Сельская тревога

Галина Костина
1 июля 2002, 00:00

Подъем в АПК заканчивается - возвращается импорт, начинают действовать спросовые ограничения. Аграриям пора задуматься о новых технологиях и нишах, а государству - о поддержке сельского хозяйства

Четвертый год подряд в российском АПК наблюдается рост. В прошлом году в сельском хозяйстве он составил 6%, в пищевой промышленности - 8,2%. Девальвация, ставшая музой наших аграриев, оживила традиционных производителей и привлекла новых - в село пошел инвестор. Покинутый импортерами рынок, высокая маржа и растущий спрос населения позволяли сельхозпроизводителям и переработчикам вдохновенно наращивать производство. Национальная аграрная эйфория набирала обороты.

Впрочем, в начале июня на конференции "Развитие АПК", которую проводил журнал "Эксперт", аграрные аналитики заговорили о неустойчивости тенденции роста. Более того, они утверждали, что рост вот-вот сменится стагнацией.

Действительно, темпы роста стали снижаться. По словам вице-премьера РФ, министра сельского хозяйства Алексея Гордеева, за четыре месяца 2002 года показатели сельского хозяйства повысились на 5%, пищепрома - на 8%. А импорт с прошлого года стал расти быстрее, чем отечественное производство. В 2001 году он увеличился на 22%, в первом квартале этого года - уже на 24%. Кроме всего прочего, аграрии начинают натыкаться на спросовые ограничения. Похоже, сельской эйфории пришел конец.

Легкая добыча

После 1998 года российский агропромышленный комплекс стал привлекательным не только для тех, кто в нем работал, но и для непрофильных инвесторов. Помимо переработчиков, нуждавшихся в сырье, и трейдеров (речь прежде всего идет о лидерах - "Вимм-Билль-Данн Продукты Питания", группа компаний "АПК 'Черкизовский'", группа компаний ОГО, "Разгуляй-Укррос" и др.) в село пошли нефтяники, газовики, металлурги, в общем - экспорториентированные компании, решившие разместить накопленные капиталы в новом секторе экономики.

В частности, компания "Интеррос", создавшая в конце прошлого года компанию "Агрос", заявляла о намерении вложить в этом году в сельское хозяйство 100 млн долларов. Годом ранее стартовала "Стойленская нива", образованная холдингом "Металлоинвест", вложившая в село 3 млрд рублей. Шло создание крупных вертикально интегрированных холдингов не только регионального, но и общенационального значения. В ВИКи втягивались торговые сети, перерабатывающие предприятия, элеваторы, животноводческие комплексы, птицефабрики, комбикормовые заводы и бывшие колхозы. В русской деревне затеплилась надежда. Кое-где уже выплачивали зарплаты, завозили новенькие комбайны, чинили крыши на коровниках.

Но девальвация оживила далеко не всех. Прошедшие три года ускорили процесс поляризации субъектов АПК. По оценке ВИАПИ, хозяйств с полностью разваленной финансово экономической системой, считающихся безнадежными, у нас сегодня почти 28%. Вкупе с несостоятельными и неплатежеспособными хозяйствами, у которых остаются хоть какие-то шансы встать на ноги, слабых набирается уже более 60%.

К финансово благополучным относится примерно 22,4% всех сельхозпредприятий, на долю которых приходится 51,5% товарной продукции. И следует признать, что рост в агропроме обеспечивала в основном эта небольшая группа игроков. Она, в свою очередь, тоже неоднородна. Это и старые хозяйства, чьи руководители быстро адаптировались к рыночным условиям, и новые, пришедшие в село с деньгами и грамотными управленцами.

Заметим, что как первые, так и вторые редко искали новые пути - они просто восстанавливали то, что было утрачено за годы разрухи. Покупали новую технику, "ремонтировали" поголовье, пытались "построить" сельских тружеников и соблюдать элементарные правила агротехнологий. Разница же между ними состояла в том, что традиционные игроки лучше знали специфику села, но хуже новых разбирались в рынке.

Рванувшие в поля владельцы и менеджеры новых агрохолдингов, прикинув в уме, какую выгоду они смогут получить в АПК, не раз впадали в отчаяние, увидев, чем им придется управлять. "Когда мы пришли в одно из хозяйств, - вспоминает генеральный директор ГК 'Русагро' Вадим Мошкович, - мы увидели гетто для животных, гетто для техники и гетто для людей. Свиньи за кормом бегали, как собаки". Сейчас-то Мошкович с улыбкой вспоминает эпизоды своей сельской эпопеи. Как, к примеру, с помощью французского технолога похоронили первый урожай свеклы: француз уверял, что убирать рано, поскольку свекла еще не набрала должной сахаристости. Она так и не набрала, потому что грянул мороз минус двадцать.

А до этого в "Русагро" все скалькулировали и прослезились. Коровы, по словам г-на Мошковича, доились как козы, а урожайность была десять центнеров на гектар. В некоторых районах Тамбовской области, куда пришла еще одна крупная корпорация - "Стойленская нива", урожайность, несмотря на чернозем, вообще стремилась к нулю - громадное количество земли было просто выведено из оборота.

Новые аграрии признают, что они все еще находятся в стадии экономических экспериментов. И не факт, что все они будут удачны. По мнению экспертов, многие новые агрохолдинги в стремлении стать в будущем самыми мощными игроками в АПК увлеклись скупкой активов, и чем больше они ими обрастали, тем больше увязали в решении застарелых проблем. Старые же хозяйства собирали все буквально по зернышку и нутром чувствовали, что нужно искать новые преимущества, но проигрывали при продвижении продукции на рынок. В идеале наибольшими преимуществами обладали бы симбиотические объединения старых и новых. Но традиционные производители считали, что могут выбраться без посторонней помощи и не хотели идти под холеных мальчиков с белыми воротничками и галстуками от Версаче.

Впрочем, до сегодняшнего дня важнее всего было то, что и старые и новые успешные аграрники смогли обеспечить рост. Но стоит напомнить, что этому способствовали тепличные условия, обусловленные уходом импортеров и тем, что цены на продовольствие росли быстрее, чем на средства их производства. Сейчас ситуация меняется: усиливается конкуренция, спрос на внутреннем рынке ослабевает (аналитики полагают, что эта тенденция усилится - в ближайшие годы деньги потребителей будет съедать жилищно-коммунальная реформа) и, главное, возвращаются импортеры.

Они возвращаются

Страны - импортеры продовольствия усвоили уроки 1998 года. "Если раньше нас заваливали мороженым мясом, то сейчас Германия стала поставлять охлажденное, - говорит глава группы компаний 'АПК 'Черкизовский'' Игорь Бабаев, - это прекрасная калиброванная свинина". До недавнего времени довольный продукцией своего Кузнецовского свинокомплекса Бабаев собрал своих специалистов и заметил: "Сравните свои качество и цены с импортными, у них-то цены ниже, чем ваши. Я вас поддерживаю, но надо эффективнее работать!"

Не желая терять такой громадный рынок, как Россия, импортеры меняют тактику. Во-первых, они идут с новыми технологиями. Во-вторых, применяют все более изощренные методы субсидирования. Набивший всем оскомину пример с куриными окорочками тому подтверждение: сколько бы мы ни пытались любыми путями с ними бороться, американцы утверждают, что у них еще есть резервы для снижения цен. И тот факт, что США в этом году увеличили поддержку своего сельского хозяйства более чем на 60%, не оставляет никаких сомнений в том, что бороться с импортом будет все труднее.

Чем можем ответить мы? Топ-менеджмент новых агрохолдингов и успешных традиционных сельхозпредприятий в большинстве своем понимает, что в бизнесе нельзя выехать, используя только внешние благоприятные факторы или сокращение издержек за счет упрощения технологий. Новые же конкурентные преимущества компании могут найти только в повышении эффективности: грамотном снижении издержек и инновациях.

"Ну кто раньше занимался издержками? - восклицает глава 'Стойленской нивы' Федор Клюка. - А сейчас нужно искать методы, как, к примеру, сделать нашу курицу более дешевой. И я сделаю, не сомневайтесь. У нас зерноотходов пятьдесят тысяч тонн, они просто пропадают, а для нашего птичьего поголовья нужно сорок пять тысяч. Или с зерном. Сейчас мы посадили селекционную пшеницу, у которой высокая клейковина и урожайность до ста центнеров с гектара". Еще один резерв Федор Клюка видит в применении новых технологий обработки земли. Раньше все были убеждены в том, что пахать нужно глубоко, и на это уходили приличные ресурсы - техники, людей, ГСМ.

Сейчас аграрии все больше склоняются к ресурсосберегающим технологиям, хорошо зарекомендовавшим себя на Западе. Такие технологии, в частности, использует ряд хозяйств в Самарской области по программе, которую проводят совместно администрация региона и компания "Евротехника". По словам генерального директора "Евротехники" Людмилы Орловой, минимальная обработка почвы с помощью специального оборудования, выпускаемого компанией, на картофельных и зерновых полях позволяет не только экономить серьезные средства, но и защищать почву от ветров, сохранять в ней влагу и тепло. Применение новой технологии при выращивании зерна экономит одну тысячу рублей на гектар, а это немало.

Сейчас аграрии уже больше, чем пару лет назад, озабочены внедрением более продуктивных пород животных и кроссов птицы, селекционных сортов для растениеводства, достижений биотехнологий. К примеру, "Эксперт" уже писал о том, что птицефабрика "Сеймовская", применяя биопродукты для обеззараживания кормов, уменьшения падежа птицы, улучшения яйценоскости и привесов, существенно экономит издержки. При этом они производят не просто более экологически чистое мясо птицы, но еще и с новыми добавленными свойствами. А это новые ниши и дополнительные доходы. Например, "Сеймовская" поставляет на рынок "Яйцо деревенское" с витамином A и каротиноидами, и "Яйцо молодильное" с селеном, цена которых почти в два раза выше обычной. Внедрение инноваций - один из главных факторов успеха и лидера молочной промышленности компании "Вимм-Билль-Данн Продукты Питания". "Мы набрали молодых и амбициозных ребят из МГУ и создали свой научный центр, - рассказывает председатель правления ВБДПП Сергей Пластинин. - И уже не копируем западные продукты, как это было на заре нашей деятельности, а разрабатываем свои, таким образом расширяя ассортимент биологически активных продуктов и десертов".

Компании ищут такие ниши на внутреннем рынке, где они могли бы конкурировать не только с отечественными, но и с зарубежными производителями. К примеру, "Агрос" намерен сконцентрироваться на твердых и сильных пшеницах, качественном пивоваренном ячмене (который многие пивовары импортируют), на кукурузе и переработке сои. Компания "Агрико" строит в Ставропольском крае новые крупные свинокомплексы, где будут использоваться самые современные технологии, а также отходы собственного зернопроизводства.

Впрочем, одних лишь усилий наших аграриев по поиску новых конкурентных преимуществ в борьбе с импортерами за внутренний рынок еще не достаточно для автоматической победы над ними. Вадим Мошкович замечает, что доходы производителей во многом зависят от того, насколько государство может обеспечить стабильность рынков. И приводит такой пример: "С одной стороны, мы считаем затраты, с другой - доход. Смотрим цены реализации. Если в прошлом году цена пшеницы составляла сто сорок долларов за тонну, то в этом - семьдесят долларов. Разница сто процентов! Значит, при одних и тех же затратах финансовый результат может отличаться в два раза. Америка осуществляет госинтервенции, чтобы сгладить ценовые колебания и защитить своего производителя". В России тоже попытались провести интервенции, но они не достигли цели (неудачно выбрали сроки проведения и ценовой коридор, не учли географию зерновых регионов и т. д.). Впрочем, Мошкович считает: ничего, что первый блин комом. Сам факт важен, и есть надежда, что ошибки будут учтены.

По мнению большинства производителей и экспертов, в отсутствие достаточных средств для поддержки агросектора государство должно поддерживать стабильность различных рынков и приемлемый уровень доходности различными методами регулирования. Здесь важно разобраться с каждой отраслью и для каждой найти соответствующие рычаги. Для одной отрасли хорошо манипулирование пошлинами, для другой необходимо квотирование, для третьей - и то и другое. Например, на сахарном рынке без квот не обойтись, но для нее важны и разные пошлины для квотного и внеквотного сырца, а также учет сезонности. По мнению президента Мясного союза России Мушега Мамиконяна, для того чтобы создать условия для равной конкуренции на рынке говядины отечественных и европейских производителей, необходимо вводить компенсационные пошлины, которые "покрывали" бы западные субсидии.

Большинство производителей и экспертов считают, что в ближайшее время государство должно в полной мере освоить весь арсенал средств для обеспечения рентабельной работы эффективных товаропроизводителей. "Практически все страны с развитой рыночной экономикой практикуют поддержку сельского хозяйства, - говорит зампред комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Виктор Семенов. - И сколько бы они ни говорили о планах снижения такой поддержки, мировая практика демонстрирует обратное". По словам президента центра "Агропродовольственная экономика" ИЭПП Евгении Серовой, налицо мировая делиберализация агропродовольственной торговли. И одно из наиболее ярких ее проявлений - принятие нового аграрного билля США (общий объем поддержки увеличен на пресловутые 60% - до 190 млрд долларов на ближайшие десять лет), при том что проблема "восстановления" перед американским агропромом не стоит. Нам же, по мнению заведующего кафедрой сельского хозяйства экономического факультета МГУ Сергея Киселева, в ближайшие десять-пятнадцать лет необходимо оказание такой государственной поддержки, которая позволила бы обеспечить процессы воспроизводства, повышение инвестиционных возможностей и восстановление изношенной материально-технической базы.

Поддержка доходности на рынках позволит нашим производителям инвестировать средства в новые технологии и, таким образом, не только справляться с импортерами на внутреннем рынке, но и пытаться проникать с конкурентоспособной продукцией на рынки внешние.

Экспортные ниши

Внутренние ограничения спроса заставляют предпринимателей думать об экспорте. Но молоко не нефть, и завоевывать позиции на мировых рынках со своим продовольствием отечественным производителям будет непросто. Ситуация с выходом, в частности, на европейские рынки в ближайшее время только ухудшится. По словам генерального директора Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрия Рылько, это связано с вступлением стран Центральной Европы в ЕС. Уже сейчас они получают субсидии Евросоюза через участие в адаптационной программе SEPARD. Начиная с 2004 года они получат 25% от уровня субсидий ЕС, предоставляемых полноправным членам, в течение последующих лет уровень субсидий дойдет до 100%.

Мы на мировые рынки пока практически не высовывались (исключая две-три позиции с небольшими объемами), и часть русских аграриев пребывает в плену иллюзий: мол, у нас такой потенциал, что мы завалим весь мир своим продовольствием. Но, как говорит руководитель департамента АПК Министерства экономического развития и торговли Елена Масленникова, "мы еще и близко не подходили даже к экспортной концепции, не говоря уже об обоснованной и просчитанной программе и мерах ее поддержки". Говорить нужно не о массированном экспорте сельхозпродукции, а о тонкой работе в конкретных странах и нишах. "Очевидным рынком для нашего агропрома является СНГ, а также страны Ближнего Востока, - считает Сергей Киселев, - здесь более налаженные связи, меньше субсидируемого экспорта конкурентов". Российский капитал уже постепенно проникает в Казахстан, на Украину, в Белоруссию. В частности, экспансию в страны СНГ активно ведет "Вимм-Билль-Данн Продукты Питания". Что же касается Европы и США, то здесь нужно искать в первую очередь очень узкие сегменты, где наша продукция была бы практически эксклюзивной. В этом году мы уже увидели, как Европа защищалась от наших зерновых поставок. В апреле ЕС только в течение одной недели трижды повышал пошлины на продовольственную пшеницу низкого класса, а также на ячмень, фактически сделав их запретительными. Зато твердой и сильной пшеницы у них не хватает. "Мы специально брали земли в Ставропольском крае, - говорит президент компании 'Агрос' Дмитрий Ушаков, - где издавна выращивались самые лучшие пшеницы мира". Говорят, что США в свое время сделали ставку на сою и кукурузу, полагая, что Россия может выйти с лучшей и более конкурентоспособной продовольственной пшеницей на мировые рынки. Востребованы на некоторых рынках и наши семена подсолнечника, а также готовое подсолнечное масло, экспорт которого в последнее время наращивает агросоюз "Юг Руси". Еще одна ниша - экологически чистые продукты. Председатель аграрного комитета Совета Федерации Иван Стариков полагает, что у наших производителей, использующих экстенсивные методы ведения хозяйства, не испорченные "химией" земли и большие пастбища, есть шансы выйти и на рынок экологически чистой продукции. Этот рынок в Европе растет весьма быстрыми темпами: с 5 млрд долларов в 1997 году до 10 млрд в 2000-м, прогноз на 2005 год - 25 млрд. Но для этого нужно отказаться от нашего упрощенного понимания "экологически чистых" продуктов и наладить производство таким образом, чтобы сертифицировался не только сам продукт, но и весь процесс производства, как это принято на Западе.

Как бы странно это ни звучало, но Виктор Семенов полагает, что мы со временем можем выйти на мировой рынок и с мясом птицы, а именно - с грудками: "В России традиционно любят ножки, а в Америке наоборот. Поэтому грудки мы по конкурентной цене вполне сможем экспортировать". А еще г-н Семенов считает, что уж совсем грешно не экспортировать наши национальные и эксклюзивные для Запада продукты. Это морсы, ягоды, грибы, оленина и пельмени, которые в качестве маленького десанта мы уже туда забрасываем.