние пару лет стало прямым результатом самоограничительной политики ОПЕК, - сказал 'Эксперту' Джулиан Ли, экономист лондонского Центра глобальных энергетических исследований. - Если же Россия кроме независимости от картеля установит доверительные отношения с США и Евросоюзом, то это лишь поможет ей вернуть былую долю на мировом рынке нефти". В конце 80-х, напомним, Россия экспортировала нефти и нефтепродуктов почти вдвое больше, чем сегодня.

Вместо арабской - российская

Основная часть российского экспорта направляется на ближайшие рынки - в страны Европы и СНГ. 87% экспортируемой нефти идет лишь в пять стран - Германию, Францию, Италию, Испанию и Великобританию. В США российская нефть течет совсем небольшим ручейком.

Основную часть импортируемой нефти Соединенные Штаты получают из стран Персидского залива и от ближайших соседей - Канады, Мексики и Венесуэлы. Добыча в самих США снижается из года в год, и лишь разработка месторождений Аляски (см. "Заповедная нефть", "Эксперт", N10, 2002) может как-то поправить ситуацию в среднесрочной перспективе. На протяжении последних двух десятилетий поставки нефти в США из стран Персидского залива (Саудовской Аравии, Кувейта, Ирака, ОАЭ, Катара и Ирана) постоянно росли - с 8% импортируемой нефти в 1984 году до 25% в нынешнем. Интересно, что доля арабской нефти продолжала увеличиваться и после 11 сентября: в I квартале 2002 года она на два процентных пункта превышала показатель аналогичного периода 2001 года. "После одиннадцатого сентября обеспокоенность этим фактом в Соединенных Штатах серьезно возросла, поэтому 'энергетический диалог' с Россией не мог не состояться, - отмечает Виталий Ермаков из CERA. - США хотят снизить свою зависимость от поставок из арабских стран, и в немалой степени за счет России".

Почему же сейчас Россия практически не экспортирует нефть в США? "Из-за стоимости транспортировки те российские компании, которые решаются поставлять нефть в США, продают ее дешевле, чем в Европе", - сказал "Эксперту" Стивен Дашевский, аналитик ИК "Атон". Ему вторит Виталий Ермаков: "Экспорт нефти на такие расстояния экономически обоснован лишь при использовании танкеров большого водоизмещения (двести пятьдесят-триста тысяч тонн), а сегодня у России нет портов, которые могут обслуживать подобные поставки". Сейчас основная часть российской нефти, для транспортировки которой используется морской транспорт, идет на экспорт через порты Черного (Новороссийск, Туапсе и украинскую Одессу) и Балтийского морей (новый терминал Приморск в Ленинградской области, а также латвийский Вентспилс и литовский порт Бутинге). Хотя, например, Новороссийск или Бутинге в принципе могут обслуживать супертанкеры, эти порты работают с танкерами водоизмещением не более 150 тыс. тонн. Причина - ограниченная пропускная способность Датских проливов и Босфора, которые соединяют Балтику и Черное море с океаном. "Поэтому поставки серьезных объемов российской нефти в Соединенные Штаты станут реалистичными лишь в среднесрочной перспективе, если будут осуществлены проекты по созданию инфраструктуры терминалов и трубопроводов, - сказал 'Эксперту' Валерий Нестеров, аналитик ИК 'Тройка Диалог'. - Сегодня существует три основных проекта - Омишаль, Мурманск и Находка, и так как они очень разные, то перспективы их реализации также серьезно отличаются".

Новая редакция "Энергетической стратегии России", недавно одобренная правительством РФ, предполагает, что к 2020 году в стране может добываться до 445 млн тонн нефти (по оптимистическому варианту), а экспорт нефти вырасти до 290 млн тонн (что на 40 млн тонн больше, чем в 2002 году). "Часть нефти, которую российские компании не смогут продать на традиционных рынках - в Европе, вполне может стать источником для экспорта в США", - считает Стивен Дашевский.

Маршруты

Как отметило в беседах с "Экспертом" большинство аналитиков, проще всего было бы запустить в эксплуатацию проект по использованию нефтепровода "Дружба"-Адрия, который начинается в Поволжье, идет по Белоруссии, Украине, Словакии, Венгрии и заканчивается в Хорватии, в порту Омишаль, способном принимать танкеры водоизмещением до 400 тыс. тонн. Буквально сегодня можно начать экспорт по этому маршруту 5 млн тонн российской нефти в год; а к 2005 году объем поставок может увеличиться до 10 млн тонн. Однако реализация этого проекта застопорилась: венгерская компания MOL не согласна с предлагаемыми российской стороной условиями транзита. Но даже если этот "транзитный" конфликт будет разрешен, "постоянная необходимость согласовывать вопросы транспортировки с таким количеством стран, как в проекте 'Дружба'-Адрия, показывает, что удобнее работать с внутрироссийскими проектами", - отмечает Валерий Нестеров. Да к тому же через хорватский порт не удастся перекачать всю российскую экспортную нефть. Вот и возникают альтернативные проекты транспортировки.

"Транснефть" форсирует работу над подготовкой проекта нефтепровода из Ангарска в Иркутской области к побережью Японского моря. По трубе протяженностью 3,8 тыс. км к 2008-2010 году предполагается перекачивать до 50 млн тонн нефти с месторождений не только Западной, но и Восточной Сибири. Стоимость проекта просто гигантская - 3,6-5 млрд долларов, намного больше, чем у проекта конкурирующего трубопровода, который предлагает построить ЮКОС. Он планирует, что нефтепровод из Ангарска в Дацин на северо-востоке Китая, по которому с 2005 года будет перекачиваться 20 млн, а с 2010-го - 30 млн тонн нефти в год, обойдется в 2 млрд долларов. "Проект постройки нефтепровода к Тихоокеанскому побережью в любом случае будет прежде всего нацелен на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона, - считает Джулиан Ли. - На Западном побережье США и так существует избыток нефти, поэтому нефть из Восточной Сибири или Сахалина скорее пойдет на азиатские рынки". Дело в том, что в США нет магистральных трубопроводов, соединяющих Западное побережье с Восточным, а из-за больших объемов нефтедобычи на Аляске и в Калифорнии на западе существует постоянный излишек нефти.

"ЛУКойл", построив собственный нефтяной терминал в Варандее на побережье Баренцева моря, предлагает свой - северный - вариант экспорта российской нефти, в основном из Тимано-Печоры, богатой нефтяными месторождениями (суммарные запасы - 1,3 млрд тонн). Но у Варандея есть недостаток: пять месяцев в году терминал скован льдами, и транспортировать нефть можно лишь ледоколами. "ЛУКойл" создал собственный флот из танкеров-ледоколов водоизмещением до 20 тыс. тонн. Нефть из ледокольного флота должна перегружаться на большие танкеры в Мурманске, где предполагается создание специального терминала для танкеров дедвейтом до 300 тыс. тонн. Кроме переналивного терминала "ЛУКойл" предлагает построить трубопровод из Тимано-Печоры в Мурманск мощностью до 50 млн тонн и стоимостью 1,5-2 млрд долларов. Вице-президент "ЛУКойла" Леонид Федун заявил, что именно через Мурманск пойдут основные поставки нефти в США. Неудивительно, что "ЛУКойл", недавно купивший сеть бензоколонок Getty One на северо-востоке США, лоббирует этот проект: эта компания весьма активно пытается работать на западных рынках, в том числе и американском. "Если 'ЛУКойл', как и планирует, снизит себестоимость добычи с нынешних 3,5 доллара за баррель до 2,5-3, как у ЮКОСа или 'Сибнефти', то эти поставки могут быть вполне эффективными", - считает Эндрю Смит из EIU.

Потекут ли американские доллары?

Развитие проектов по экспорту российской нефти в США потребует значительных инвестиций - постройка нефтепроводов в Мурманск и Находку обойдется "Транснефти" от 4,1 до 7 млрд долларов. "Обычно расходы на инвестиции 'Транснефть' закладывает в свои тарифы, но в случае с такими суммами это маловероятно", - считает Виталий Ермаков из CERA. В соглашении об "энергетическом диалоге" отмечается, что США будут поощрять американские инвестиции в российский ТЭК, в частности в инфраструктурные проекты. Джордж Буш после подписания соглашения отметил, что в России уже есть хороший пример совместной работы четырех крупнейших нефтяных компаний мира - это Каспийский трубопроводный консорциум, этакий образец для российско-американского сотрудничества.

До сих пор американские нефтяные компании осторожно относились к инвестициям в Россию: четкого законодательства по соглашению о разделе продукции у нас до сих пор нет, а создавать совместные предприятия с российскими компаниями американцы часто опасаются. Тем не менее примеры успешной работы американских нефтяных компаний в России есть. Так, компания Conoco с 1992 года работает на месторождении "Полярное сияние" в Тимано-Печоре, вложив в него более 400 млн долларов. А одна из крупнейших американских нефтяных компаний ExxonMobil, несмотря на все проблемы в реализации проектов СРП, работает на разработке шельфовых месторождений на Сахалине вместе с партнерами из Японии, России и Индии. А осенью прошлого года компания заявила о намерении инвестировать в сахалинские проекты еще 12-14 млрд долларов (крупнейший в ТЭК зарубежный инвестпроект).

Иностранные инвестиции будут особенно нужны, если Россия "перестарается" в поддержании низких цен на мировом рынке. "При ценах на уровне семнадцать-восемнадцать долларов за баррель российской нефтянке будет очень тяжело финансировать подобные проекты. И в таком случае без привлечения иностранных инвесторов не обойтись, - утверждает Виталий Ермаков. - Но, учитывая тот интерес, который сейчас существует к российской нефти в США, можно предположить, что американские инвестиции в Россию придут". Наиболее вероятно, что они пойдут в Тимано-Печору и на Сахалин - туда, где есть еще нераспределенные месторождения и откуда нефть будет проще отправлять на экспорт, в том числе в сами США.